главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Франция. Евреи на территории Франции в 16–18 вв.. Электронная еврейская энциклопедия

Франция. Евреи на территории Франции в 16–18 вв.

КЕЭ, том 9, кол. 336–343
Опубликовано: 1999

ФРАНЦИЯ. ЕВРЕИ НА ТЕРРИТОРИИ ФРАНЦИИ В 16–18 вв.

  1. Евреи графства Венессен в 16–17 вв.
  2. Новые христиане из Португалии и Испании в Южной Франции и Париже в 16–18 вв.
  3. Евреи Эльзаса и Лотарингии
  4. Евреи Франции накануне Великой французской революции

1. Евреи графства Венессен в 16–17 вв. Частью Франции, на территории которой евреи оставались и после указа об изгнании 1394 г., было графство Венессен (до 1791 г. оставалось папским владением); на территории графства евреи проживали в Авиньоне, Карпантре, Иль-Сюр-Сорге, Кавайоне. С 1550 г. во Францию, в основном в города Бордо и Байонна, стали переселяться марраны. Другую группу еврейского населения составляли евреи Эльзаса и Лотарингии — провинций, которые в 1552–1767 гг. были присоединены к Франции. Эти группы еврейского населения отличались друг от друга образом жизни, уровнем образования, занятиями, особенностями религиозного ритуала; кроме того, представителям различных групп были даны разные права.

До первой половины 15 в. евреи графства Венессен, особенно Авиньона, находились в благоприятном положении. Они занимались торговлей, ссудо-денежными операциями (см. Ссуда денежная), среди них были землевладельцы, врачи. Папская администрация часто использовала евреев в качестве казначеев, управляющих имениями; магистраты и крупные феодалы поручали им составлять описи имений, определять размеры имущества и т. д. Христианское население хорошо относилось к евреям. В петиции 1418 г. жители Авиньона утверждали, что евреям город обязан своим расцветом, благодаря им значительно расширилась торговля. Жители города потребовали от папских властей запретить инквизиции преследовать евреев. Папа Мартин V (1417–31) для защиты евреев Авиньона от преследований со стороны инквизиции предоставил им право выбирать своего представителя — он должен был присутствовать при разборе всех дел, в которых фигурировали евреи. Евреи Авиньона пользовались широким самоуправлением, избирали судей и должностных лиц, обладавших всей полнотой власти в пределах общины.

Положение евреев Авиньона и других городов графства ухудшилось во второй половине 15 в., это было связано, прежде всего, с резким ухудшением положения города, в том числе и экономического, из-за того, что в 1377 г. Авиньон перестал быть папской резиденцией (местом пребывания папы снова стал Рим). Другой причиной было опустошение земель графства французскими солдатами во время итальянских войн (1494–1559). Население Авиньона резко сократилось в результате эпидемии чумы. Горожане обвиняли евреев во всех бедствиях, обрушившихся на город; в 15 в. сюда переехали евреи из различных французских земель, которые были присоединены к французскому королевству, еврейское население Авиньона бурно росло, и христиане выражали недовольство этим процессом. Усилилась религиозная нетерпимость, участились выступления религиозных фанатиков, направленные против евреев. Хотя римский папа в различные периоды старался защитить евреев, так как налоги, которые они платили, были надежным источником дохода, представители папской власти были вынуждены учитывать требования широких слоев христианского населения и вводить антиеврейское законодательство. В 1457 г. Пий II запретил евреям продавать зерно и продукты питания, заключать договоры с христианами и брать под залог имущество христиан; в 1513 г. Лев X запретил евреям покупать хлеб на корню и посещать поля во время жатвы. Клемент VII (1523–34), Павел IV (1555–59) и Пий V (1566–72) объявляли недействительными долговые расписки христиан десятилетней давности, обязывали евреев носить отличительный знак. В 1567 г. Авиньонский церковный собор принял ряд постановлений, предусматривавших полное прекращение всех связей между евреями и христианами. Отныне христианам было запрещено лечиться у еврейских врачей, посещать бани, принадлежавшие евреям, поступать на службу в дома евреев, присутствовать на их празднествах. Для того, чтобы ограничить любые контакты с евреями, каменщикам, которые работали в еврейском квартале, было запрещено разговаривать с ними. Евреям запрещалось торговать лошадьми и мулами, проводить ночь за стенами гетто, появляться на городских улицах во время церковной службы.

В 1569 г. была опубликована булла Пия V об изгнании евреев из папских владений в Италии (кроме Рима и Анконы) и Франции; в конце 16 в., однако, небольшие группы евреев вновь стали селиться в Авиньоне, Карпантре, Иль-Сюр-Сорге, Кавайоне. В 17 в. евреи могли жить в этих городах только в еврейских кварталах; в этот период гонения инквизиции на них не прекращались. Евреям было запрещено изучать Талмуд, раввины были обязаны принимать участие в религиозных диспутах с иезуитами и доминиканцами, евреев заставляли слушать в синагогах проповеди католических монахов. От окончательного изгнания евреев спасала заинтересованность городских и папских властей в доходах, получаемых от них. Так, когда в 1616 г. жители Авиньона потребовали изгнания евреев из города, главы магистрата решительно высказались против изгнания.

В 17 в. евреи Авиньона расширили сферу своей деятельности: они вели активную торговлю, в основном на юге Франции, участвовали во многих ярмарках. Авиньонские евреи пытались получить разрешение селиться в других городах, но местные купцы, опасавшиеся конкуренции, жаловались на нарушение закона представителям королевских властей, и те отказывали евреям в праве жительства.

В четырех общинах графства Венессен (Авиньон, Карпантра, Иль-Сюр-Сорг, Кавайон) сложился и существовал до начала 19 в. особый молитвенный ритуал, основанный на вавилонской традиции (см. Литургия. Варианты литургии и их развитие; Прованс).

2. Новые христиане из Португалии и Испании в Южной Франции и Париже в 16–18 вв. Еще одной группой еврейского населения Франции были марраны, которые в 1550–1750 гг. приезжали из Испании и Португалии в Южную Францию. Марраны жили в Сан-Жан де Люз, Торбе, Марселе, Монпелье, но в основном в Бордо и Байонне. Всего во Францию приехало около 200 семей марранов, которых власти официально называли «португальскими купцами». Французские короли Генрих II (1547–59), Генрих III (1574–89) и Генрих IV (1589–1610) предоставили беженцам так называемые письма о натурализации (такие письма выдавались многим иностранцам-христианам, жившим во Франции, они фактически уравнивали натурализованных с местными жителями). «Португальские купцы» внешне соблюдали христианские обряды, но втайне сохраняли верность иудаизму. В 16–17 вв. «португальские купцы» крестили новорожденных, заключали браки в церквях, хоронили покойников на христианских кладбищах; только с 1686 г. они перестали устраивать христианские свадебные церемонии, а с 1710 г. — крестить младенцев. С начала 18 в. они стали хоронить умерших на христианских кладбищах, но отдельно от христиан, и делать обрезание как младенцам, так и взрослым; так, в Бордо с 27 марта по 10 августа 1718 г. обряд обрезания прошли семь мужчин и лишь один младенец. В 1722 г. впервые на могиле умершего «португальского купца» появилась надпись «еврей». В 1723 г., после коронации Людовика XV (1715–74), был опубликован указ, разрешавший «португальским купцам» называться евреями, права натурализованных граждан за ними были сохранены; за эту королевскую милость была заплачена большая сумма. В 1725 г. в Бордо и Байонне были открыты еврейские кладбища. «Португальские купцы» жили замкнутой группой, заключали браки только внутри общины. Они сыграли большую роль в развитии французской экономики: часть из них прибыла во Францию со значительными капиталами, с налаженными торговыми связями в странах Северной Африки.

Некоторые государственные деятели высоко оценивали экономическую деятельность евреев и защищали их от преследований; так, генеральный интендант финансов, морской министр Ж. Б. Кольбер в ордонансе интенданту Лангедока с возмущением писал о протестах местных купцов против поселения в Марселе евреев и утверждал, что деятельность евреев должна принести городу большую пользу. Кольбер предписывал интенданту следить за тем, чтобы евреев не преследовали и не выгоняли из городов провинции из-за зависти местных купцов. Местные власти обычно положительно оценивали экономическую деятельность евреев. Когда в 1675 г. французские солдаты устроили в Бордо погром и многие евреи стали уезжать из города, городские власти испугались этого и сообщили в Париж о резком сокращении торговли. Интендант провинции Лангедок писал: «Без них торговля Бордо и вообще провинция погибли бы».

Евреи вели обширную внутреннюю и внешнюю торговлю, организовывали крупные банкирские и меняльные конторы, занимались кораблестроением. Среди них были оружейники и моряки. Местные купцы, как и прежде, часто жаловались на то, что недавно поселившиеся евреи разоряют их. Есть упоминание о случаях, когда недовольство евреями высказывали в Монпелье (1740), Париже (1777). Из Тулузы (1745) писали: «Все [покупатели] бегут к еврейским купцам». В большинстве случаев центральные власти не реагировали на эти жалобы; иногда представители властей отмечали, что если бы христианские купцы так же хорошо оборудовали склады, как евреи, то покупатели шли бы к ним. Интендант Лангедока писал в 1740 г., что купцы-евреи успешно конкурируют с христианами, так как довольствуются маленькой прибылью, зарабатывая деньги за счет быстрого оборота денег и товаров, тогда как купцы-христиане заинтересованы только в больших доходах.

В целом после 1723 г. (см. выше) политика французского правительства в отношении евреев была более либеральной, чем раньше, однако в некоторые места евреев не допускали; так, в 1729 г. после жалобы местных купцов из Ла-Рошели по решению королевского совета были изгнаны два еврея под предлогом того, что письма о натурализации давали им право жительства только в Бордо или Байонне. В 1730 г. дижонский парламент постановил изгнать евреев из Бургундии как лиц, «ведущих вредную для бургундских городов торговлю».

Несколько сотен «португальских купцов» жили в Париже. Это были состоятельные банкиры, подрядчики, оптовые торговцы. В 1777 г. парижские купцы писали министрам: «Крайне опасно разрешать поселяться [здесь] этим людям. Их можно сравнить только с осами, которые вторгаются в пчелиные ульи, убивают пчел, потрошат их и извлекают тот мед, который они накопили. Именно таковы евреи».

3. Евреи Эльзаса и Лотарингии. Еще одной группой еврейского населения Франции в этот период были евреи Эльзаса и Лотарингии. В Лотарингию евреи попали вместе с легионерами Рима, завоевавшими эти земли в начале нашей эры. Первые еврейские поселения были в Меце и Трире. В Эльзасе евреи, видимо, поселились в эпоху королей из династии Каролингов в 9–10 вв. Первые письменные упоминания о евреях в Эльзасе относятся к 12 в. (см. Эльзас, Страсбур).

В 1552 г. французские войска заняли Мец, Гуль, Верден; по Вестфальскому мирному договору 1648 г., завершившему Тридцатилетнюю войну, в ходе которой Франция распространила свою власть на всю Лотарингию, было окончательно признано, что эти города принадлежат Франции. В 1697 г. Лотарингия по Рисквикскому мирному договору была вновь объявлена частью Священной Римской империи. В 1738 г., после войны за польское наследство, Лотарингия вышла из состава Священной Римской империи и была передана в пожизненное владение французскому ставленнику Станиславу Лещинскому, после смерти которого в 1766 г. была включена в состав Франции. По Вестфальскому мирному договору Эльзас отошел к Франции, за исключением нескольких городов — их французские войска заняли впоследствии, в 1673 г. В 1697 г. Эльзас стал французской провинцией, сохранившей, однако, местные привилегии.

В 1689 г. по распоряжению властей провинции Эльзас была проведена всеобщая перепись «еврейской нации». Еврейское население составило 525 семей (около 2600 человек), из них в Нижнем Эльзасе проживала 391 семья; в Верхнем Эльзасе и Зундгау — 130 семей. В некоторых городах провинции — Страсбуре, Кольмаре, Шлештадте (Селесте), Кайзерберге — евреям издавна было запрещено проживать; в других городах было разрешено проживание ограниченного числа еврейских семей: в Вейсенбурге (Виссембур) — восьми, Хагенау — 19, Обернхейме (Оберне) — трех. В некоторых деревнях жило больше евреев, чем христиан. В 1697 г. в Эльзасе жили 3655 евреев, в 1716 г. — 1269 семей, в 1750 г. — 2585, в 1785 г. — 3492 семьи (всего 19 624 человек).

В 1477 г. герцог Лотарингии Рене II (1473–1508) изгнал евреев из провинции. После перехода в 1552 г. Меца к Франции в городе начали селиться евреи. Так, в 1565 г. в Меце проживали три еврейских семьи, в 1657 г. — 96, в 1718 г. — около 480 семей, в 1748 г. — около трех тыс. человек. После 1648 г. (см. выше) евреи селились и в других городах герцогства. В августе 1720 г. герцог Леопольд (1690–1729) выслал из Лотарингии всех евреев, поселившихся в ней после 1680 г. Был опубликован список (74 семьи), которым разрешили остаться в Лотарингии; 19 из них проживали в Булей, остальные (по несколько семей) в 24 общинах в разных городах. Для оставшихся в Лотарингии евреев ввели многочисленные ограничения. Так, в 1726 г. им запретили проживать на одних улицах с католиками, в 1728 г. — заниматься ростовщичеством (см. Ссуда денежная). Сделки евреев с христианами можно было заключать только в присутствии нотариуса, расчеты должны были производиться только наличными деньгами. В 1733 г., когда в Лотарингии было уже 180 еврейских семей, их обязали платить за право жительства годовой налог в 100 тыс. ливров. Евреям разрешалось молиться только в своих домах.

Положение евреев улучшилось в 1738 г., когда С. Лещинский (см. выше) интерпретировал право жительства в Лотарингии в благоприятном для евреев смысле (все главы семей — мужчины и их женатые сыновья — считались принадлежавшими к одной семье); был отменен закон, согласно которому все сделки с евреями можно было заключать только в присутствии нотариуса. В 1753 г. был опубликован указ герцога, разрешавший евреям селиться в 28 населенных пунктах, ранее закрытых для них, в том числе Баре, Этане, Люневиле; налоги, которые платили евреи, возросли. В 1785 г. в Лотарингии проживало 500 еврейских семей (около четырех тысяч человек).

Терпимое отношение французских властей к евреям Эльзаса и Лотарингии объясняется рядом причин. Во Франции постепенно слабел религиозный фанатизм (см. ниже). Кроме того, Эльзас и Лотарингия подверглись большим разрушениям во время Тридцатилетней войны, и Франция была заинтересована в восстановлении экономики присоединенных провинций, в росте населения на их территории. Французские власти ценили деловые способности евреев, их торговые связи в других странах, особенно в Германии. Так, комендант Меца Тюрго писал в начале 18 века: «Они [евреи] прекрасные путешественники, они умело ведут переписку со своими корреспондентами. Несмотря на все изданные в Германии распоряжения, запрещающие, вплоть до угрозы смертной казни, ввозить лошадей во Францию, евреи, зная, насколько наша кавалерия нуждается в лошадях для продолжения войны, доставляли нам столько животных, сколько было нужно. Правда, эти лошади обходились нам дорого, но без евреев мы бы их вообще не получили».

По указу Людовика XIV от 1657 г. евреям Эльзаса и Лотарингии было предоставлено особое покровительство, за что они должны были платить большую сумму; они также должны были платить духовным или светским феодалам за право жительства на принадлежавшей им территории. Положение евреев присоединенных провинций, находившихся под особым управлением, было осложнено тем, что они считались во Франции иностранцами. Даже временно приезжать во Францию им, как правило, запрещалось; приехавшие из Эльзаса и Лотарингии евреи находились в городах, например, в Париже, под жестким наблюдением полицейских чиновников, которые могли по своему произволу отправить их в тюрьму. И в присоединенных провинциях были города, в которых евреям было запрещено проживать, например, в Страсбуре. Евреям было запрещено заниматься медициной или юриспруденцией, вести крупную оптовую торговлю, вступать в торговые или ремесленные гильдии. Фактически они могли заниматься только торговлей скотом или старыми вещами.

Центральные власти даровали некоторым евреям Эльзаса и Лотарингии письма о натурализации, дававшие им право жительства во Франции. В 18 в. благодаря связям богатых евреев с придворными кругами число таких разрешений увеличилось, но в целом было очень незначительным.

9 июля 1718 г. герцог Филипп Орлеанский, правивший страной до совершеннолетия Людовика XV, опубликовал указ о евреях Меца. В городе могли проживать 480 еврейских семей. Число евреев строго ограничивалось, еврейским женщинам было запрещено выходить замуж за евреев, не проживавших в Меце. Они могли жить только в еврейском квартале, им было запрещено снимать или арендовать здания в других кварталах, заниматься различными профессиями (см. выше). И. Бер-Бинг (1759–1805) описывал ограничения, которым подвергались евреи Меца: «... существенные препятствия мешают процветанию торговли в этой провинции... Мы [евреи] не можем заниматься оптовой торговлей, поскольку по местным полицейским правилам мы вынуждены жить в тесном пространстве, и нам запрещают иметь магазины в городе. Нам не разрешают также торговать в розницу многими товарами. Те же товары, торговать которыми нам разрешается, мы должны выставлять, подчиняясь крайне стеснительным ограничениям». Евреи Меца должны были платить большие суммы государству и местным феодалам: шестую часть подушной подати, взимаемой с Меца, 770 ливров за занятия промыслами, 3465 ливров — налог на жилища, а также процент со своих доходов. Евреи должны были выплачивать по 20 тыс. франков князю де Бранка и графине де Фонтэн, а также большие суммы городу, госпиталю Святого Николая, викарию Сегалинского прихода. Ограничения в профессиональных занятиях в сочетании с большими налогами ставили их на грань нищеты. И. Бер-Бинг отмечал: «Две трети евреев чахнут, не имея никаких средств к существованию, и занимаются торговлей старым хламом».

В поисках источников дохода евреи Эльзаса были вынуждены заниматься ростовщичеством, что увеличивало ненависть к ним со стороны местного населения. В конце 1770 г. в Верховном совете Эльзаса проходил процесс о поддельных расписках, которые некий Гелл, знавший еврейский язык, давал крестьянам. Из расписок явствовало, что их хозяева заплатили долги евреям. Гелл сфабриковал сотни подобных расписок, за что его выслали из Эльзаса, но евреи своих денег обратно не получили.

Даже в середине 18 в. некоторые города Эльзаса ревностно сохраняли свои привилегии (см. выше) и не впускали евреев. Так, власти Страсбура взимали с евреев специальный налог за пребывание в городе в течение нескольких часов — так называемый лейбцол (его также взимали за провоз в город скота). Когда крупный военный поставщик Н. Серфбёр (1726–94) решил поселиться в городе сначала только на зимнее время, потребовалось вмешательство королевских министров, чтобы он мог стать жителем Страсбура.

В Меце около 1760 г. была открыта еврейская типография.

4. Евреи Франции накануне Великой французской революции. Правительственная политика в еврейском вопросе, различные законы, часто противоречившие друг другу, в отношении разных групп еврейского населения вызывали критику широких слоев французского общества, многих писателей, философов (см. ниже). Правительство решило пойти на незначительные уступки.

В 1776 г. «португальским купцам» было предоставлено право жительства на всей территории Франции. В 1784 г. был отменен лейбцол, в июне того же года был опубликован королевский регламент для евреев Эльзаса; им было разрешено заниматься земледелием, виноградарством, однако только на арендованной земле. (Одна из статей регламента запрещала евреям приобретать земельную собственность, они могли покупать только дома и огороды ограниченных размеров.) Еврейским арендаторам запрещалось использовать наемный труд христиан. В то же время были ограничены права духовных и светских феодалов в отношении евреев, проживавших на их территории. Феодал не мог изгнать еврея, если он платит налоги; правда, существовала оговорка, что он мог изгнать его за дурной поступок. Некоторые статьи регламента ужесточали законодательство о евреях. Так, одна из статей запрещала евреям вступать в брак без согласия короля. Феодалам и городам не разрешали предоставлять право жительства иностранным евреям без разрешения королевской власти.

Королевский указ 1787 г., предоставивший широкие права представителям различных вероисповеданий, не распространялся на евреев. В 1788 г. была создана правительственная комиссия под руководством министра двора К. Г. Мальзерба для выработки нового, более либерального законодательства о евреях. В работе комиссии принимали участие еврейские представители: Х. Серфбёр (Эльзас), И. Бер-Бинг (Лотарингия); А. Фуртадо (1756–1817), Д. Градис (1742–1811; Бордо). Комиссия не приняла никакого решения, отчасти из-за разногласий между еврейскими делегатами. Так, в меморандуме, представленном «португальскими купцами», говорилось о необходимости предоставления евреям равноправия, в то время как в записке евреев Эльзаса и Лотарингии содержался призыв к сохранению элементов еврейской автономии. Представители различных групп еврейского населения не смогли договориться между собой и выработать единый документ.

Широкие слои французского общества, требовавшие отмены антиеврейских законов, были последователями философов эпохи Просвещения, отношение которых к евреям и иудаизму было довольно противоречивым. Ряд мыслителей: Ш. Л. де Монтескье, Ж. Ж. Руссо и другие, подвергавшие беспрецедентной критике религию и религиозные преследования, писали о религиозной терпимости, защищали евреев от многочисленных обвинений, положительно отзывались об иудаизме (подробнее см. Французская литература). Их последователи, представители младшего поколения просветителей, — граф Г. О. де Мирабо, аббат А. Грегуар — решительно требовали уравнять евреев в правах с остальными жителями Франции. Так, Мирабо писал в 1788 г.: «Вы хотите, чтобы евреи стали лучшими людьми, полезными гражданами. Так изгоняйте из общественной жизни всякие унизительные различия, откройте евреям все пути к триумфу... старайтесь, чтобы евреи, не пренебрегая святым учением своих отцов, лучше понимали принципы порядка и интересы того великого народа, часть которого они составляют. Пусть они пользуются всеми гражданскими правами. Это простое улучшение возведет их в степень полезных граждан». А. Грегуар в ответ на высказывания противников еврейского равноправия писал: «Его [еврея] презирали, и он стал презренным. Мы на их месте были бы, вероятно, еще хуже». В 1785 г. Королевское общество наук и искусств в городе Меце провело конкурс на тему «Есть ли способ сделать евреев более полезными и более счастливыми во Франции?». В семи из девяти поданных работ высказывалась мысль о необходимости предоставления равноправия. Трем сочинениям были присуждены премии: «Мысли о физическом, моральном и политическом возрождении евреев» А. Грегуара, «Пришло время покончить с позорным рабством евреев» юриста А. Тьери, «Апология евреев» З. Гурвица (1740?-1812), единственного еврея из авторов представленных работ.

Французские философы, стоявшие на материалистических, деистских позициях, — Вольтер, К. А. Гельвеций, П. А. Гольбах — подвергали иудаизм и евреев злобным нападкам. Некоторые из них были крайними атеистами и на основании этого пытались утверждать, что Священное Писание представляет собой всего лишь сборник «сомнительных историй и эпизодов», что евреи сыграли крайне вредную роль в истории человечества. Так, Вольтер писал: «Герои избранного народа только и делают, что совершают насилия и преступления». Основной целью этих философов была борьба с христианством, но прямо нападать на господствующую церковь было в 18 в. опасно, поэтому они обрушивали нападки на иудаизм, поскольку были убеждены, что все недостатки христианства вытекают из иудаизма. Труды Вольтера, К. А. Гельвеция, П. А. Гольбаха оказали огромное влияние на развитие антисемитизма во Франции в 19–20 вв.

Содержание См. Франция.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Франция. Французские евреи в древности и в средние века Франция. Евреи в эпоху Великой французской революции и правления Наполеона (1789–1814) следующая статья по алфавиту