главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
черта оседлости. Электронная еврейская энциклопедия
черта оседлости

КЕЭ, том 9, кол. 1188–1198
Опубликовано: 1999

ЧЕРТА́ ОСЕ́ДЛОСТИ (полное название — черта постоянной еврейской оседлости; на иврите תְּחוּם הַמּוֹשָׁב, тхум ха-мошав), территория, в пределах которой законодательством Российской империи было разрешено проживать евреям.

Возникновение черты оседлости не было вызвано стремлением российского правительства ограничить еврейское население в правах. Еврейское население, проживавшее на территории, отошедшей к Российской империи после первого раздела Польши (1772), было приписано к мещанскому и купеческому сословиям и получило равные права с остальными представителями этих сословий (о еврейском населении на территории России и законодательстве, действовавшем в конце 18 в., см. Россия. Евреи на территории России в конце 18 в. Правовое и социально-экономическое положение евреев). Согласно российским законам того времени, мещане и купцы могли проживать только в городах и местечках, к которым они были приписаны, и были лишены свободы передвижения из одного населенного пункта в другой. В 1782 г. для купцов Белоруссии было сделано исключение. Сенат разрешил им переезжать из города в город по коммерческим делам. Вскоре евреи-купцы из Белоруссии появились в Москве и Смоленске. Появление конкурентов вызвало недовольство и жалобы властям со стороны местных купцов-христиан. В своем ходатайстве московские купцы-христиане объясняли, что они жалуются на евреев, только заботясь о торговых интересах, и требовали удаления евреев из Москвы (подробнее об этом см. Россия. Евреи на территории России в конце 18 в. Правовое и социально-экономическое положение евреев). Действительно, московские купцы стремились устранить всех конкурентов, независимо от их происхождения, вероисповедания и сословной принадлежности. Купцы-евреи по распоряжению властей были выселены из Москвы.

Вопрос о разрешении евреям записываться в московское и смоленское купечество был рассмотрен «Советом государыни», который постановил, что евреям нельзя предоставить право записываться в купечество внутренних городов и что «от допущения их к этому не усматривается никакой пользы», но что они могут пользоваться правами гражданства в Белоруссии и что «сие право могло бы быть с пользой распространено и на Екатеринославское наместничество [см. Днепропетровск] и Таврическое». Это постановление приобрело силу закона после утверждения его указом Екатерины II от 23 декабря 1791 г. Это фактически положило начало созданию в России черты оседлости, то есть евреям было запрещено селиться за пределами указанной территории (Белоруссии, Екатеринославского наместничества, Таврической области). Ограждая, с одной стороны, в ущерб потребителям купечество внутренних губерний империи от еврейской конкуренции, закон, с другой стороны, способствовал заселению евреями малонаселенного и экономически бедного Новороссийского края и незадолго перед этим завоеванной Таврической области. Однако при этом российское правительство не стремилось специально ограничить гражданские права евреев, а только придерживалось существовавшей в то время в России практики относительно права купцов и мещан на передвижение. Как бы то ни было, данное положение (понятия черты оседлости тогда еще не существовало) стало основой существовавшего в Российской империи законодательства о евреях.

В результате второго и третьего разделов Польши (1793, 1795) к России отошли новые территории со значительным еврейским населением. 13 июня 1794 г. Екатерина II издала указ, в котором были перечислены территории, где евреям разрешено было постоянно проживать: Минская, Изяславская (впоследствии Волынская), Брацлавская (Подольская; см. Подолия), Полоцкая (Витебская), Могилевская, Киевская, Черниговская, Новгород-Северская губерния, Екатеринославское наместничество и Таврическая область. После третьего раздела Польши из земель, присоединенных к России, были образованы две новые губернии: Виленская и Гродненская, в которых разрешено было проживать евреям.

Размеры черты оседлости в дальнейшем не оставались неизменными: они то расширялись, то сужались в зависимости от господствовавших в то или иное время в высших правительственных кругах настроений и взглядов на евреев.

В 1799 г. право проживания евреев было распространено на Курляндскую губернию (см. Латвия). По «Положению об устройстве евреев», утвержденному Александром I в 1804 г., евреям-земледельцам было также разрешено жительство в Астраханской и Кавказской губерниях. Положение позволяло еврейским купцам, фабрикантам и ремесленникам вместе с семьями временно пребывать за пределами черты оседлости. Хотя большинство членов Еврейского комитета, созданного по указу Александра I от 9 ноября 1802 г., были либерально настроены и разделяли мнение графа С. Потоцкого и влиятельного государственного деятеля М. Сперанского, управляющего делами Комитета, о необходимости дать евреям некоторые гражданские права и разрешить вести оптовую торговлю внутри России, Положение еще более сокращало районы, открытые для свободного поселения евреев. Евреям было запрещено брать в аренду различные отрасли помещичьего хозяйства, быть владельцами питейных заведений и постоялых дворов в сельских местностях, проживать в селах и деревнях (в одних губерниях — с 1 января 1807 г., в других — с 1 января 1808 г.). Несмотря на многочисленные просьбы об отсрочке выселения, с которыми в правительство обращались как еврейские общества, так и помещики (они должны были понести большие убытки в результате удаления евреев-арендаторов из их имений), власти стали выселять евреев, обычно под конвоем солдат. В городах евреи оказывались на улице без жилья и работы. О приостановке выселения стали просить губернаторы. В феврале 1807 г. правительство временно приостановило выселение евреев из деревень, в основном из-за страха, что в войне с Францией российские евреи встанут на сторону противника (подробнее см. Россия. Евреи России в первой половине 19 в. Правовое и социально-экономическое положение евреев до войны 1812 г.).

В 1818 г. черта оседлости была расширена за счет Бессарабской области. В 1819 г. евреям-винокурам было разрешено селиться за пределами черты оседлости. Но уже с начала 1820-х гг. в политике правящих кругов России усилились юдофобские тенденции, и черта оседлости начала постепенно сокращаться. В 1821 г. евреи, обвиненные в «тяжком порабощении» крестьян и казаков, были изгнаны из сельских местностей Черниговской губернии, а в 1822 г. — из деревень Полтавской губернии. В 1823 г. могилевскому и витебскому губернаторам был дан указ о запрещении евреям селиться на казенных землях и о переселении их из сельских местностей в города и местечки.

Согласно докладам губернаторов, в результате выселения евреев из сельских местностей Могилевской и Витебской губерний, растянувшегося на восемь лет, «до сорока тысяч душ бродило вдоль дорог целыми семьями, с малолетними детьми».

Несмотря на столь явный экономический вред как для евреев, так и для христианского населения, в годы царствования Николая I (1825–55) из состава территории Российской империи изымались все новые и новые места, где евреям было разрешено постоянное жительство. Проведение такой политики обуславливалось личной юдофобией Николая I и его приближенных. Само понятие «черта оседлости» появилось в годы царствования Николая I. Черта оседлости была одним из главных инструментов российского правительства в проводимой им политике в отношении еврейского населения: с помощью черты оседлости пытались ограничить контакты еврейского населения с христианами, не допустить евреев во внутренние губернии России, изолировать их от крестьян (в эксплуатации которых, по мнению российских властей, евреи были повинны). Не последнюю роль в проведении подобной политики играли религиозные мотивы. Евреи уже в силу своего вероисповедания считались безнравственными, способными на обман христиан и ритуальные убийства. Как показало следствие по Велижскому делу, императоры Александр I и Николай I верили в возможность совершения евреями таких убийств. Николай I даже распорядился в 1828 г. о тайном розыске у евреев книги, предписывавшей им употребление христианской крови в ритуальных целях. Правящие круги считали, что евреи спаивают христианское население и способствуют распространению ереси жидовствующих в России. В 1825 г. последовало распоряжение о том, чтобы «из уездов, в коих находится секта субботников, или иудейская, и соседственных им уездов выслать всех евреев без исключения, где бы они ни находились, и впредь ни под каким предлогом пребывания там им не дозволять». Все эти факторы вели к сужению территории, разрешенной для проживания евреев.

В 1827 г. был издан императорский указ о выселении евреев из сельских местностей Гродненской губернии, в 1830 г. — из Киевской губернии. В 1827 г. был издан указ о выселении евреев из Киева в течение двух лет (впоследствии было отсрочено до февраля 1835 г.). Официально это мотивировалось прошениями киевских купцов-христиан, ссылавшихся на старинные городские привилегии, об устранении ненавистных им евреев из города. Однако уже в 1833 г. киевский генерал-губернатор Левашов писал об истинных причинах, побуждавших купцов требовать удаления своих конкурентов-евреев. Он писал, что признает проживание евреев в Киеве «полезным в том отношении, что они при умеренности и простоте в жизни имеют возможность продавать товары гораздо дешевле, так что решительно можно сказать, что с высылкой евреев многие товары и изделия не только вздорожают, но и вовсе невозможно будет их иметь». Опасения губернатора оказались не напрасными.

В 1829 г., вследствие прошения христианских купцов и ремесленников Митавы (см. Елгава), из Курляндии были удалены евреи, приехавшие из других мест. В том же году Николай I распорядился, чтобы евреи, не служащие в армии, были выселены из Севастополя и Николаева. В 1837 г., в соответствии с устным распоряжением Николая I, евреям запретили селиться в Ялте. В 1843 г. по указу императора евреям было запрещено проживать в пятидесятиверстной полосе вдоль границ Австрии и Пруссии. Введение такого запрета обосновывалось властями борьбой с еврейской контрабандой. Реализация этого указа затянулась на много лет. В 1858 г. он был применен лишь к тем евреям, которые поселились на приграничной территории после издания этого закона.

В годы правления Николая I власти делали все возможное, чтобы не допускать евреев в так называемые внутренние или великороссийские губернии. Только фабриканты, купцы и ремесленники могли при соблюдении определенных условий выезжать за пределы черты оседлости для кратковременного пребывания во внутренних губерниях. Сравнительно более длительное пребывание вне черты оседлости считалось столь важным делом, что каждый такой случай доводился до сведения кабинета министров. Но экономические интересы нередко побуждали местную власть смотреть сквозь пальцы на нарушение евреями запретов. Вообще же конфликт между большим значением для развития экономики государства торгово-промышленной деятельности евреев, с одной стороны, и ограничительным законодательством о жительстве и передвижении, с другой, постепенно стал настолько очевиден, что вызвал даже острые споры по этому вопросу в правительственных кругах.

Вопрос о разрешении хотя бы небольшой части еврейского населения покидать черту оседлости для постоянного проживания по всей территории государства был впервые поднят при разработке Положения о евреях от 1835 г., причем имелись в виду лишь купцы первой гильдии. Но Государственный совет принял отрицательное решение.

В целях удовлетворения местных нужд Положение о евреях от 1835 г., а затем и другие законы несколько облегчили условия для временного пребывания евреев за пределами черты оседлости. В соответствии с этим Положением врачи-евреи могли проживать там, где их принимали на государственную службу. Евреям было разрешено приезжать в Харьков на время ярмарок, так как оборот харьковской ярмарки упал в 1821 г. на девять миллионов рублей из-за того, что в этот год туда не допустили купцов-евреев.

Но все эти послабления в очень малой степени соответствовали насущным потребностям как еврейского общества, так и населения внутренних губерний. Поэтому евреи при содействии заинтересованных христиан нарушали ограничительные постановления. Сами власти иногда были вынуждены делать отступления от законов, но при этом местные власти устанавливали специальные ограничительные правила, чтобы всячески затруднить жизнь приехавших евреев. Такие правила были установлены местными властями для временного проживания евреев в Москве на территории Глебовского подворья. Таким образом, в Москве, как и в Киеве, было учреждено еврейское «гетто».

Сам император Николай I внимательно следил за тем, чтобы черта оседлости не нарушалась. В 1826 г. из Петербурга по распоряжению императора было изгнано большинство проживавших там евреев. В 1834 г. Николай I потребовал, чтобы евреям не предоставляли подряды в столицах. Когда шеф жандармов донес, что в Псковской губернии сыновья двух помещиков с дворовым человеком и тремя крестьянами ограбили трех невельских евреев, разъезжавших по уезду с мелочным товаром, Николай обратил внимание на то, что евреи оказались за пределами черты оседлости. Однако нужда заставляла евреев покидать черту оседлости, а христиан — принимать их у себя. Дело дошло до того, что пришлось установить штрафы с помещиков великоросских губерний за проживание у них евреев. Карту черты оседлости на 1835 г. см. в статье Россия. Евреи России в 1-й половине 19 в. Царствование Николая I.

Годы правления Александра II (1855–81) вошли в историю России как эпоха великих реформ. Преобразования проводились в различных сферах жизни. Довольно ограниченные изменения произошли и в еврейском вопросе. Одним из них стало разрешение на право жительства за пределами черты оседлости для некоторых категорий еврейского населения. Такому расширению прав предшествовало длительное обсуждение вопроса о черте оседлости в российском обществе и работа специального Комитета для определения мер коренного преобразования евреев в России (см. Россия. Эпоха «великих реформ» (1855–81). Исторический обзор. Изменение правового положения евреев).Комитет отверг проекты полной ликвидации черты оседлости. С подобными проектами выступили рижский купец Брайнин и новороссийский генерал-губернатор А. Строганов. Но правительство, ссылаясь на то, что российское еврейство все еще пребывает в состоянии «фанатизма и невежества», обосновывало невозможность полностью отменить черту оседлости. Оно обещало постепенно расширять права евреев, «по мере распространения между ними истинного просвещения, изменения их внутренней жизни, обращения их деятельности на полезные занятия». В результате предпринятых правительством преобразований право повсеместного жительства в Российской империи получила только меньшая часть населения. В 1859 г. такое право было предоставлено купцам первой гильдии, которые отныне могли переселяться во внутренние губернии вместе с семьями и брать с собой «служителей из своих единоверцев», но не более одного приказчика и четырех домашних слуг в провинции (в столицах число слуг определяли генерал-губернаторы); в 1861 г. — лицам, имевшим научную степень доктора или магистра. В 1865 г. был принят закон, предоставивший право повсеместного жительства некоторым категориям евреев-ремесленников. В дальнейшем Сенат принял ряд постановлений, объяснявших, что они и члены их семей имеют право жительства по всей империи только до тех пор, пока занимаются своим ремеслом. Разъяснения Сената определили круг лиц, на который распространялось действие закона. Право жительства получали только те ремесленники, которые занимались «обработкой вещей, требующей известной степени знания или искусства». Поэтому многие ремесленники — представители различных профессий — не подпадали под действие указа, в том числе наборщики в типографиях, землемеры, фотографы, каменщики, плотники, мясники, резники, настройщики музыкальных инструментов и др. Ремесленники — представители других профессий — в каждом конкретном случае добивались права повсеместного жительства после напряженной борьбы. Так, Сенат после многочисленных заседаний признал право повсеместного жительства за представителями следующих профессий: гравировщики, маляры, зубные техники, каменотесы по изготовлению памятников, стекольщики, часовщики и др. До образования официально зарегистрированного местного еврейского общества ремесленники, приехавшие во внутренние губернии, обязаны были платить налоги в своей старой общине, руководители которой в случае недоплаты могли не выслать им необходимые документы. В 1867 г. право повсеместного жительства в России было предоставлено евреям, отслужившим в армии по рекрутским наборам, и членам их семей. Это право сохранялось за потомками николаевских солдат.

Фактически в Российской империи существовала и другая, параллельная, «черта оседлости», хотя и не получившая официально подобного названия, — десять губерний Царства Польского. Долгое время евреи, проживавшие в этих регионах Российской империи, были изолированы друг от друга. Евреи из черты оседлости не могли переселяться в Царство Польское и наоборот. Только в 1868 г. последовала отмена этого ограничения, и евреям разрешено было переселяться из черты оседлости в Царство Польское и обратно.

Еврейские массы остались в пределах черты оседлости и после предоставления отдельным категориям права селиться во внутренних губерниях. Нищета в черте оседлости увеличивалась с каждым годом при высоком естественном приросте еврейского населения. Значительная часть евреев черты оседлости не могла найти работу: промышленность здесь была слабо развита, в сфере ремесла и торговли была огромная конкуренция, земледелие было практически недоступным (в пределах черты оседлости существовало незначительное количество еврейских земледельческих колоний /см. Земледелие/, но они не могли решить проблему трудоустройства).

Необходимость отмены черты оседлости для улучшения экономического положения как евреев, так и государства в целом была очевидна уже в 1860–80-х гг. как для еврейских общественных деятелей и публицистов, так и для определенной части русского общества. Еврейский историк И. Оршанский писал, что отмена черты оседлости и разрешение евреям повсеместного проживания будет «... способствовать оживлению торговли и городской жизни» России, с одной стороны, и улучшит экономическое положение еврейской массы, с другой.

Начиная с 1860-х гг., представители еврейского населения — штадланы (наиболее известными из которых были бароны Гинцбурги) и еврейские периодические издания, выходившие в России, добивались расширения и отмены черты оседлости. Однако надежды евреев-маскилим (см. Хаскала) на скорую отмену черты оседлости в России не оправдались.

Мнение о необходимости отмены черты оседлости, видимо, разделяли и некоторые правительственные чиновники в конце царствования Александра II, хотя политика правительства по этому поводу была непоследовательной. В циркуляре от 3 апреля 1880 г. министр внутренних дел Л. Маков предписал губернаторам внутренних губерний не выселять незаконно поселившихся в них евреев. Появление этого циркуляра было связано с ожидавшимся пересмотром всех законов о евреях. В то же время в 1880 г. по просьбе местной администрации евреям, за исключением лиц, имеющих ученые степени, и государственных служащих, было запрещено жить в области Войска Донского и владеть в ней имуществом.

Наступившая после прихода к власти Александра III (1881–94) эпоха реакции сопровождалась резким усилением антисемитских настроений в правительственных кругах России. Одним из главных проводников нового курса был император. В эти годы принимались законы, еще более ограничивавшие населенные пункты, где евреи могли жить. 3 мая 1882 г. были введены «Временные правила», согласно которым евреям по всей территории империи было запрещено вновь селиться в селах и деревнях, причем это ограничение распространялось и на те категории еврейского населения, которым ранее было разрешено проживание на всей территории России (на вышедших в отставку нижних чинов, купцов первой гильдии, ремесленников). Повсеместное жительство в Российской империи было разрешено только евреям, получившим это право по образовательному цензу. Это нововведение власти объясняли борьбой с эксплуатацией евреями крестьянства (подробнее см. Россия. Евреи России в конце 19 в. – начале 20 в. (1881–1917). Политика в отношении евреев и антисемитизм).

Известный государственный деятель России С. Витте описывал, как в эпоху реакции принимались антиеврейские законы, в первую очередь закрывавшие различные районы страны для еврейского населения. Когда крупные сановники сомневались, что Государственный Совет и Сенат одобрят новые антиеврейские инициативы, поскольку они были совершенно незаконны, эти предложения принимали силу закона как высочайше утвержденные доклады министров царю. В результате законы о евреях, особенно о праве жительства для различных категорий еврейского населения, представляли собой, по определению С. Витте, «смесь неопределенности с возможностью широкого толкования в ту или другую сторону. На этой почве создалась целая куча всяких произвольных и противоречивых толкований». Так, до 1889 г. в России считалось, что права, приобретенные женщиной после замужества, остаются и после смерти мужа. В соответствии с этим еврейки, чьи мужья имели высшее образование, имели право жить за пределами черты оседлости и после смерти мужа. В 1889 г. собрание первого и кассационного департаментов Сената приняло постановление, которое утверждало, что жены и вдовы евреев, имеющих повсеместное право жительства по образовательному цензу, не могут жить за пределами черты оседлости отдельно от мужей. Несмотря на это постановление, Сенат часто отменял решения местных властей об их высылке. Но в 1903 г. было принято решение Государственного Совета, высочайше утвержденное, подтверждавшее постановление 1889 г. В соответствии с этим в 1904 г. из ряда городов стали выселять жен евреев-врачей, призванных в армию во время русско-японской войны 1904–1905 гг. Только указ 11 августа 1904 г. (об указе см. ниже) предоставил женам право повсеместного жительства отдельно от мужей.

В 1880–90-х гг. местная администрация очень расширительно толковала Временные правила 1882 г. Так, евреев обязывали жить только в тех селах и деревнях, где их застало введение Временных правил 1882 г., запрещали им переезжать из одного села в другое, отлучаться из деревни на короткий срок.

В конце 1880-х – начале 1890-х гг. последовал ряд указов о выселении евреев из разных городов и регионов России. С присоединением Таганрогского градоначальства и Ростовского уезда (см. Ростов-на-Дону) к области Войска Донского (1887) на эти районы были распространены действовавшие в ней ограничения в праве жительства евреев (см. выше), которые не касались евреев, живших в Таганрогском градоначальстве и Ростовском уезде до 1887 г. В 1891–92 гг. были выселены из Москвы евреи-ремесленники и отставные солдаты, служившие по рекрутским наборам, и члены их семей. В 1892 г. по указу Александра III в Кубанской и Терской областях разрешено было жить только евреям с высшим образованием. В 1893 г. из черты оседлости была исключена Ялта как место отдыха царской семьи, в ней разрешено было остаться только евреям, имевшим право повсеместного жительства, все остальные были изгнаны. В январе 1893 г. министр внутренних дел И. Дурново отменил циркуляр Л. Макова (см. выше), на основании которого евреи, не имевшие права жительства во внутренних губерниях, но поселившиеся в них, могли там оставаться до пересмотра всех законов о евреях. Выселению подлежало 70 тыс. еврейских семей. Этот циркуляр после многочисленных ходатайств представителей еврейских обществ был несколько смягчен высочайшим повелением, последовавшим в июле 1893 г. Губернаторы получили право ходатайствовать о разрешении оставить еврейские семьи в губернии. В отношении евреев Лифляндии и Курляндии продолжал действовать циркуляр Л. Макова. В начале 1890-х гг. власти при помощи юридической казуистики стали вводить не указанные в законах ограничения прав евреев. Например, женам евреев, имевших право повсеместного жительства, не разрешалось приезжать на отдых в Ялту без мужей. В Москве и других городах России полиция выселяла жен евреев, имевших право жительства, если их мужья хотя бы временно уезжали по делам.

Существование черты оседлости порождало ряд злоупотреблений местных властей при предоставлении евреям права на жительство в различных населенных пунктах империи. Так, в Киеве в конце 19 в. – начале 20 в. полиция устраивала ночные облавы на евреев, не имевших вида на жительство в городе.

В первые годы царствования Николая II (1894–1917) продолжалась политика ограничения евреев в праве жительства, проводимая при Александре III. Так, в 1896 г. был издан закон, запрещавший солдатам-евреям оставаться за пределами черты оседлости во время отпусков. Следовали все новые и новые выселения евреев из внутренних губерний и сел и деревень черты оседлости. Благодаря влиянию московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича, на своего племянника императора Николая II, в Москве в 1890-е гг. было введено особое антиеврейское законодательство. Так, в 1897 г. высочайшим повелением было запрещено селиться в Москве евреям, изучающим фармацевтику, «фельдшерское и повивальное искусство». 22 января 1899 г. кабинет министров принял постановление, затрудняющее запись евреев — купцов первой гильдии в купеческое сословие города Москвы. Местная администрация, стремившаяся к изгнанию евреев, причисляла к сельским местностям территории, прежде относившиеся к городам и местечкам (например, пригороды, меняла статус того или иного населенного пункта с местечка на село), и автоматически евреи, поселившиеся там после введения Временных правил 1882 г., подлежали выселению. Все эти и другие ограничения прав еврейского населения России крайне негативно отразились на его экономическом положении. В 1897 г. около половины евреев в черте оседлости были безработными.

Тяжелое экономическое положение, полнейшее политическое бесправие, погромы 1881–82 гг. и 1903–1906 гг. привели к тому, что началась массовая эмиграция евреев из России. В 1881–1914 гг. только в США из России эмигрировали один миллион пятьсот пятьдесят семь тысяч человек (см. Россия. Евреи России в конце 19 в. – начале 20 в.).

Многие представители еврейской молодежи, доведенные до отчаяния нищетой и бесправием жизни в черте оседлости, в конце 19 в. – начале 20 в. приняли участие в революционном движении. Ликвидация черты оседлости и предоставление евреям гражданского равноправия была основным лозунгом еврейских партий (Бунда, Союза для достижения полноправия еврейского народа в России). Это требование, наряду с отменой всех ограничительных законов против евреев, было включено в петиции к правительству еврейских общин России (1904).

Вопрос о существовании черты оседлости в конце 19 в. – начале 20 в. привлек к себе внимание российской общественности. Он широко обсуждался на страницах «левой» и «правой» прессы, издававшейся тогда в России. Появился целый ряд публицистических и научных работ, посвященных этому вопросу, среди них книга А. Субботина «В черте еврейской оседлости» (СПб., 1890) и И. Галанта «Черта еврейской оседлости» (Киев, 1910).

Либеральные круги российской общественности, известные русские писатели, общественные и политические деятели выступали против существования черты оседлости (писатели Л. Толстой и Л. Андреев, один из лидеров конституционно-демократической партии (кадеты) П. Милюков и мн. др.). В то же время «правые» и черносотенные издания и организации требовали не только сохранения черты оседлости, но и введения новых ограничений в праве жительства для евреев. Существование черты оседлости подрывало международный авторитет государства и вредило экономическим отношениям Российской империи с другими странами (многие зарубежные банкиры и промышленники-евреи отказывались предоставлять России кредиты и делать капиталовложения в ее экономику из-за бесправного положения в этой стране своих единоверцев).

В обстановке резкого обострения политической борьбы в России накануне революции 1905–1907 гг. русское правительство осуществило крайне незначительное смягчение антиеврейского законодательства в 1903–1904 гг. Так, указ 10 мая 1903 г. разрешил евреям проживать в 101 селении черты оседлости, которые фактически стали местечками. Высочайший указ 11 августа 1904 г. «О некоторых изменениях в действующих постановлениях о правах жительства евреев в различных местностях Империи» предоставил отдельные льготы некоторым группам еврейского населения. Право повсеместного жительства было предоставлено советникам коммерции и мануфактуры, участникам русско-японской войны 1904–1905 гг. и членам их семей. В сельской местности черты оседлости было разрешено проживать купцам первой гильдии и некоторым категориям ремесленников. Купцам, жившим в пределах черты оседлости, и их приказчикам было разрешено приезжать во внутренние губернии неограниченное число раз в году, и они могли прибывать не только «для покупки товаров», но и «для производства торговли и промыслов». В годы первой русской революции (1905–1907) многие российские государственные деятели осознали, что для прекращения революционных событий, в которых принимали массовое участие евреи, необходимо отменить хотя бы некоторые антиеврейские ограничения. Этого мнения придерживались, в частности, председатели Совета министров И.Л. Горемыкин (апрель 1906 г. – июль 1906 г.; январь 1914 г. – январь 1916 г.) и П. Столыпин (июль 1906 г. – сентябрь 1911 г.). По настоянию П. Столыпина после обсуждения в Совете министров в октябре 1906 г. был составлен особый журнал, в котором говорилось об отмене некоторых ограничений для евреев. Предполагалось отменить запрет на проживание евреев в сельской местности в пределах черты оседлости и запрет на проживание в сельской местности по всей империи для лиц, имевших право повсеместного жительства (за исключением областей Донского, Терского, Кубанского казачьих войск). Но Николай II отказался утвердить это предложение Совета министров.

Под давлением общественного мнения, политических событий и в силу экономических интересов государства российские власти все же пошли на некоторое смягчение Временных правил от 3 мая 1882 г. и расширение черты оседлости. До начала Первой мировой войны около трехсот населенных пунктов России были дополнительно включены в число территорий, на которых было разрешено проживание евреям.

В 1910 г. евреи-депутаты Государственной думы Н. Фридман и Л. Нисселович при поддержке конституционно-демократической партии предложили на рассмотрение Думы законопроект об отмене черты оседлости. Л. Нисселович собрал под этим законопроектом подписи 166 депутатов, в том числе 26 членов партии октябристов. Но правые депутаты не допустили его обсуждения на пленарном заседании Государственной думы и добились передачи законопроекта в комиссию о неприкосновенности личности, где он фактически не рассматривался.

В годы Первой мировой войны западные губернии черты оседлости стали зоной боевых действий и были оккупированы противником. В 1914–15 гг. по распоряжению антисемитски настроенного командования русской армии (главнокомандующего, великого князя Николая Николаевича, и начальника штаба ставки, генерала Н. Янушкевича) из района прифронтовых действий было выслано большое количество евреев. Например, из Ковенской губернии выселение было поголовным. В массовом порядке еврейское население выселялось из оккупированной русскими войсками Галиции.

Города и местечки черты оседлости (частично оккупированной германскими войсками) не могли вместить сотни тысяч высланных и бежавших евреев. Летом 1915 г. делегация Еврейского комитета помощи жертвам войны (ЕКОПО) во главе с Г. Слиозбергом и бароном А. Гинцбургом посетила министра внутренних дел, князя Н. Щербатова, обратившись к нему с просьбой об открытии внутренних губерний для евреев. На заседании Совета министров при обсуждении этого вопроса министр иностранных дел С. Сазонов указал, что союзники России недовольны преследованиями евреев, о которых много говорит немецкая пропаганда. Было решено, что «... необходим демонстративный акт по еврейскому вопросу». Но, опасаясь активного сопротивления правых фракций в Государственной думе, министры предпочли фактически ликвидировать черту оседлости на основании статьи 158 «Положения об учреждении министерств», дававшей правительству возможность в особых случаях принимать чрезвычайные решения в обход законов, но с разрешения императора, то есть без утверждения в Государственной думе. 15 августа 1915 г. был издан циркуляр Н. Щербатова, разрешавший «евреям жить в городских поселениях, за исключением столиц и местностей, находящихся в ведении министерств Императорского Двора и Военного». Запрет на проживание евреев сохранялся в Москве, Петрограде, областях Донского, Кубанского и Терского казачьих войск, в сельской местности и на курортах, где отдыхала царская семья.

В августе 1915 г. в Государственной думе образовался так называемый Прогрессивный блок, в который вошли как правые группы (прогрессивные националисты во главе с В. Шульгиным), так и центристы (октябристы), а также фракция кадетов. Депутаты-евреи, которые были членами этой фракции, также вошли в Прогрессивный блок, требовавший создать «правительство общественного доверия». В отношении еврейского вопроса в программе блока говорилось о необходимости «отмены ограничений в правах евреям, в частности, дальнейших шагов к отмене черты оседлости...» Однако до падения российского самодержавия, несмотря на все усилия различных политических сил и российской общественности, направленных на ликвидацию черты оседлости, она продолжала существовать (в последние годы в значительно расширенном виде).

Полная ликвидация черты оседлости в России произошла после Февральской революции 1917 г. 20 марта 1917 г. Временное правительство приняло постановление, подготовленное министром юстиции А. Керенским при участии членов Политического и информационного бюро при евреях-депутатах 4-й Государственной думы (эта организация была создана в начале Первой мировой войны. Подробнее см. Россия. Евреи России в конце 19 в. – начале 20 в.). Этим законодательным актом (опубликован 22 марта 1917 г.) отменялись все «ограничения в правах российских граждан, обусловленные принадлежностью к тому или иному вероисповеданию, вероучению или национальности». По просьбе Политического и информационного бюро при евреях-депутатах 4-й Государственной думы евреи в постановлении отдельно не упоминались, однако в него вошел перечень статей российских законов, утративших силу с принятием этого постановления. Почти все эти статьи (их было около 150) содержали те или иные антиеврейские ограничения. Отмене подлежали, в частности, все запреты, связанные с существованием черты оседлости.

Первая мировая и гражданская войны, революция, отмена черты оседлости способствовали разрушению традиционного уклада еврейской жизни и переселению еврейского населения из местечек в крупные города и внутренние районы России.

Катастрофа европейского еврейства окончательно уничтожила население еврейских местечек, в которых после войны проживало очень мало евреев.

 ЕВРЕИ РОССИИ (СССР) > История, правовое положение (1772-1917)
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Черняков Наум Черчилль Уинстон, сэр следующая статья по алфавиту