главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
сионизм. Электронная еврейская энциклопедия
сионизм

КЕЭ, том 7, кол. 870–910
Обновлено: 22.09.2004

СИОНИ́ЗМ (צִיּוֹנוּת, ционут), еврейское национальное движение, ставящее своей целью объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине — в Эрец-Исраэль, а также идеологическая концепция, на которой это движение основывается.

Содержание:

  1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА
  2. ЗАРОЖДЕНИЕ СИОНИЗМА

  3. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА

Слово «сионизм» является производным от топонима Сион (на иврите צִיּוֹן — Цион, точнее Цийон), который уже в книгах пророков (см. Пророки книги) использовался для обозначения Иерусалима, в особенности когда подчеркивалась роль города как духовного центра иудаизма; при этом Эрец-Исраэль нередко именовалась «дщерью Сиона», а еврейский народ — «сынами Сиона». Со времени пленения вавилонского Сион стал для еврейского народа в диаспоре символом утраченной родины; в таком значении он часто упоминается в религиозных текстах и светской литературе: «При реках Вавилона, там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе» (Пс. 137 [в русском переводе 136]:1); «Сион, неужто ты не спросишь о судьбах узников твоих...» (Иехуда ха-Леви). Во второй половине 19 в. эта же семантика топонима была использована в названии движения Ховевей Цион.

Сам термин «сионизм» был введен в употребление Н. Бирнбаумом и впервые появился в 1890 г. на страницах редактировавшегося им журнала «Зельбстэмансипацион» (с мая 1893 г. выходил с подзаголовком «Орган сионистов») как название «партии», которая, в противоположность чисто практической поселенческой программе Ховевей Цион (см. выше), стремилась бы обеспечить возвращение еврейского народа в Эрец-Исраэль политическими методами. Однако до конца 19 в. под сионизмом чаще имели в виду именно практическую деятельность, направленную на создание еврейских сельскохозяйственных поселений в Эрец-Исраэль. В таком значении первоначально употреблял это слово Т. Герцль. Лишь после 1-го Сионистского конгресса, который принял Базельскую программу, соединившую «политический» и «практический» аспекты движения, с созданием Сионистской организации, в которую влилось большинство Ховевей Цион, термин приобрел современное значение.

2. ЗАРОЖДЕНИЕ СИОНИЗМА

Корни движения. На протяжении почти двух тысячелетий галута еврейский народ никогда не терял надежду на грядущее освобождение от чужеземного господства (см. Избавление) и возвращение на родину (см. Киббуц галуйот). Библейские тексты однозначно утверждают неразрывную духовную связь народа Израиля и обетованной ему Богом земли — Эрец-Исраэль, указывают на неизбежность их конечного воссоединения: «... возвратит Господь, Бог твой, изгнанных твоих... и опять соберет тебя из всех народов, среди которых рассеял тебя Господь, Бог твой... И приведет тебя Господь, Бог твой, в землю, которой владели отцы твои, и будешь ты владеть ею...» (Втор. 30:3,5); «И возвращу Я изгнанных народа моего, Израиля... И насажу Я их на земле их, и не будут они больше вырваны из земли своей, которую Я дал им» (Ам. 9:14–15). По-видимому, уже вскоре после разрушения Второго храма в читаемую трижды в день молитву Амида была включена бенедикция киббуц галуйот — обращенная к Богу мольба о возвращении евреев, находящихся в странах диаспоры, в Эрец-Исраэль: «Собери нас вместе с четырех концов земли в страну нашу». Идея грядущего объединения рассеянных частей еврейского народа, восстановления его государственности настойчиво проводится в талмудической (см. Талмуд) литературе; в соответствии с этим некоторые средневековые раввинские авторитеты (например, Нахманид) провозглашали проживание в Эрец-Исраэль одним из важнейших предписаний еврейской религии (см. Мицвот). Исполняя это предписание или спасаясь от преследований, отдельные группы евреев диаспоры не раз переселялись в страну. Так, в 1211 г. в Эрец-Исраэль прибыли 300 раввинов из Франции, на рубеже 15–16 вв. — изгнанники из Испании и Португалии, в 1648 г. — беженцы с Украины, где участники восстания Б. Хмельницкого уничтожали евреев, в 1774–77 гг. — хасиды (см. Хасидизм) и митнагдим из России и Польши. Почти беспрерывно в течение многих столетий продолжалась индивидуальная алия; среди тех, кто ее совершал, были видные религиозные и светские деятели (Нахманид, Иехуда ха-Леви, раввин Овадия Бертиноро и другие). Эрец-Исраэль была конечной целью поездок многих известных еврейских путешественниковБиньямина из Туделы, Птахии из Регенсбурга, Мешуллама из Вольтерры. Не исключено, что по крайней мере однажды была предпринята попытка воссоздать в Эрец-Исраэль еврейский политический центр — как таковую, возможно, следует рассматривать деятельность Иосефа и Грации Наси по восстановлению и заселению Тверии (середина 16 в.).

Беспрецедентная в истории преданность народа Израиля родной земле, осознание им своего единства стали предпосылками зарождения в еврейской среде массового национально-освободительного по своей сути движения за возвращение в Эрец-Исраэль и создание на ее территории независимого государства. Однако возникновению такого движения долгое время препятствовало то, что и в Священном Писании, и в учениях большинства позднейших религиозных авторитетов, и в формировавшемся под их влиянием общественном сознании конец галута мыслился исключительно в контексте мессианской (см. Мессия) эсхатологии. Согласно этой концепции, избавление (понимаемое как национальное освобождение) полностью зависит от воли Бога, выразителем которой явится его посланник — Мессия. Будучи одним из аспектов общего переустройства мироздания, избавление не может произойти по инициативе отдельного человека или группы людей. Эсхатологическая трактовка избавления преобладала до начала эпохи Хаскалы, и национальные чаяния еврейского народа могли выразиться в этот период лишь в форме мессианских движений, многие из которых сопровождались призывами к массовому переселению в Эрец-Исраэль, а иногда — и практическими действиями (так, крупнейшая в средние века алия ашкеназов была совершена в 1700 г. под руководством Иехуды Хасида ха-Леви, тайного последователя Саббатая Цви). Некоторые идеологические и эмоционально-психологические элементы мессианизма — стремление к социальной справедливости, вера в конечную победу добра над злом — были унаследованы сионизмом, что в определенной мере способствовало росту его популярности. Однако основополагающая для сионизма идея о том, что еврейский народ должен взять дело своего объединения и возрождения в собственные руки, могла зародиться и получить распространение лишь в итоге преодоления или переосмысления эсхатологических представлений.

Это стало возможным благодаря глубоким социальным, политическим и духовным изменениям, происшедшим в среде европейского еврейства в 18–19 вв. Развитие товарно-денежных отношений, образование централизованных государств, а позднее — эмансипация привели к ослаблению общины как замкнутой религиозно-этнической единицы (особенно в Западной Европе), разрушили многие барьеры, отделявшие евреев от народов, среди которых они жили. Эти процессы, а также Хаскала и прогрессировавшая секуляризация части евреев способствовали усвоению ими идей и духовных ценностей, исходивших извне. В результате в еврейской среде зародились две диаметрально противоположные тенденции. С одной стороны, возникло стремление к ассимиляции, подразумевавшей, помимо прочего, отказ от надежды на возвращение к Сиону. С другой стороны, возросшая открытость еврейства облегчила восприятие им европейского национализма нового времени, в частности, концепции национально-государственного патриотизма, сформировавшейся во Франции и Германии в конце 18 – начале 19 вв. Эмансипированные евреи не только внимательно наблюдали за освободительной борьбой поляков, венгров, итальянцев, греков, ирландцев, румын, южных славян, народов Латинской Америки, но и принимали активное участие в ряде национальных движений. Осмысление их опыта и рационалистическое понимание исторического процесса, утвердившееся под влиянием Хаскалы, позволили части еврейской интеллигенции заменить или дополнить мистическую мессианскую эсхатологию концепцией естественного самоизбавления народа.

Началось обновление еврейской национальной идеи на секулярной основе; был сделан вывод о том, что эмансипация не может радикальным образом изменить положение евреев, особенно находящихся на низших ступенях социальной лестницы, а ассимиляция ведет лишь к утрате национальной самобытности, не обеспечивая евреям полной интеграции в обществе, последовательно отторгающем «инородцев». Следовательно, в рамках существующих государств еврейский народ либо исчезнет как этническая и духовная общность, либо будет вечно оставаться особым, скорее всего — неравноправным и угнетенным меньшинством с искаженной социальной структурой, представляющей собой своего рода «перевернутую пирамиду», у которой «верхушка» (коммерсанты, финансисты, представители свободных профессий) чрезвычайно велика, а «основание» (земледельцы и рабочие) почти отсутствует. Подлинное же освобождение евреев возможно лишь на специально выделенной для этой цели территории, где они, став большинством населения, могли бы создать независимое или автономное государство, сформировать социальную структуру по образцу европейских наций, добиться морального и культурного обновления. В эту концепцию органично влились традиционные представления об Эрец-Исраэль как исторической родине народа Израиля и месте его грядущего возрождения. Тем самым была заложена основа новой идеологии — идеологии сионизма.

Предтечи сионизма. Одним из первых в новое время провозвестников национального возрождения народа Израиля на земле предков стал американский политик, журналист и драматург М. Ноах. Уже в 1810-х гг. он выдвинул и начал широко пропагандировать тезис о том, что евреи могут обрести свободу лишь путем массового исхода в Эрец-Исраэль и создания там своего государства. М. Ноах предпринял неудачную попытку создать в США земледельческую колонию «Арарат» (1825), где, по его мысли, евреи из различных стран могли бы совместно готовиться к переселению в Палестину. После провала эксперимента М. Ноах, практически не встречая поддержки, продолжал развивать свои идеи, предвосхитив (например, в двух речах, составивших брошюру «Размышление о возрождении евреев», 1845) ряд пунктов программы политического сионизма (см. ниже) — план покупки земель в Палестине, обращенное к правительствам США и европейских держав предложение использовать их влияние на турецкие власти для получения гарантий безопасности евреев-переселенцев (будущее понятие «убежища, охраняемого публичным правом») и другие.

В 1830-х гг. с проповедью идеи заселения Эрец-Исраэль выступил Ц. Х. Калишер, раввин прусского города Торн (ныне Торунь, Польша). Опираясь на библейские и талмудические тексты, высказывания раввинских авторитетов, он, вопреки традиционным эсхатологическим представлениям, доказывал, что избавление народа Израиля должно начаться как естественный процесс его возвращения на историческую родину и перехода к производительному (прежде всего сельскохозяйственному) труду; явление же Мессии станет возможным не раньше, чем большинство евреев соберется в Земле обетованной. Ц. Х. Калишер разработал и практическую программу переселения в Эрец-Исраэль, предложив, чтобы богатые евреи основали денежный фонд для приобретения земель в стране, а европейские державы добились от турецкого султана фирмана (указа), разрешающего расширение существующих еврейских поселений и строительство новых. План предусматривал создание в Эрец-Исраэль сельскохозяйственного училища для еврейской молодежи, а также — учитывая нестабильную обстановку в стране — организацию вооруженных отрядов самообороны. На протяжении нескольких десятилетий Ц. Х. Калишер безуспешно пытался заинтересовать своими идеями руководителей еврейских общин и видных еврейских финансистов. Лишь в 1860 г. благодаря его усилиям во Франкфурте было основано еврейское поселенческое общество, двумя годами позднее опубликовавшее книгу «Дришат Цион» («Стремление к Сиону»), в которой он изложил свои взгляды. Этот труд произвел глубокое впечатление на современников, в частности на М. Гесса (см. ниже). В 1870 г. под влиянием Ц. Х. Калишера руководители Альянса И. А. Кремье и И. Неттер основали в Эрец-Исраэль сельскохозяйственное училище Микве Исраэль.

Почти одновременно с Ц. Х. Калишером и независимо от него концепцию самоизбавления еврейского народа выдвинул другой религиозный мыслитель — И. Алкалай, сефардский (см. Сефарды) раввин города Землин, принадлежавшего Австро-Венгрии (ныне Земун, Сербия). Он учил, что раскаяние (тшува, буквально `возвращение`), которое, согласно Талмуду, служит непременным условием избавления, подразумевает прежде всего возвращение в Эрец-Исраэль. Находясь под влиянием эсхатологических настроений, широко распространившихся в 1830-х гг. среди евреев Восточной Европы и балканских стран, И. Алкалай первоначально связывал исход в Землю обетованную со скорым явлением Мессии, ожидавшимся в 1840 г. Крах этих упований и события, связанные с Дамасским делом, убедили И. Алкалая в том, что евреи, над которыми в странах диаспоры постоянно висит угроза физического уничтожения, не могут бесконечно ждать пришествия мистического избавителя; они должны, объединив свои усилия во всемирном масштабе и заручившись поддержкой великих держав (именно сочетание этих двух факторов позволило спасти общину Дамаска), безотлагательно вернуться на историческую родину. Для этого, считал И. Алкалай, необходимо за счет регулярного отчисления десятой доли доходов еврейских общин и отдельных лиц создать акционерное общество по выкупу больших массивов земли в Эрец-Исраэль, которые впоследствии могли бы образовать автономную область в составе Османской империи. Он также выступал за учреждение Совета старейшин как своего рода всееврейского парламента, превращение языка иврит в разговорный, организацию еврейской армии. Ему также принадлежит идея создания всемирной еврейской ассоциации, воплощением которой впоследствии стал Альянс. И. Алкалай горячо пропагандировал свое учение в многочисленных книгах и статьях, а в 1851–52 гг. совершил поездку по ряду западноевропейских стран, основав в каждой из них общества по заселению Эрец-Исраэль (все они вскоре распались). В 1874 г., за четыре года до смерти, И. Алкалай переселился в Иерусалим.

Идеи, созвучные концепциям Ц. Х. Калишера и И. Алкалая, высказывал широко известный в Восточной Европе каббалист (см. Каббала) и мистик, раввин Э. Гутмахер. Он полагал, что народ Израиля способен вернуть утраченную Шхину и приблизить свое избавление путем духовного самосовершенствования, однако оно может стать реальностью лишь в Эрец-Исраэль, вне разлагающего воздействия галута. Э. Гутмахер оказал практическую поддержку Ц. Х. Калишеру в его усилиях по созданию поселенческого общества.

Подавляющее большинство религиозного еврейства — как ортодоксы (отстаивавшие традиционные эсхатологические представления), так и сторонники религиозной реформы (отвергавшие саму возможность национального возрождения евреев) — враждебно отнеслось к выступлениям Ц. Х. Калишера, И. Алкалая, Э. Гутмахера. Тем не менее, их теоретические построения, публицистическая и организационная деятельность положили начало крупному идейному течению в сионизме — религиозному сионизму (см. ниже).

Особое место среди первых провозвестников сионизма занимает М. Гесс. В своих ранних работах, относящихся к 1840-м гг., он выступал как сторонник ассимиляции, утверждая, что историческая миссия еврейства давно завершена. Однако на рубеже 1850–60-х гг. научные изыскания и наблюдения за развитием национальных движений в современной ему Европе (особенно в Италии), а также знакомство с идеями Ц. Х. Калишера привели М. Гесса к идейному перелому. В 1862 г. он издал книгу «Ром унд Йерузалем» («Рим и Иерусалим»), где доказывал, что «еврейский дух», который выражается в стремлении освятить жизнь, внести в нее гармонию и моральное начало, сыграл важную роль в становлении европейской цивилизации и в современном мире продолжает оставаться одним из факторов прогресса человечества. После падения еврейского государства средоточием этого духа была еврейская религия, однако модернизация и ассимиляционные процессы могут привести к ее распаду. Следовательно, указывал М. Гесс, для сохранения национальной самобытности народа Израиля как части общечеловеческого культурного наследия необходимо воссоздать в Эрец-Исраэль независимое еврейское государство, начало которому положат сельскохозяйственные поселения. В нем должны быть претворены в жизнь «Моисеевы, то есть социалистические принципы»: введена общенациональная собственность на землю, обобществлены сельское хозяйство, промышленность и торговля, установлены правовые нормы, обеспечивающие защиту интересов трудящихся. М. Гесс считал, что еврейские массы, особенно в Восточной Европе, в принципе готовы к исходу в Эрец-Исраэль, а правительства европейских стран (особенно Франции), заинтересованные в усилении своего влияния на Ближнем Востоке, поддержат этот процесс.

Таким образом, М. Гесс не только предвосхитил ряд принципов политического и духовного сионизма, но и, по существу, стал основоположником социалистического течения в сионизме (см. ниже). Книга «Рим и Иерусалим», подвергшаяся при первой публикации резкой критике, а затем на некоторое время забытая, была на рубеже 19–20 вв. признана классическим образцом ранней сионистской литературы (в частности, ее высоко оценивал Т. Герцль). Аргументация и выводы М. Гесса оказали сильное влияние на некоторых его современников, в том числе на видного еврейского историка Г. Греца (состоявшего с ним в переписке), способствовали пробуждению их интереса к национальной проблематике.

Заметный вклад в создание идеологического фундамента сионизма внесли христиане. Идеи национального возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль в разное время и в различной форме высказывали духовные руководители ряда протестантских сект и находившиеся под влиянием милленаристских учений писатели, религиозные и общественные деятели, такие как Л. Олифант и ближайший сподвижник Т. Герцля У. Г. Хехлер (подробнее см. Протестантизм; Христианство), а также Наполеон I, полковник британской армии Дж. Голер, основавший в 1852 г. Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине, швейцарский ученый и писатель А. Петавель, английский археолог Ч. Уоррен, итальянский философ и политик Б. Мусолино, основатель Международного Красного Креста Ж.-А. Дюнан, английская писательница М. Э. Эванс (псевдоним Джордж Элиот; роман «Даниэль Деронда», 1876), и многие другие.

Начало поселенческой деятельности. Ховевей Цион. Первые выступления провозвестников сионизма были встречены подавляющим большинством еврейства равнодушно или враждебно. На протяжении нескольких десятилетий их идейное влияние оставалось ничтожным, а практическая деятельность — безрезультатной. Поселенческие общества, основанные И. Алкалаем в 1851–52 гг., почти сразу прекратили свое существование. Сходная участь постигла Общество по заселению Палестины, созданное в 1860 г. во Франкфурте последователем И. Алкалая — Х. Лурье (1821–78). Несмотря на участие в работе общества Ц. Х. Калишера, Э. Гутмахера, М. Гесса и других видных поборников идеи возвращения к Сиону, оно не смогло решить ни одной практической задачи и в 1864 г. распалось. Центральный комитет по заселению Палестины, основанный Ц. Х. Калишером в Берлине в 1865 г., также не смог ни привлечь сколько-нибудь значительное количество сторонников, ни создать фонд, который финансировал бы переселение евреев в Эрец-Исраэль.

Положение начало меняться в 1870–80-х гг. К этому времени эмансипация в большинстве западноевропейских стран завершилась, но равенство перед законом отнюдь не обеспечило евреям (особенно стремящимся сохранить свою религию и культурную самобытность) интеграцию в христианском обществе. Более того, после эмансипации резко усилился антисемитизм в Германии, Австрии, Венгрии, Франции и ряде других стран. В этих условиях все большее число представителей еврейской интеллигенции начало осознавать, что подлинное решение «еврейского вопроса» в диаспоре невозможно; тем самым была подготовлена почва для более широкого распространения идей провозвестников сионизма. Уже в 1871 г. журналист Д. Гордон (1826–86) выступил в редактировавшейся им газете «Ха-Маггид» с серией статей, в которых пропагандировалось заселение Эрец-Исраэль во имя грядущего восстановления независимости еврейского народа (это было первое выступление такого рода на иврите). В 1879 г. Э. Бен-Иехуда опубликовал в журнале «Ха-Шахар» статьи «Жгучий вопрос» и «Мы еще не усвоили урок», содержавшие призыв к созданию в Эрец-Исраэль духовного центра всего еврейства; в них также обосновывалась необходимость возрождения разговорного иврита как непременное условие объединения народа Израиля. Масштабы алии начали постепенно увеличиваться; были предприняты первые попытки создать еврейские сельскохозяйственные поселения (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк).

Волна погромов, прокатившаяся по югу России в 1881 г., убедила часть евреев (особенно в восточноевропейских странах) в том, что, несмотря на успехи эмансипации, не только духовное, но и физическое их существование по-прежнему находится под постоянной угрозой. Некоторые авторитетные философы, писатели и публицисты, ранее ограничивавшие еврейское национальное возрождение чисто духовной сферой (П. Смоленскин), возлагавшие надежды на смягчение этнической и религиозной вражды, в том числе антисемитизма, в результате общественного прогресса (М. Л. Лилиенблюм) или даже отстаивавшие полную ассимиляцию (Л. Пинскер, Л. Леванда), радикальным образом пересмотрели свои позиции и выступили как сторонники возвращения к Сиону. Следуя за провозвестниками сионизма или самостоятельно формулируя выдвинутые ими идеи, они вновь обосновали тезис о бесперспективности пребывания евреев в диаспоре и необходимости их переселения на историческую родину, предложили ряд практических мер, призванных направить в Эрец-Исраэль поток еврейской эмиграции из России, начавшийся после погромов. Эти идеи пропагандировали газеты «Ха-Мелиц», «Ха-Маггид», «Рассвет», журнал «Ха-Шахар». Широкую известность приобрела брошюра Л. Пинскера «Зельбстэмансипацион» (в русском переводе «Автоэмансипация»), в которой он доказывал, что само существование еврейского народа как обособленного этнического и религиозного меньшинства внутри господствующей нации становится источником антисемитизма; следовательно, проблема может быть решена лишь путем всеобщего исхода евреев в страну, где они составили бы большинство населения и смогли бы самостоятельно определять свою судьбу. Сходные концепции развивали Н. Бирнбаум в Австрии (в 1885 г. он основал журнал, название которого — «Зельбстэмансипацион» — повторяло заглавие брошюры Л. Пинскера), раввин И. Рюльф в Германии, Эмма Лазарус в США и другие.

В результате этих идеологических процессов во многих странах Европы (прежде всего в России и в Румынии), а также в США в 1881–82 гг. возникли кружки, общества и группы, провозгласившие своей конечной целью национальное возрождение еврейского народа в Эрец-Исраэль. 6–8 ноября 1884 г. в Катовице состоялся съезд представителей этих групп (см. Катовицкий съезд), главным образом из России (22 из 32 участников), а также из Великобритании, Германии, Румынии и Франции. На съезде было провозглашено создание единой международной организации, названной Мазкерет Моше бе-Эрец ха-Кодеш (в честь М. Монтефиоре), сформулирована ее программа (предусматривавшая главным образом меры по созданию еврейских сельскохозяйственных поселений в Эрец-Исраэль), избрано руководство (центральный комитет) во главе с Л. Пинскером. В июне 1887 г. на съезде в Друскениках (ныне Друскининкай, Литва), где присутствовали только делегаты из России, движение получило название Ховевей Цион.

Среди сторонников движения преобладала интеллигенция, прежде всего учащаяся молодежь. Во главе Ховевей Цион стояли видные мыслители, писатели и публицисты, авторитетные общественные и религиозные деятели: Л. Пинскер, М. Лилиенблюм, М. Мандельштам, Н. Бирнбаум, Ш. Рабинович, И. Ясиновский, раввин И. Берлин, раввин Ш. Могилевер и другие. Большинство организаций Ховевей Цион видело свою миссию главным образом в пропаганде идей возвращения к Сиону; лишь некоторые группы в России и Румынии были ориентированы на немедленную алию. В июле 1882 г. в Эрец-Исраэль прибыли члены общества Билу, действовавшего на юге России; за ними последовали многочисленные поселенцы из Румынии. С 1881 г. в страну начали переселяться евреи из Йемена. Тем самым было положено начало первой алие, в ходе которой до 1903 г. в Эрец-Исраэль прибыло около десяти тыс. евреев. В этот период возник целый ряд новых сельскохозяйственных поселений (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк).

Наибольший подъем движения Ховевей Цион пришелся на первую половину 1880-х гг. Однако и в этот период число его участников было сравнительно невелико; им не удалось привлечь на свою сторону сколько-нибудь значительной группы еврейского населения Восточной и, в особенности, Западной Европы. Международные еврейские организации (например, Альянс) также не поддержали Ховевей Цион. Участники первой алии столкнулись в Эрец-Исраэль с немалыми трудностями: не имея необходимых навыков и средств, страдая от непривычного климата и малярии, подвергаясь нападениям грабителей (арабов, в том числе бедуинов), они не смогли наладить рентабельное сельскохозяйственное производство и жить, как намеревались, на доходы от своего труда. К 1883 г. почти все вновь созданные еврейские поселения оказались на грани распада, от которого были спасены лишь благодаря финансовой помощи М. Монтефиоре и, в особенности, барона Э. де Ротшильда, взявшего их под свое покровительство. Отсутствие у большинства поселенцев самостоятельного статуса (по требованию Э. де Ротшильда они были подчинены созданной им администрации), конфликты с турецкими властями (неоднократно запрещавшими выходцам из Восточной Европы въезд в страну, покупку в ней земли и строительство домов), трения со «старым» ишувом привели к тому, что во второй половине 1880-х гг. темпы алии значительно снизились, а к середине 1890-х гг. (после кратковременного подъема в 1890–91 гг., связанного с усилением преследований евреев в России) она практически сошла на нет.

К этому времени деятельность организаций Ховевей Цион в Европе, в том числе и крупнейшей из них — Общества вспомоществования евреям земледельцам и ремесленникам в Палестине и Сирии (Одесского комитета), созданного в 1890 г., — свелась к сбору средств (главным образом филантропических пожертвований) для субсидирования поселений в Эрец-Исраэль. Ощутимо сократилось число сторонников движения; обозначились острые разногласия между его религиозными и нерелигиозными участниками. Односторонняя ориентация Ховевей Цион на практическую работу по созданию и поддержке сельскохозяйственных поселений подверглась острой критике. После создания Сионистской организации большая часть групп Ховевей Цион влилась в ее состав; многие активные деятели движения (например, М. Усышкин, М. Дизенгоф) стали видными сионистами.

3. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Возникновение сионизма. Деятельность Т. Герцля (1896–1904). Кризис организаций Ховевей Цион, явственно обозначившийся к середине 1890-х гг., показал, что насущно необходимо заново сформулировать цели, которые еврейское национальное движение ставило перед собой, а также коренным образом переоценить пути и средства их достижения. Одну из первых попыток произвести такого рода переоценку уже на исходе 1880-х гг. предпринял Ахад-ха-‘Ам. В статьях «Ло зе ха-дерех» («Не тем путем», 1889), «Эмет ме-Эрец-Исраэль» («Правда об Эрец-Исраэль», 1891) и ряде других он подверг идеологию и практику Ховевей Цион резкой критике и выдвинул (хотя и не сформулировал в законченном виде) концепцию, которую позднее стали называть концепцией «духовного сионизма» (или «сионизма духовного центра»). Ахад-ха-‘Ам доказывал, что переселение большинства или значительной части еврейского народа в Эрец-Исраэль, тем более в исторически короткие сроки, — задача неразрешимая; мало того, попытка решить ее теми методами, которые отстаивали Ховевей Цион (прежде всего за счет поселенчества), будет лишь способствовать утрате еврейским народом его национального самосознания и культурной самобытности (то есть как раз тому, против чего направлено еврейское национальное движение). По мнению Ахад-ха-‘Ама, духовные вожди еврейского народа должны создать в Земле обетованной своеобразный идейный центр, влияние которого стало бы мощным противовесом ассимиляционным тенденциям; создаваемые здесь духовные ценности питали бы культуру еврейского народа и поддерживали его единство в странах диаспоры. Массовое же возвращение евреев на историческую родину станет возможным только в результате чрезвычайно длительной и кропотливой воспитательной работы, которую должно вести образованное меньшинство. Учение Ахад-ха-‘Ама оказало значительное влияние на еврейскую интеллигенцию (прежде всего в Восточной Европе). В 1889 г. его сторонники основали орден Бней-Моше (просуществовал до 1897 г.), программа которого основывалась на концепции духовного сионизма. Однако эта концепция, отводившая активную роль в национальном возрождении еврейского народа лишь немногим избранным, не стала идейной основой массового национального движения.

В 1890-х гг. в образованных кругах еврейства (особенно восточ­но­европейского) возникла и стала крепнуть убежденность в том, что, поскольку «еврейский вопрос» — это вопрос национальный, он может и должен быть разрешен прежде всего политическими методами: вслед за признанием прав евреев как отдельных граждан (в результате эмансипации) необходимо добиться признания прав еврейства как нации. Многие полагали, что эти права могли бы быть реализованы путем образования национально-культурных автономий в странах со значительным еврейским населением (см. ниже; см. также Автономизм, Бунд). Их оппоненты выдвинули концепцию создания самостоятельного еврейского государства на специально выделенной для этого территории, где евреи составили бы большинство населения (чаще всего называлась историческая родина еврейского народа — Эрец-Исраэль). Именно для обозначения этого идейного течения и был впервые использован термин «сионизм». Его основные постулаты были четко сформулированы в книге Т. Герцля «Еврейское государство», опубликованной в феврале 1896 г. В ней подчеркивалось, что главной целью еврейского национального движения должно стать получение международных гарантий права евреев на создание собственного государства. Только после принятия таких гарантий всем мировым сообществом (или, как минимум, великими державами) сможет начаться организованное и планомерное (а не стихийное, как у Ховевей Цион) переселение еврейского народа во вновь созданное государство, где будут претворены в жизнь принципы равенства, демократии и социальной справедливости. Для реализации этого плана, указывал Т. Герцль, необходимо создать «Еврейское общество» как политическое представительство еврейского народа на переговорах с правительствами различных стран и «Еврейскую компанию», которая аккумулировала бы денежные средства, необходимые для переселения миллионов евреев и строительства инфраструктуры нового государства (эти средства предполагалось получить в виде пожертвований от крупных еврейских финансистов или собрать по подписке).

Хотя идею воссоздания еврейского государства под эгидой мирового сообщества в той или иной форме высказывали почти все провозвестники сионизма (М. Ноах, Ц. Х. Калишер, И. Алкалай, М. Гесс) и идеологи Ховевей Цион (Л. Пинскер и другие), лишь Т. Герцль, не знакомый с трудами своих предшественников (в том числе и с «Автоэмансипацией» Л. Пинскера, многие положения которой он повторил в «Еврейском государстве») и не участвовавший до середины 1890-х гг. в еврейском национальном движении, сумел придать ей логически завершенную форму. Представление о международных гарантиях как непременном условии создания еврейского государства дало еврейскому национальному движению возможность обрести ясную и внешне сравнительно легко достижимую промежуточную цель, что в значительной мере способствовало преодолению кризиса, в котором оно оказалось из-за отсутствия видимых успехов в поселенческой деятельности.

Смещение акцентов в понимании цели движения (наряду с заселением Эрец-Исраэль решающее значение отводилось теперь международным гарантиям прав еврейского народа) потребовало решительного пересмотра методов его деятельности (на первом плане вместо поселенчества оказались теперь политико-дипломатическая активность и работа по созданию основ будущего еврейского государства), что в свою очередь привело к коренной перестройке организационных структур (вместо разрозненных кружков Ховевей Цион — единая организация с централизованным руководством). Таким образом, книга Т. Герцля, заложившая фундамент идеологии сионизма, обозначила в то же время переломный момент в истории еврейского национального движения, начало существенно нового этапа его развития.

Книга «Еврейское государство» вызвала в еврейской среде различные, порой диаметрально противоположные отклики. Сторонники ассимиляции и подавляющее большинство религиозных ортодоксов во всех странах подвергли ее яростной критике. Почти все западноевропейское еврейство отвергло аргументацию и выводы Т. Герцля, считая основные посылки его рассуждений (например, принятый им за аксиому тезис о всеобщей готовности еврейского народа к немедленному переселению в Эрец-Исраэль) принципиально неверными, а выводы — надуманными. Такую же позицию заняли руководители еврейских общин ряда западноевропейских стран (например, Борд оф депьютиз в Великобритании), большинство организаций Ховевей Цион в этих странах, Еврейское колонизационное общество. Ведущие организаторы поселенческого движения — барон М. де Гирш и барон Э. де Ротшильд также не поддержали Т. Герцля. Лишь некоторые видные еврейские писатели и общественные деятели (М. Нордау, И. Зангвил) встали на его сторону. В Восточной Европе, напротив, идеи Т. Герцля были восприняты с большим энтузиазмом; так, их приветствовала значительная часть еврейской студенческой молодежи. Хотя координационные органы движения встретили выступление Т. Герцля весьма прохладно (во многом потому, что боялись испортить отношения с Э. де Ротшильдом, от финансовой поддержки которого они зависели), многие кружки Ховевей Цион в России, Польше и Румынии заявили о том, что разделяют его взгляды. Опираясь на их поддержку, Т. Герцль приступил в 1897 г. к подготовке съезда своих сторонников, намереваясь придать ему роль политического представительства всего еврейского народа, своеобразного еврейского парламента в изгнании. Съезд был также призван способствовать пропаганде идей Т. Герцля, расширению числа его сподвижников и укреплению их единства.

В марте 1897 г. состоялась предварительная конференция представителей обществ Ховевей Цион Германии, Австрии и Галиции. Они приняли решение провести съезд сторонников Т. Герцля («Сионистский конгресс») в Мюнхене (Германия). Однако в июне 1897 г. германский еженедельник «Альгемайне цайтунг дес юдентумс» опубликовал письмо пяти раввинов — двух ортодоксов (М. Горовица из Франкфурта-на-Майне, А. Ауэрбаха из Хальберштадта) и трех реформистов (З. Мейбаума из Берлина, Я. Гутмана из Бреслау и М. Вернера из Мюнхена; см. Реформизм в иудаизме), в котором от имени Ассоциации раввинов Германии решительно осуждались идеи Т. Герцля и доказывалось, что они глубоко чужды традициям иудаизма, однозначно связывающего воссоздание еврейского государства с приходом Мессии и предписывающего еврею хранить верность той стране, где он родился и вырос. Письмо, заканчивавшееся протестом против созыва Сионистского конгресса и содержавшее, помимо прочего, намеки на нелояльность сионистов германскому государству, вызвало резкий отпор со стороны сподвижников Т. Герцля (их рупором с июня 1897 г. стала газета «Ди Вельт»). Тем не менее, поскольку к протестраббинер (на немецком, буквально `раввины протеста`, выражение Т. Герцля) присоединилась еврейская община Мюнхена, было решено провести конгресс в Базеле (Швейцария), где он и состоялся 29–31 августа 1897 г. На нем была создана всемирная Сионистская организация, президентом которой стал Т. Герцль. Тем самым было положено начало сионизма как общественному движению. Конгресс принял его программу (см. Базельская программа), в которой главной целью сионизма провозглашалось создание для еврейского народа «обеспеченного публичным правом убежища в Палестине», а «содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих» (основное направление деятельности Ховевей Цион) и «укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания» (стержневое понятие учения Ахад-ха-‘Ама) характеризовались как средства достижения этой цели. Таким образом, с момента своего возникновения сионизм аккумулировал основные идейные концепции еврейского национального движения своего времени, благодаря чему в короткий срок занял в нем лидирующее положение.

Этому в немалой степени способствовали также динамизм организационной структуры всемирной Сионистской организации, энергичная политическая, дипломатическая, публицистическая и ораторская деятельность сионистских лидеров, прежде всего самого Т. Герцля. Уже в 1896 г. (то есть еще до созыва 1-го Сионистского конгресса) он начал серию переговоров с руководящими деятелями европейских держав и Османской империи, продолжавшуюся до конца его жизни. В апреле 1896 г. Т. Герцль был принят великим герцогом Баденским, который впоследствии стал под его влиянием активным сторонником сионизма. В июне 1896 г. Т. Герцль впервые посетил Стамбул, где безуспешно пытался получить аудиенцию у султана, надеясь заинтересовать его планом оказания еврейскими финансистами экономической помощи Османской империи в обмен на согласие правительства последней на переселение евреев в Эрец-Исраэль (начиная с 1899 г., Т. Герцль говорил о том, что это согласие должно быть зафиксировано в особом документе — «хартии»). Во время поездки германского императора Вильгельма II по святым местам (осень 1898 г.) Т. Герцлю удалось дважды (в Стамбуле и близ Иерусалима; см. Святые места в Эрец-Исраэль) встретиться с ним; однако и эти переговоры, и аудиенция у султана Абдул-Хамида II (май 1901 г.) не дали никаких практических результатов. Итогом контактов с правительством Великобритании, установленных Т. Герцлем в 1902 г., стал Уганды план, который в конечном счете не только не был реализован, но и привел к расколу сионистского движения (см. ниже). В 1903 г. Т. Герцль посетил Россию, где был принят министром внутренних дел В. Плеве и министром финансов С. Витте (этот визит вызвал протесты со стороны значительной части российского еврейства, в том числе многих сионистов, см. ниже), в 1904 г. — Италию, где встречался с королем Виктором-Эммануилом III и папой римским Пием X. На этих переговорах он был сочувственно выслушан и получил заверения в поддержке, которые, впрочем, не воплотились в конкретные акции. Таким образом, эффективность дипломатических усилий Т. Герцля оказалась весьма ограниченной; тем не менее они не были напрасны. Сам факт того, что полномочный представитель еврейского народа впервые в истории галута смог на равных встречаться и вести переговоры с руководителями крупнейших держав, значительно поднял престиж сионистского движения как среди евреев, так и среди неевреев, что способствовало росту его рядов и помогло ему занять заметное место в политической жизни отдельных стран и на международной арене.

Последние годы 19 в. и первые годы 20 в. стали временем быстрого развития и укрепления сионистского движения. В него влились почти все группы Ховевей Цион, члены ордена Бней-Моше. В то же время Ахад-ха-‘Ам, идейный вождь ордена, не присоединился к движению. Во всех странах со значительным еврейским населением возникли местные отделения всемирной Сионистской организации. Был урегулирован вопрос о членстве в них: основным его условием стала уплата шекеля; она же давала право голоса на выборах делегатов Сионистских конгрессов. В соответствии с резолюцией 2-го Сионистского конгресса (август 1898 г.) 20 марта 1899 г. в Лондоне был основан Еврейский колониальный банк; летом 1903 г. его дочерняя компания (Англо-Палестинское общество, создано в феврале 1902 г.) начала осуществлять операции на территории Эрец-Исраэль. В декабре 1901 г. 5-й Сионистский конгресс принял решение о создании Еврейского национального фонда для приобретения и освоения земель в Эрец-Исраэль; вскоре он купил первый участок (в районе Кфар-Хиттин в Нижней Галилее).

В этот же период в сионистском движении выявились первые внутренние разногласия. В дни работы 4-го Сионистского конгресса (август 1900 г.) сформировалась так называемая Демократическая фракция, члены которой, главным образом выходцы из России (Л. Моцкин, Х. Вейцман, Я. Бернштейн-Коган, М. Бубер и другие), требовали демократизации руководства всемирной Сионистской организацией и усиления воспитательной и поселенческой работы. Под влиянием Демократической фракции 5-й Сионистский конгресс включил в программу движения пункт о национальном воспитании; в соответствии с этим решением сионистские организации ряда стран (прежде всего Восточной и Центральной Европы) приступили к созданию собственных школ и так называемых «реформированных хедеров» (хадарим метукканим), где изучались иврит и различные светские предметы, причем значительное внимание уделялось истории еврейского народа, географии Эрец-Исраэль, иврит новой литературе (см. также Образование еврейское. Новое и новейшее время).

Значительно более серьезный раскол произошел в сионистском движении по вопросу о возможности и приемлемости создания еврейского государства вне Эрец-Исраэль. Т. Герцль считал, что в принципе такое государство могло бы быть основано на любой пригодной для этого территории, и отдавал предпочтение Эрец-Исраэль лишь в связи с ее особой духовной значимостью (а, следовательно, и притягательностью) для еврейского народа. Поэтому в условиях, когда переговоры с турецким правительством зашли в тупик и создание «правоохраняемого убежища» в Эрец-Исраэль казалось неосуществимым, он не мог не обратиться к планам размещения еврейского государства на иных территориях, находящихся под контролем какой-либо державы, правительство которой сочувственно относилось бы к сионизму. Первые проекты такого рода, предусматривавшие создание еврейских поселений в британских владениях — на Кипре или на севере Синайского полуострова, в районе Эль-‘Ариш (Т. Герцль считал, что осуществление этих планов станет одним из этапов подготовки к заселению Эрец-Исраэль, в непосредственной близости от которой находятся упомянутые территории), оказались нереальными и были вскоре сняты с повестки дня. Более обоснованным и лучше разработанным было предложение основать самоуправляемую еврейскую колонию в британском протекторате Уганда (в Восточной Африке, на территории современной Кении), выдвинутое правительством Великобритании в 1903 г. (см. Уганды план).

В августе 1903 г. Т. Герцль представил план Уганды на рассмотрение 6-го Сионистского конгресса, подчеркнув, что африканский вариант не подменяет основную цель движения, зафиксированную в Базельской программе, а представляет собой временное решение, призванное обеспечить убежище тем евреям, жизнь которых в диаспоре находится под угрозой и которые не могут ждать, пока появятся условия для создания еврейского государства в Эрец-Исраэль; М. Нордау, выступая на конгрессе с речью в поддержку предложения Т. Герцля, определил Восточную Африку как нахтазил (по-немецки буквально `ночлежка`). После кровавого погрома в Кишиневе (апрель 1903 г.) эта проблема была особенно актуальна; тем не менее, план Уганды вызвал резкий отпор со стороны многих делегатов конгресса, прежде всего выходцев из России. В борьбе против плана объединились участники Демократической фракции, сторонники Ахад-ха-‘Ама, многие бывшие Ховевей Цион, все те, кто считал, что руководство всемирной Сионистской организации во главе с Т. Герцлем придает чрезмерное значение дипломатической работе, отстраняя тем самым подавляющее большинство рядовых членов движения от активной деятельности. Тем не менее, после бурных дебатов конгресс в принципе принял план Уганды (295 голосами против 178 при 132 воздержавшихся) и образовал комиссию для изучения территории Восточной Африки, отведенной британским правительством для создания еврейской колонии. Противники плана, возглавляемые И. Членовым, покинули конгресс и, собравшись в октябре 1903 г. в Харькове (см. Харьковская конференция), объединились в группировку Ционей Цион (Сионисты Сиона), лидером которой стал М. Усышкин. Многие местные отделения Сионистской организации раскололись; началась бурная полемика в печати и на митингах. На заседании Исполнительного комитета всемирной Сионистской организации (апрель 1904 г.) Т. Герцлю удалось несколько сгладить возникшие разногласия, однако после его смерти (июль 1904 г.) борьба разгорелась с новой силой. Комиссия, изучавшая территорию, предложенную британским правительством, нашла ее непригодной для массового заселения; используя это обстоятельство, Ционей Цион значительно усилили свои позиции и добились того, что 7-й Сионистский конгресс не только категорически отверг план Уганды, но и принял резолюцию о том, что еврейское государство может быть создано только в Эрец-Исраэль. В ответ на это сторонники плана Уганды во главе с И. Зангвилом, Н. Сыркиным, М. Мандельштамом и другими вышли из всемирной Сионистской организации и образовали Еврейское территориальное общество (см. ниже); некоторые из них, в частности, Н. Сыркин, уже через несколько лет вернулись в сионистское движение.

На рубеже 19–20 вв. внутри сионистского движения сформировалось несколько идейных течений. Наиболее массовым и влиятельным из них был социалистический сионизм, основателем которого стал Н. Сыркин, опубликовавший в 1898 г. статью «Еврейский вопрос и еврейское социалистическое государство», где, развивая идеи М. Гесса, он доказывал, что сионистское движение сможет добиться успеха лишь в том случае, если еврейское государство будет «основано на справедливости, разумном планировании и социальной солидарности». Другой теоретик социалистического сионизма, Б. Борохов, пытался построить концепцию еврейского национального движения, основанного на марксистском историческом материализме: в отличие от Н. Сыркина, учение которого носило этико-утопический характер, Б. Борохов полагал, что нормализация социальной структуры еврейского народа в результате переселения большей его части в Эрец-Исраэль (см. выше) создаст отсутствующие в диаспоре условия для развития классовой борьбы, итогом которой и станет возникновение независимого или автономного социалистического еврейского государства.

Идеями Б. Борохова руководствовались участники движения По‘алей Цион; немарксистский социалистический сионизм исповедовали в диаспоре Це‘ирей Цион, в Эрец-Исраэль — члены Ха-По‘эл ха-ца‘ир (значительная часть последних видела в возвращении евреев в Эрец-Исраэль и их переходе к производительному труду прежде всего средства нравственного самосовершенствования народа и отдельных его представителей; эти взгляды нашли отражение в работах А. Д. Гордона). Сторонники социалистического сионизма составили костяк второй и третьей алии; из их рядов вышли почти все лидеры ишува 1920–40-х гг., многие основатели Государства Израиль и его первые руководители.

В первые годы 20 в. организационно оформилось религиозное течение в сионизме: возникло движение Мизрахи, идейный фундамент которого заложили Ц. Х. Калишер и И. Алкалай, а позднее — Ш. Могилевер и другие вожди религиозного крыла Ховевей Цион. В соответствии с их учением участники движения, духовными наставниками и политическими руководителями которых были раввин И. Я. Рейнес, раввин А. И. Кук, раввин М. Берлин (Бар-Илан), рассматривали сионистскую деятельность как свой религиозный долг, исполнение которого приближает приход Мессии и, считая духовное возрождение еврейского народа главной целью сионизма, доказывали, что будущее еврейское государство должно основываться на законах Торы. Действуя в рамках всемирной Сионистской организации, движение Мизрахи оказало существенное влияние на ее политику и идеологию, а впоследствии сыграло важную роль в решении вопроса о взаимоотношениях религии и государства в Израиле.

Становление и развитие движения (1904–17). Решения 7-го Сионистского конгресса положили начало серьезному пересмотру стратегии и тактики движения. После ухода из него территориалистов (как правило, крайних приверженцев политико-дипломатических методов) значительно возросло влияние «практических» сионистов: три представителя этого крыла впервые вошли в состав Малого исполнительного комитета всемирной Сионистской организации (см. Сионистская организация. Центральные органы). Хотя Д. Вольфсон, ставший ее президентом после смерти Т. Герцля (М. Нордау отказался занять этот пост), склонялся к «политическому сионизму», тем не менее под давлением активных сторонников немедленных практических действий (это были главным образом выходцы из России) и под влиянием начавшейся в 1904 г. второй алии 8-й Сионистский конгресс (август 1907 г.) принял принципиальное решение о том, что переселение евреев в Эрец-Исраэль может и должно начаться еще до получения «хартии». В соответствии с резолюциями конгресса были созданы Палестинское землеустроительное общество и Палестинское бюро, на которые возлагалась координация работы по созданию новых еврейских сельскохозяйственных поселений. 9-й Сионистский конгресс (декабрь 1909 г.) утвердил план создания сельскохозяйственных кооперативов, предложенный Ф. Оппенхеймером. Руководству Палестинского бюро удалось наладить сотрудничество с лидерами второй алии; несмотря на ограниченность средств Еврейского национального фонда, многие поселения, созданные в 1908–14 гг. (среди них — первый киббуц Дгания, а также Бен-Шемен, Хулда, Мерхавия, Ган-Шмуэль), были основаны на приобретенных им землях. Все это способствовало расширению масштабов поселенчества и росту алии: в 1904–14 гг. в Эрец-Исраэль прибыло свыше 40 тыс. человек (см. Алия; Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк); однако многие из них вскоре уехали в другие страны.

Параллельно с развертыванием практической работы всемирная Сионистская организация продолжала действовать как политическое представительство еврейского народа, хотя в первые годы после смерти Т. Герцля дипломатическая активность ее руководителей существенно снизилась. Поддерживались контакты с правительствами Великобритании, Германии, Франции; была предпринята неудачная попытка добиться включения «еврейского вопроса» в повестку дня 2-й Гаагской мирной конференции. В 1907 г. Д. Вольфсон дважды посетил Стамбул, где вновь обсуждал с представителями турецкого правительства план «покупки» Эрец-Исраэль, который выдвигал еще Т. Герцль; однако запрошенная султаном сумма значительно превысила возможности сионистских финансовых учреждений. Не изменила ситуацию и младотурецкая революция (июль 1908 г.): ее вожди были твердыми сторонниками неделимости Османской империи и категорически выступали против любых проявлений партикуляризма на ее территории. В 1913–14 гг. некоторые видные деятели сионистского движения (В. Якобсон, Н. Соколов) вступили в контакты с политическими лидерами арабов, пытаясь создать единый фронт борьбы за автономию национальных меньшинств Османской империи. Несмотря на определенное взаимопонимание, достигнутое в ходе первых встреч, переговоры продвигались медленно и к началу 1-й мировой войны не дали результатов.

И все же в первое десятилетие после смерти Т. Герцля всемирная Сионистская организация значительно больше занималась практической поселенческой работой. В 1911 г. руководство организацией перешло к О. Варбургу, представителю «практического» крыла сионистского движения. Значительно большее внимание стало уделяться вопросам еврейского национального воспитания и развития еврейской национальной культуры; эти вопросы активно обсуждались на 11-м Сионистском конгрессе (сентябрь 1913 г.), где было, в частности, принято (по предложению Х. Вейцмана и М. Усышкина) решение о создании в Иерусалиме Еврейского университета. Сионисты участвовали в «войне языков» — борьбе за преподавание на иврите, охватившей Эрец-Исраэль в 1913–14 гг. (см. Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Исторический очерк).

К началу 1-й мировой войны ведущей идеологической концепцией сионистского движения фактически стала концепция «синтетического сионизма», выдвинутая Х. Вейцманом и предусматривавшая слияние «политического», «практического» и «духовного» сионизма в единое целое, элементы которого, органически сочетаясь, взаимно дополняли и обогащали бы друг друга. «Мы должны стремиться к получению хартии, но это стремление будет реализовано только в результате нашей практической работы в Эрец-Исраэль»,— заявил Х. Вейцман на 8-м Сионистском конгрессе. Принятие доктрины «синтетического сионизма» укрепило авторитет сионистского движения; только в 1907–13 гг. число членов всемирной Сионистской организации (плативших шекель) увеличилось на треть (с 164 333 до 217 231 человек). По-прежнему охватывая лишь незначительное меньшинство еврейского народа, сионизм превратился, тем не менее, во влиятельное общественное движение.

Острые споры во всемирной Сионистской организации вызывал также вопрос об участии ее местных отделений во внутриполитической жизни стран диаспоры, прежде всего в борьбе за гражданское равноправие евреев и еврейское представительство в законодательных органах. В декабре 1905 г. съезд делегатов областных комитетов сионистской организации Австро-Венгрии выдвинул лозунг «особого представительства для еврейского меньшинства», а в июле 1906 г. чрезвычайная сионистская конференция Австро-Венгрии (Краков) приняла решение о создании политической партии для борьбы за культурно-национальную автономию евреев. В ноябре 1906 г. 3-й съезд русских сионистов в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) утвердил программу «текущей работы», предусматривавшую, в частности, создание органов еврейского национального самоуправления (см. Гельсингфорсская программа; см. также ниже). Это вызвало возражения тех, кто по-прежнему считал, что всякие попытки добиться коренного улучшения положения евреев в диаспоре изначально обречены на провал, и не без основания видел в этом тезисе краеугольный камень идеологии сионизма. Однако, несмотря на то, что ни руководство всемирной Сионистской организации, ни Сионистские конгрессы не приняли по данному вопросу никаких решений, уже к исходу первого десятилетия 20 в. участие в политической жизни стран диаспоры стало важным аспектом деятельности сионистов (особенно восточноевропейских).

С начала 1-й мировой войны условия деятельности сионистского движения значительно усложнились. Единое централизованное руководство стало невозможным, поскольку официальным местом пребывания Исполнительного комитета всемирной Сионистской организации был Берлин, а большинство ее рядовых членов проживало в странах Антанты (прежде всего в России) или в нейтральных государствах. Одновременно руководителям движения приходилось учитывать, что Османская империя, от которой зависела судьба еврейских поселенцев в Эрец-Исраэль, вступила в войну на стороне центральных держав (ноябрь 1914 г.) и попала в зависимость от Германии. Поэтому, сохранив свою официальную штаб-квартиру в Берлине, всемирная Сионистская организация создала дополнительное координационное бюро в нейтральном Копенгагене; члены Малого исполнительного комитета Н. Соколов и И. Членов были направлены в Великобританию, Ш. Левин — в США. В первый период войны лидеры сионистского движения (в том числе О. Варбург) возлагали надежды на то, что их давние контакты с германским правительством (установленные еще Т. Герцлем) в сочетании с усилившимся влиянием Германии на Османскую империю помогут достижению целей сионизма. Эти расчеты не были лишены оснований: так, еще в конце 1915 г. германский посол в Стамбуле граф Меттерних писал в секретном циркуляре о «благоприятном отношении» своей страны к расширению еврейской иммиграции в Эрец-Исраэль. Однако все просьбы сионистов издать официальную декларацию в поддержку идеи создания еврейского государства в Эрец-Исраэль были отвергнуты германским правительством, опасавшимся, что это ухудшит его отношения с турецкими властями и приведет к ослаблению Османской империи — союзника Германии в войне. В то же время германская дипломатия сыграла важную роль в предотвращении массовых репрессий против еврейского населения Эрец-Исраэль, которые могли начаться вслед за депортацией из страны подданных государств Антанты, в основном недавних переселенцев из России (декабрь 1914 г.), и арестом ряда активных сионистов, в том числе Д. Бен-Гуриона и И. Бен-Цви (весна 1915 г.).

С первых дней войны в сионистском движении образовалась влиятельная фракция, члены которой полагали, что только поражение центральных держав (и, таким образом, Османской империи) может обеспечить благоприятные условия для создания еврейского государства в Эрец-Исраэль; следовательно, всемирная Сионистская организация должна активно выступить в поддержку Антанты. П. Рутенберг, а затем В. Жаботинский и И. Трумпельдор предложили создать еврейское воинское подразделение, которое могло бы принять участие в боевых действиях в составе одной из армий Антанты. Такое подразделение, доказывали сторонники этой идеи, станет ядром вооруженных сил будущего еврейского государства, а непосредственное участие евреев в войне в качестве самостоятельной силы обеспечит большее внимание к их требованиям при послевоенном урегулировании. За создание еврейского воинского подразделения выступили Д. Бен-Гурион и И. Бен-Цви (ранее, в конце 1914 г., они безуспешно пытались создать подобное подразделение в составе турецкой армии); их поддержал Х. Вейцман. Несмотря на сопротивление большинства руководителей всемирной Сионистской организации (полагавших, что поддерживать Антанту — значит вступать в союз с российским «правительством погромщиков», а также опасавшихся за судьбу евреев, живших в центральных державах и на контролируемых ими территориях), в марте 1915 г. в Египте был создан Сионский корпус погонщиков мулов, а в 1917 г. в Великобритании и США началось формирование батальонов Еврейского легиона, который в 1918 г. принял участие в сражениях с турецкими войсками на ближневосточном фронте.

В 1915–16 гг. в Великобритании сложился неформальный политический центр сионистского движения. Руководители этого центра (Х. Вейцман, Н. Соколов, И. Членов), действуя вопреки решениям центральных органов всемирной Сионистской организации (на заседании ее Исполнительного комитета, состоявшемся в 1916 г. в Копенгагене, была принята резолюция, запрещавшая контакты с властями любой страны, находящейся в состоянии войны с Османской империей), начали в феврале 1917 г. переговоры с премьер-министром Великобритании Д. Ллойд-Джорджем и министром иностранных дел А. Дж. Бальфуром, убеждая их в том, что «обеспеченное публичным правом убежище» для еврейского народа может быть создано в Эрец-Исраэль под покровительством Великобритании; более того, это должно стать для нее одной из официальных целей войны. В британских правительственных кругах еще со времен Т. Герцля существовало сочувственное отношение к сионизму; в то же время они стремились сохранить территориальную целостность Османской империи и опасались, что провозглашение еврейского государства в Эрец-Исраэль спровоцирует ее распад и нанесет ущерб британским интересам в регионе. Резкое усиление германского влияния на стамбульское правительство, вступление Османской империи в войну на стороне центральных держав коренным образом изменили ситуацию. В 1916 г. было заключено секретное англо-французское соглашение (известное как договор Сайкс—Пико) о разделе турецких владений. Оно предусматривало превращение большей части Эрец-Исраэль в международную зону (за исключением района Хайфы, отходившего Великобритании); еврейское государство в договоре не упоминалось (см. Планы раздела Палестины). Однако в 1917 г. обстановка вновь изменилась: британская армия генерала Алленби развернула наступление на Эрец-Исраэль; ее успешному продвижению в немалой степени способствовала разведывательная информация, которую британское командование получало от еврейской подпольной организации Нили. В международных отношениях постепенно получал все более широкое признание принцип самоопределения наций. Руководители британского правительства постепенно осознали, что, используя успехи своих войск, давнее взаимопонимание с сионистским движением и наметившееся сотрудничество с частью ишува, Великобритания могла бы поставить этот принцип на службу своим интересам и, таким образом, добиться в Эрец-Исраэль (представлявшей собой стратегически важную зону на дальних подступах к Суэцкому каналу) больших преимуществ, чем те, которые были зафиксированы в договоре Сайкс—Пико. Это обеспечило быстрый успех дипломатических усилий лидеров лондонского центра сионистского движения; позитивному исходу переговоров способствовал также высокий авторитет, которым пользовался в Великобритании Х. Вейцман, чьи научные разработки в области производства взрывчатых веществ были важным вкладом в усиление военной мощи страны. 2 ноября 1917 г. была опубликована Декларация Бальфура, в которой подчеркивалось, что «правительство Его Величества благосклонно относится к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит все усилия, чтобы облегчить достижение этой цели». В июле 1922 г. Декларация Бальфура полностью вошла в текст утвержденного Лигой Наций британского мандата на Палестину, став тем самым международно признанным документом. Это означало, что достигнута промежуточная цель еврейского национального движения, сформулированная Т. Герцлем и закрепленная в Базельской программе, — получена «хартия», гарантирующая особые права еврейского народа на Эрец-Исраэль.

От Декларации Бальфура до Билтморской программы (1917–42). Во втором десятилетии 20 в. всемирная Сионистская организация переживала период быстрого роста: к 1921 г. число ее членов (плативших шекель) составило 855 590 человек (почти в четыре раза больше, чем в 1913 г.). Этому способствовали и взрыв энтузиазма, вызванный опубликованием Декларации Бальфура (ставшей первым неоспоримым политическим достижением сионизма), и резкий рост антисемитизма в большинстве европейских стран во время 1-й мировой войны и сразу после ее окончания, крайним выражением которого стали массовые убийства евреев на Украине в 1918–20 гг. Сионизм стал крупным общественным движением, важным фактором внутренней жизни еврейства и международной политики.

Согласно Базельской программе, международное признание права евреев на создание национального очага в Эрец-Исраэль должно было положить начало второму, преимущественно практическому этапу строительства еврейского государства — организованному переселению евреев в Эрец-Исраэль. Однако вскоре выяснилось, что после опубликования Декларации Бальфура значение политико-дипломатической деятельности сионистов не только не уменьшилось, но и возросло. В конце 1910-х – начале 1920-х гг. одним из главных ее направлений стала борьба за создание еврейского национального очага в пределах исторических границ Эрец-Исраэль. В феврале 1919 г. делегация всемирной Сионистской организации внесла на рассмотрение комитета стран — победительниц в Версале предложение установить северную границу еврейского национального очага примерно на широте Сидона, восточную — по линии Хиджазской железной дороги (проходившей через Амман), южной — по берегу Акабского залива (с включением порта Акаба). Используя поддержку сионистского движения, Великобритания в 1920 г. добилась на конференции в Сан-Ремо мандата на всю Палестину, включая Заиорданье. Однако уже в мае 1921 г. британские власти в одностороннем порядке исключили его из понятия «еврейский национальный очаг», создали эмират Трансиордания (см. Иордания) и запретили евреям селиться на его территории. Северная и северо-восточная границы подмандатной Палестины были определены в результате серии закулисных англо-французских переговоров (Земля Израиля (Эрец-Исраэль). Географический очерк), от участия в которых сионисты были отстранены; в то же время, определенное влияние на ход этих переговоров оказал сам факт существования группы еврейских поселений в районе так называемого Галилейского пальца (Тель-Хай и другие), что вынудило французское правительство согласиться на передачу этой зоны под контроль Великобритании. Представители сионистского движения приняли участие в выработке окончательного текста британского мандата на Палестину; в частности, под их влиянием Декларация Бальфура была включена в этот текст без каких-либо изъятий.

Еще до окончания 1-й мировой войны всемирная Сионистская организация начала работу по практической реализации принципов, заложенных в Декларации Бальфура. Была образована Сионистская комиссия во главе с Х. Вейцманом; в апреле 1918 г. ее члены прибыли в Эрец-Исраэль, где начали готовить условия для возобновления еврейской иммиграции, преодолевая сопротивление британских военных властей (настроенные крайне антисионистски, они категорически запрещали поселенчество и даже отказались опубликовать Декларацию Бальфура). На международной сионистской конференции в Лондоне (июль 1920 г.) был создан Керен ха-иесод как главный орган финансирования еврейской иммиграции и поселенчества в Эрец-Исраэль; функции Еврейского национального фонда (см. выше) были ограничены приобретением и освоением земельных участков. В июле 1922 г. Лига Наций признала всемирную Сионистскую организацию в качестве Еврейского агентства, на которое, в соответствии с британским мандатом на Палестину, было возложено общее руководство деятельностью по созданию еврейского национального очага в Эрец-Исраэль. В Иерусалиме было создано бюро Правления всемирной Сионистской организации. Как Еврейское агентство она регулировала еврейскую иммиграцию в Эрец-Исраэль, распределяя в диаспоре разрешения на въезд в страну, выдававшиеся британскими властями, частично оплачивала иммигрантам проезд и оказывала помощь в устройстве на новом месте, через Еврейский национальный фонд приобретала земельные участки для создания сельскохозяйственных поселений, участвовала в организации общественных работ, формировании трудовых коллективов (например, поселенческих групп), создании систем образования, здравоохранения, социального обеспечения. Сионисты стояли у истоков представительских органов ишува — Асефат ха-нивхарим (Собрания депутатов) и Ва‘ад леумми (Национального комитета), которые были созданы в 1920 г., а в 1924 г. получили официальный статус; их руководство координировало свои действия с Еврейским агентством как при решении насущных проблем еврейского населения Эрец-Исраэль, так и в отношениях с британскими мандатными властями и арабскими лидерами. Основную массу участников третьей алии, начавшейся в 1919 г., составили члены молодежных сионистских движений Хе-Халуц и Ха-Шомер ха-ца‘ир. До 1923 г. в страну прибыло около 35 тыс. человек, в результате чего численность ишува возросла более чем в полтора раза. Было основано около 50 новых сельскохозяйственных поселений (киббуцы и мошавы), многие из них — на землях Еврейского национального фонда.

Резкое расширение масштабов практической деятельности всемирной Сионистской организации потребовало четкого определения целей и методов этой деятельности. Х. Вейцман, избранный на Лондонской конференции (см. выше) президентом организации, стоял за планомерное и организованное заселение и освоение Эрец-Исраэль, по возможности без использования наемного труда, силами халуцим, вдохновляемых идеями национального возрождения и организованных в коммуны и кооперативы, которые финансировались бы некоммерческими фондами. Эта программа, развивавшая концепцию «синтетического сионизма», в целом отвечала взглядам идеологов социалистического течения в сионистском движении, стремившихся к созданию в Эрец-Исраэль общества, свободного от эксплуатации и базирующегося на «еврейском труде». В то же время позиция Х. Вейцмана подверглась резкой критике со стороны большой группы участников сионистского движения (главным образом представителей стран Западной Европы и Америки) во главе с признанным лидером Сионистской организации Америки Л. Брандайзом. Они доказывали, что ведущую роль в создании здоровой экономической инфраструктуры будущего еврейского государства могут и должны сыграть частная собственность и частная инициатива; предполагалось, что сионистские финансовые учреждения поддержат их с помощью обычных инвестиций, основанных на принципах рентабельности. После бурных дебатов на Лондонской конференции и 12-м Сионистском конгрессе (сентябрь 1921 г.) предложения Л. Брандайза и его сторонников были отвергнуты; тем самым в основу практической деятельности всемирной Сионистской организации были официально положены внеэкономические методы (фактически доминировавшие и ранее).

Концепции Х. Вейцмана и Л. Брандайза, несмотря на принципиальные различия между ними, в равной мере основывались на представлении о заселении Эрец-Исраэль и строительстве экономического фундамента еврейского государства как о направляемых, постепенных и весьма длительных процессах. Против этого представления активно выступил один из ближайших соратников Т. Герцля — М. Нордау. Под впечатлением известий о кровавых погромах на Украине он в 1919 г. предложил немедленно переселить в Эрец-Исраэль сотни тысяч евреев из Восточной Европы, невзирая на экономическую неподготовленность страны к их приему («план Нордау»). Реализация этого плана, признавал М. Нордау, породила бы многочисленные трудности, но в то же время она позволила бы решить две важнейшие проблемы: спасти целые еврейские общины от физического уничтожения и обеспечить еврейское большинство в Эрец-Исраэль. «План Нордау», заложивший основу концепции «катастрофического сионизма», был отклонен всемирной Сионистской организацией как нереальный и на некоторое время забыт, однако в 1930-х гг., после прихода нацистов к власти в Германии, В. Жаботинский и его единомышленники выдвинули сходную с ним программу немедленной эвакуации 1,5 млн. евреев Европы в Эрец-Исраэль. Это предложение, вызвавшее острую полемику как в самом сионистском движении, так и за его пределами, было отвергнуто так же, как и «план Нордау».

Пытаясь осуществить свою программу практических действий, руководство всемирной Сионистской организации столкнулось в 1920-х гг. с целым рядом проблем. Главной из них был недостаток средств, не позволявший создавать достаточное количество рабочих мест для еврейских переселенцев в Эрец-Исраэль, число которых постоянно возрастало: в 1924–28 гг. в страну прибыло 67 тыс. евреев, в 1929–39 гг. — свыше 250 тыс. В результате каждая волна иммиграции неизбежно приводила к экономическому кризису (1923, 1926–29), который преодолевался лишь с увеличением притока частного капитала в начале следующей алии. Стремясь разорвать этот порочный круг и укрепить финансовую и политическую базу сионистского движения, Х. Вейцман обратился за поддержкой к тем еврейским кругам, представители которых, не разделяя идеологию сионизма, тем не менее считали, что евреям, подвергающимся в диаспоре дискриминации и преследованиям, должна быть предоставлена возможность переселиться в Эрец-Исраэль. На 13-м Сионистском конгрессе (август 1923 г.) Х. Вейцман предложил создать «расширенное» Еврейское агентство, в которое на паритетных началах вошли бы как сионисты, так и несионисты. Несмотря на резкие возражения многих участников движения, эта инициатива была одобрена (окончательно — в 1929 г., на 16-м Сионистском конгрессе), и после длительных переговоров относительно цели, задач и структуры нового Еврейского агентства в 1929 г. состоялась его учредительная конференция. Надежды руководителей всемирной Сионистской организации на укрепление финансовой базы агентства в результате присоединения к нему несионистов оправдались лишь частично; тем не менее, приток частных капиталов из Германии, начавшийся после того, как власть в этой стране перешла к нацистам (январь 1933 г.), и продолжавшийся до 2-й мировой войны (основная часть этих капиталов была переведена в Эрец-Исраэль через созданное сионистами агентство «Ха‘авара»; см. Германия), а позднее — освобождение многих рабочих мест в результате бойкота арабского, объявленного в 1936 г., позволили ишуву избежать в 1930-х гг. нового кризиса. Социально-экономическая структура ишува в этот период значительно окрепла: развивались сельское хозяйство и, в особенности, промышленность, создавались новые поселения (только в долине Хефер их возникло около двадцати), существенно увеличилось еврейское население городов (так, число жителей Тель-Авива к 1936 г. достигло 150 тыс. человек). На протяжении 1920–30-х гг. в центре внимания лидеров сионистского движения были отношения с британским правительством и британскими властями Эрец-Исраэль. Сразу после получения мандата Лиги Наций на Палестину правительство Великобритании предприняло попытки сузить или выхолостить понятие «еврейский национальный очаг». Уже в 1921 г. (то есть еще до окончательного утверждения мандата) из него было исключено Заиорданье (см. выше). В июне 1922 г. министр колоний У. Черчилль опубликовал Белую книгу, в которой, в частности, утверждалось, что Декларация Бальфура не предусматривает превращения всей Палестины в еврейский национальный очаг, и предлагалось ограничить еврейскую иммиграцию в Эрец-Исраэль «с учетом экономической емкости страны в каждый данный момент». Была введена система иммиграционных сертификатов; предпринимались попытки умиротворить лидеров арабских националистов (прежде всего семейство Хусейни, см. Хусейни Хадж Амин Ал-), спровоцировавших в 1920–21 гг. серию антиеврейских беспорядков. Тем не менее, руководство всемирной Сионистской организации во главе с Х. Вейцманом продолжало курс на сохранение тесных контактов с британским правительством, установленных накануне публикации Декларации Бальфура. На 15-м Сионистском конгрессе (август–сентябрь 1927 г.) В. Жаботинский предложил официально провозгласить конечной целью сионистского движения создание еврейского государства на обоих берегах Иордана, но не нашел поддержки у большинства делегатов.

Однако вскоре после арабских беспорядков 1929 г., приостановки британским правительством еврейской иммиграции в Эрец-Исраэль (май 1930 г.) и публикации резко антисионистской Белой книги лорда Пасфилда (октябрь 1930 г.; издана по результатам работы комиссии во главе с сэром Дж. Хоуп-Симпсоном, в докладе которой утверждалось, что в связи с ограниченностью «экономической емкости» Палестины дальнейшее переселение евреев в страну нанесет ущерб ее арабскому населению) пробританская политика Х. Вейцмана стала подвергаться суровой критике. Его демонстративный уход с постов президента всемирной Сионистской организации и председателя Еврейского агентства стал одной из главных причин того, что правительство Великобритании фактически аннулировало многие положения Белой книги (в открытом письме премьер-министра Р. Макдональда Х. Вейцману от 13 февраля 1931 г.). Участники 17-го Сионистского конгресса (июнь–июль 1931 г.) вновь отвергли предложение В. Жаботинского принять резолюцию о необходимости достижения еврейского большинства и создания еврейского государства в Эрец-Исраэль; в ответ он и его сторонники покинули зал заседаний. Был признан нереальным и проект В. Якобсона, предусматривавший раздел Эрец-Исраэль на национальные кантоны по примеру Швейцарии. Избранное на конгрессе новое руководство движения во главе с Н. Соколовым фактически продолжило линию Х. Вейцмана; на 19-м Сионистском конгрессе (август–сентябрь 1935 г.) он был вновь избран президентом всемирной Сионистской организации и Еврейского агентства.

В конце 1936 г. – начале 1937 г. руководители Еврейского агентства во главе с Х. Вейцманом и Д. Бен-Гурионом (с 1935 г. он был председателем Исполнительного комитета Агентства), а также В. Жаботинский выступили перед британской Королевской комиссией лорда Пиля, образованной в связи с арабским восстанием, начавшимся в апреле 1936 г. Рекомендации этой комиссии, нашедшие отражение в Белой книге, опубликованной в июле 1937 г., и предусматривавшие, в частности, создание в Эрец-Исраэль еврейского и арабского государств (см. Планы раздела Палестины), вызвали бурные дебаты как в сионистском движении в целом (включая его руководство, где наметились разногласия между Х. Вейцманом и М. Усышкиным), так и в отдельных сионистских партиях (например, в Мапай Д. Бен-Гурион с оговорками поддержал план раздела, а Б. Кацнельсон выступил против). После долгих дискуссий 20-й Сионистский конгресс (август 1937 г.), в целом негативно оценив рекомендации комиссии Пиля, поручил Правлению всемирной Сионистской организации провести с британским правительством переговоры на основе принципа территориального раздела Палестины. В. Жаботинский и возглавляемая им Новая сионистская организация (см. ниже) решительно отвергли рекомендации комиссии лорда Пиля, потребовав, чтобы еврейское государство было создано на всей территории Эрец-Исраэль; по прямо противоположной причине сходную позицию заняли представители несионистского крыла Еврейского агентства, в принципе выступавшие против учреждения независимого еврейского государства. Разногласия во всемирной Сионистской организации и среди еврейства в целом дали британскому правительству (после того, как план раздела был категорически отвергнут арабами) желанный предлог для того, чтобы дезавуировать комиссию Пиля (в Белой книге, опубликованной в ноябре 1938 г. по итогам работы комиссии во главе с сэром Дж. Вудхедом), а позднее, вслед за провалом Сент-Джеймсской конференции (см. ниже), опубликовать Белую книгу М. Макдональда (май 1939 г.), в которой предлагалось: создать через десять лет единое независимое палестинское государство (с арабским большинством); допустить въезд в Эрец-Исраэль 75 тыс. евреев в ближайшие пять лет, после чего разрешать еврейскую иммиграцию только с согласия арабов; запретить или ограничить покупку евреями земли на большей части территории страны. Представители всех направлений сионистского движения и многие несионисты решительно осудили эту Белую книгу; она была безоговорочно и единодушно отвергнута комиссией Лиги Наций по мандатам как противоречащая принципам Декларации Бальфура. Лидеры всемирной Сионистской организации и представительных органов ишува отказались сотрудничать с Великобританией; еврейское население Эрец-Исраэль объявило всеобщую забастовку, сопровождавшуюся демонстрациями протеста. На 21-м Сионистском конгрессе (август 1939 г.) было решено развернуть борьбу за свободную алию и, прежде всего, резко расширить масштабы иммиграции «нелегальной», начало которой несколькими годами ранее положили члены Хаганы (см. ниже) и Бетара; она рассматривалась теперь и как мощное орудие в борьбе за национальную независимость, и как главное средство спасения евреев Германии и оккупированных ею стран от нацистских преследований.

Еще до окончания 1-й мировой войны сионистское движение столкнулось с трудноразрешимой проблемой отношений с арабами Эрец-Исраэль и арабским миром в целом. Основоположники сионизма (М. Гесс, Т. Герцль и другие) не придавали этому вопросу большого значения, считая, что сравнительно немногочисленное арабское население Эрец-Исраэль, во-первых, никогда не сможет стать самостоятельной политической силой (Эрец-Исраэль даже характеризовалась как «земля без народа для народа без земли»), а во-вторых, не будет противодействовать еврейской иммиграции, благодаря которой в стране возникнет современная социально-экономическая инфраструктура, появятся новые рабочие места и т. п. Обсуждались лишь способы нейтрализации арабских и бедуинских банд, грабивших и убивавших еврейских поселенцев; для их защиты в 1909 г. членами По‘алей Цион была создана организация Ха-Шомер. Перед 1-й мировой войной руководители всемирной Сионистской организации даже видели в арабских лидерах возможных союзников в борьбе за еврейскую автономию в рамках Османской империи (см. выше). Однако уже в эти годы арабские националисты выступили против увеличения численности еврейского населения Эрец-Исраэль и выдачи евреям разрешений на покупку земли. Значительно окрепнув в результате ликвидации турецкого владычества на Ближнем Востоке, арабское национальное движение превратилось в мощный фактор региональной политики, а после того, как в результате опубликования Декларации Бальфура вопрос о том, какому народу должна принадлежать Эрец-Исраэль, приобрел принципиальный характер, борьба за отказ Великобритании от планов создания еврейского национального очага и прекращение еврейской иммиграции (учитывая содержащееся в Декларации Бальфура обещание «не предпринимать ничего, что может повредить интересам... нееврейских общин в Палестине») стала важнейшей составной частью программы этого движения.

Тем не менее, многие руководители всемирной Сионистской организации (включая Х. Вейцмана) по-прежнему полагали, что, поскольку освоение Эрец-Исраэль евреями в принципе соответствует экономическим интересам арабов, в их антиеврейских выступлениях заинтересованы лишь феодалы, опасающиеся утратить власть, и религиозные фанатики. Такое понимание проблемы (против которого уже в первой половине 1920-х гг. выступил В. Жаботинский, доказывавший, что в условиях, когда затронуты национальные и религиозные чувства арабского населения Эрец-Исраэль, оно ни при каких обстоятельствах не согласится с еврейским заселением страны, тем более — с созданием в ней еврейского государства) диктовало курс на предотвращение конфликтов с арабами (особенно из-за земли и Святых мест), а также на установление контактов с лидерами арабского национального движения для выработки путем взаимных уступок условий сосуществования двух народов. Следуя этому курсу, Х. Вейцман в июне 1918 г. встретился в Акабе с признанным вождем арабского национализма эмиром Фейсалом; по результатам устной договоренности, достигнутой на этой встрече, в январе 1919 г. было подписано соглашение о поддержке арабами целей сионизма в Эрец-Исраэль в обмен на поддержку сионистами планов создания независимых арабских государств в Сирии и Ираке. Однако уже в марте 1920 г., став королем Сирии, Фейсал потребовал присоединения Эрец-Исраэль к его владениям. Еврейские поселения в Верхней Галилее подверглись нападениям; они были отражены отрядами еврейской самообороны в ходе так называемой милхемет ха-гвура — `героической войны` (в боях за Тель-Хай погибло восемь человек, в том числе И. Трумпельдор). Почти одновременно было выдвинуто требование создать в Палестине независимое государство (с арабским большинством); под этим лозунгом арабы совершили ряд нападений на евреев (в апреле 1920 г. — в Иерусалиме, в мае 1921 г. — в Яффе и в некоторых других местах).

На протяжении 1920-х гг. все попытки лидеров сионистского движения вступить в переговоры с полномочными представителями арабского населения Эрец-Исраэль или сопредельных арабских государств неизменно оказывались безрезультатными. Даже предложение левосионистского движения Ха-Шомер ха-ца‘ир и части членов общества Брит-Шалом создать в Эрец-Исраэль государство, которое строилось бы на основе абсолютного паритета между евреями и арабами, вне зависимости от их численности, не встретило положительного отклика, хотя представляло собой принципиальную уступку, сделанную ценой отказа от планов создания национального еврейского государства. В то же время ни одна сионистская организация не могла принять требования арабских руководителей, согласившись на создание в Эрец-Исраэль арабского государства и прекращение алии, тем более, что в конце 1920-х гг. арабское национальное движение не только значительно усилилось, но и приобрело еще более выраженную антисионистскую и антиеврейскую направленность. В августе 1929 г. вновь произошли нападения арабов на еврейские кварталы городов и сельскохозяйственные поселения. Арабские националисты вели погромную агитацию (в том числе в периодической печати), устраивали демонстрации протеста против еврейской иммиграции, пытались препятствовать покупке евреями земли, запугивая ее владельцев. Несмотря на это, руководители всемирной Сионистской организации и некоторые лидеры ишува пытались и в 1930-х гг. продолжать прежнюю линию на примирение с арабами путем достижения компромисса. Так, в 1933 г. представители Еврейского агентства вступили в контакты с группой трансиорданских шейхов (действовавших с ведома эмира Абдаллаха ибн Хусейна) о возможности крупномасштабной еврейской иммиграции в Трансиорданию; однако под давлением британских властей эти контакты были вскоре прерваны. Даже после серии кровавых арабских нападений на ишув в 1936–39 гг. руководство сионистского движения не отвергло приглашение британского правительства принять участие в переговорах за круглым столом с представителями пяти арабских стран и арабского населения Эрец-Исраэль. Эти переговоры (известные как Сент-Джеймсская конференция) состоялись в Лондоне в феврале–марте 1939 г., однако по ряду причин, в том числе из-за неуступчивости арабов, здесь также не было достигнуто никаких результатов.

С первых лет мандатного режима сионисты приступили в Эрец-Исраэль к созданию на нелегальной основе вооруженных сил самообороны ишува, в которых видели и важный элемент складывавшейся еврейской государственности («государства в пути»), и эффективное средство пресечения арабского террора, которому часто попустительствовала британская администрация. Уже во время арабских беспорядков в Иерусалиме в апреле 1920 г. отряды бывших бойцов Еврейского легиона, организованные В. Жаботинским, оказали сопротивление погромщикам. Вслед за этим В. Жаботинский и Х. Вейцман предложили возродить Еврейский легион, однако правление всемирной Сионистской организации поддержало план создания подпольной вооруженной организации Хагана (`Оборона`), выдвинутый в июне 1920 г. на съезде партии Ахдут ха-‘авода (см. ниже). Немногочисленная в первые годы своего существования Хагана к концу 1930-х гг. превратилась в значительную боевую силу (число ее бойцов достигло 25 тыс. человек). Отрядам самообороны удалось в 1929 г. отразить большинство нападений арабских террористов на города и еврейские поселения. В 1931 г. часть командиров Хаганы по ряду причин вышла из нее и, объединившись с тайными вооруженными группами сторонников В. Жаботинского, создала Иргун цваи леумми (аббревиатура Эцел). Начиная с 1934 г., важным направлением деятельности Хаганы и Эцела стало налаживание «нелегальной» иммиграции. В период арабского восстания 1936–39 гг. Хагана вновь обороняла еврейские кварталы и поселения; в эти годы сионистскому руководству и Ва‘ад леумми удалось достичь с британскими властями соглашения о создании еврейских вооруженных формирований — Полиции еврейских поселений и Специальных ночных отрядов (создателем и руководителем последних был Ч. О. Уингейт), которые представляли собой, по сути дела, легальное крыло Хаганы. В их задачу входили как защита еврейского населения, так и охрана железных дорог, аэродромов, нефтепроводов. В 1937 г. в Эцеле произошел раскол, и почти все бывшие члены Хаганы вернулись в нее; «новый» Эцел, в который входили почти исключительно сторонники Жаботинского, отверг принцип хавлага (`сдержанность`), которому следовала Хагана, воздерживаясь по политическим и моральным соображениям от вооруженных действий против мирного арабского населения, и начал осуществлять акты контртеррора — взрывы бомб в общественных местах, обстрелы транспорта. В мае 1939 г., после публикации Белой книги М. Макдональда, Хагана прервала сотрудничество с британскими властями; однако Полиция еврейских поселений продолжала действовать. (Специальные ночные отряды были распущены еще раньше).

Важным направлением деятельности сионистского движения в межвоенный период оставалась работа в диаспоре. Местные отделения всемирной Сионистской организации, сионистских партий и движений действовали почти во всех странах, где имелось сколько-нибудь значительное еврейское население (в Советском Союзе — только до начала 1920-х гг.). Они активно пропагандировали идеи сионизма, вели сбор пожертвований в Керен ха-иесод и Еврейский национальный фонд, готовили потенциальных олим (см. Алия) к переселению в Эрец-Исраэль, обучая их основам сельскохозяйственного труда (на фермах Хе-Халуца — киббуцей ха-хахшара), а в 1930-х гг. в некоторых странах — и военному делу, открывали учебные заведения, где преподавание велось на иврите (см. Образование еврейское. Новое и новейшее время), создавали женские, молодежные, культурные, спортивные ассоциации. В 1920 г. под эгидой всемирной Сионистской организации была основана ВИЦО, в 1921 г. — международное спортивное общество «Маккаби». Стремясь расширить свое влияние, сионисты вели упорную идеологическую и политическую борьбу с антисионистски настроенными религиозными ортодоксами (группировавшимися главным образом вокруг Агуддат Исраэль) и несионистскими партиями левой ориентации (прежде всего Бундом и коммунистами), соперничали с ними на выборах руководящих органов еврейских общин. Невзирая на это соперничество, предпринимались попытки укрепить единство еврейского народа: в 1936 г. представители сионистского движения С. С. Вайз и Н. Гольдман основали Всемирный еврейский конгресс. В некоторых странах Восточной и Центральной Европы сионистские партии участвовали в муниципальных и парламентских выборах (самостоятельно или в составе еврейских национальных списков).

1920–30-е гг. стали временем окончательного формирования сионистских партий как в Эрец-Исраэль, так и в диаспоре. На левом крыле движения сложилось несколько организаций социалистической ориентации — как социал-демократических (Ха-По‘эл ха-ца‘ир и Ахдут ха-‘авода, которые в 1930 г. объединились в Рабочую партию Эрец-Исраэль сокращенно — Мапай), так и левосоциалистических (Ха-Шомер ха-ца‘ир, на основе которой в 1948 г. была создана Объединенная рабочая партия сокращенно Мапам), занимавшие в ряде случаев просоветские позиции. Их сторонники, составившие подавляющее большинство участников второй и третьей алии, выступали за создание в Эрец-Исраэль общества, основанного на принципах секуляризма и экономического эгалитаризма. После окончания 1-й мировой войны социалистические сионистские партии и созданные ими организации, в первую очередь Всеобщая федерация еврейских трудящихся (см. Хистадрут), возникшая в 1920 г., стали играть решающую роль в заселении Эрец-Исраэль, строительстве экономической инфраструктуры еврейского государства, создании вооруженных организаций самообороны; на протяжении всего межвоенного периода эти партии доминировали в представительных органах ишува. Усилению социалистического крыла сионистского движения во многом способствовало принятие всемирной Сионистской организацией социально-экономической программы Х. Вейцмана (см. выше), которая была нацелена на преимущественную поддержку коллективного сектора в экономике Эрец-Исраэль, представлявшего собой главную опору социалистического сионизма.

Принципиально иные позиции заняли В. Жаботинский и его сторонники, настаивавшие на примате национальных идеалов над классовыми. В апреле 1925 г. они создали Всемирный союз сионистов-ревизионистов, программной целью которого стал пересмотр политической линии руководства всемирной Сионистской организации на осн ове возвращения к выдвинутой Т. Герцлем концепции еврейского государства как, прежде всего, национального. Соперничество и острая полемика между социалистами и ревизионистами нередко выливались (особенно в Эрец-Исраэль) в ожесточенную борьбу; так, убийство одного из лидеров социалистического течения Х. Арлозорова (июнь 1933 г.), в котором были бездоказательно обвинены члены ревизионистского движения, привело к резкому обострению обстановки в ишуве. В качестве оппонентов сионистов-социалистов выступали также сторонники религиозного сионизма, объединенные в партию Мизрахи (см. выше); основным объектом их критики был воинствующий секуляризм социалистических сионистских партий. И ревизионисты, и религиозные сионисты опирались в Эрец-Исраэль главным образом на участников четвертой и пятой алии, многие из которых принадлежали к традиционным кругам еврейства и не разделяли социалистической идеи; важную роль в противодействии социалистическому сионизму (в особенности Хистадруту) играли также Гражданское объединение и входившее в него Объединение земледельцев Израиля.

Как до 1-й мировой войны, так и сразу после ее окончания большинство членов всемирной Сионистской организации и все ее руководители не входили ни в одну из существовавших к тому времени сионистских партий; за этим внефракционным большинством уже в 1907 г. закрепилось название общие сионисты. Быстрая поляризация политических сил внутри сионистского движения в 1920-х гг. и появление на различных его флангах организаций с четкой структурой привели к размыванию этой аморфной группы, не имевшей собственной программы. В 1929 г. по инициативе И. Шварцбарта и при активном участии Х. Вейцмана, М. Усышкина, Л. Моцкина, С. С. Вайза и других видных деятелей сионистского движения был основан Всемирный союз общих сионистов, программа которого (утвержденная в 1931 г.) предусматривала создание в Эрец-Исраэль национального еврейского государства с демократической политической системой и многоукладной экономикой, базирующейся на рыночных принципах. С возникновением этой организации (вскоре распавшейся на две фракции) сионистское движение окончательно превратилось в конгломерат партий, охватывавших вкупе весь политический спектр и объединенных лишь идеей национального возрождения еврейского народа.

Этому во многом способствовал принятый 12-м Сионистским конгрессом устав всемирной Сионистской организации, согласно которому в нее могли входить на правах коллективных членов как территориальные сионистские объединения, так и союзы, «представляющие особую точку зрения» (то есть фактически политические партии). Уже на этом конгрессе представители партий составили 26,5% всех делегатов. В начале 1930-х гг. социалистические партии (прежде всего Мапай) начали широкую кампанию с целью достижения большинства в руководящих органах сионистского движения. На 17-м Сионистском конгрессе один из вождей Мапай — Х. Арлозоров был избран членом Правления всемирной Сионистской организации и возглавил его политический отдел.

На 18-м Сионистском конгрессе (август-сентябрь 1933 г.) 44% делегатов представляли социалистические партии. По их требованию была принята резолюция, гласившая: «Во всех сионистских делах дисциплинарные обязанности по отношению к Сионистской организации должны преобладать над подчинением дисциплине любой другой организации»; это решение было фактически направлено против ревизионистов, находившихся во всемирной Сионистской организации в меньшинстве и стремившихся проводить собственную политическую линию. В ответ последние (за исключением М. Гроссмана и его сторонников, покинувших в 1933 г. Всемирный союз сионистов-ревизионистов и основавших Партию еврейского государства) вышли из всемирной Сионистской организации и создали в сентябре 1935 г. Новую сионистскую организацию. На 19-м Сионистском конгрессе (август–сентябрь 1935 г.), который ревизионисты бойкотировали, представители социалистических партий составили 45% делегатов; лидеры этого крыла стали играть в движении ведущую роль. Сокращение числа партий, входивших во всемирную Сионистскую организацию, не изменило общей тенденции: их представители составили свыше 70% делегатов 21-го Сионистского конгресса, последнего перед 2-й мировой войной. Сионистские партии соперничали между собой на выборах руководящих органов еврейских общин в странах диаспоры; в Эрец-Исраэль многие из них стремились к созданию собственных сельскохозяйственных поселений, профсоюзов, банков, учебных заведений, больничных касс, а в некоторых случаях — и вооруженных организаций; стремление к созданию обособленных организационных структур было особенно характерно для ревизионистов. Даже сертификаты на въезд в Эрец-Исраэль распределялись в соответствии с партийной принадлежностью потенциальных репатриантов, что вызывало многочисленные конфликты, главным образом между ревизионистами и сторонниками социалистических партий; в то же время эта практика обеспечивала сохранение баланса сил между различными политическими течениями внутри ишува и таким образом действовала как стабилизирующий фактор.

Идеологические расхождения между партиями и их политическое соперничество в известной мере подрывали единство сионистского движения. Вместе с тем, появление внутри него организаций с собственными программами способствовало привлечению в движение людей самого различного мировоззрения. Важную роль в расширении массовой базы сионизма играли внепартийные молодежные движения — Хе-Халуц, Гордония и другие. К концу 1930-х гг. число членов всемирной Сионистской организации достигло одного млн. человек, что, учитывая уход из нее ревизионистов и полный запрет сионистской деятельности в Советском Союзе, где проживала немалая часть мирового еврейства, представляло собой весьма значительную цифру. Сионистские партии сыграли значительную роль на завершающем этапе борьбы за создание еврейского государства. Многие политические партии современного Израиля (Израильская партия труда, Ликкуд, Мапам, Национальная религиозная партия) являются их прямыми наследниками.

С началом 2-й мировой войны условия деятельности сионистского движения вновь резко изменились. Всемирная Сионистская организация приняла на вооружение выдвинутый Д. Бен-Гурионом лозунг: «Бороться с Гитлером, как будто нет Белой книги, и бороться с Белой книгой, как будто нет Гитлера». Были продолжены усилия по расширению «нелегальной» иммиграции; вместе с тем, представительные органы ишува выразили готовность возобновить сотрудничество с британскими властями. Десятки тысяч еврейских добровольцев из Эрец-Исраэль изъявили желание сражаться в рядах британской армии. Однако в первые месяцы войны правительство Великобритании продолжало проводить политику, основанную на Белой книге М. Макдональда. Еврейские добровольцы, за редкими исключениями, в армию не допускались; в октябре 1939 г. полиция арестовала группу слушателей офицерских курсов Хаганы; в феврале 1940 г. были введены в действие ограничения на покупку земли евреями, предусмотренные Белой книгой. После демонстраций протеста против этого решения, организованных Хаганой, мандатные власти потребовали от нее сдать оружие и провели в еврейских поселениях ряд обысков.

В июне 1940 г., после серии военных поражений Великобритании и ее союзников, а также открытого перехода ряда руководителей арабского национального движения (в том числе лидеров арабского населения Эрец-Исраэль) на сторону нацистов, британское правительство, которое возглавил У. Черчилль, изменило политику по отношению к сионизму и ишуву. Обыски и аресты прекратились; в армию стали принимать еврейских добровольцев; с сентября 1940 г. началось создание первых отдельных еврейских подразделений. Вместе с тем сохранялись ограничения на иммиграцию, что вызвало ряд трагических инцидентов (см. Иммиграция «нелегальная»). Тем не менее Ва‘ад леумми и Хагана возобновили сотрудничество с мандатной администрацией; руководство Эцела объявило о прекращении боевых действий, разрешило членам этой организации вступать в британскую армию и начало сотрудничать с британскими разведывательными службами, что привело к выделению из Эцела группировки Лохамей херут Исраэль (аббревиатура Лехи), члены которой продолжили вооруженную борьбу и даже пытались установить контакты с нацистской Германией и ее союзниками. Отряд Эцела участвовал в ликвидации попытки пронацистского переворота в Ираке (май 1941 г.); во время операции погиб командир организации Д. Разиэль. В 1942–43 гг. усилиями Х. Вейцмана и М. Шарета был сформирован еврейский Палестинский полк, а в 1944 г. на его основе — Еврейская бригада, которая приняла участие в сражениях с нацистами в Италии. Ударные силы Хаганы, созданные в мае 1941 г., — Палмах — вели боевые действия на территории Сирии, контролировавшейся войсками режима Виши, который сотрудничал с гитлеровской Германией (см. Франция). С конца 1942 г., когда были получены первые достоверные сведения о геноциде евреев Европы, сионистское движение предпринимало усилия для их спасения (так, посланцам Хаганы удалось организовать переправку в Эрец-Исраэль нескольких тысяч евреев из Греции и Югославии); однако результаты этих усилий были в целом ничтожны. Члены сионистских организаций различной ориентации сыграли важную роль в создании еврейских подпольных групп и партизанских отрядов; они же организовали и возглавили многие акции еврейского Сопротивления антинацистского, включая крупнейшую из них — восстание в Варшавском гетто (см. Варшава, Польша).

Борьба за создание еврейского государства (1942–48). В мае 1942 г. сионистская конференция, проходившая в нью-йоркском отеле «Билтмор», по инициативе Д. Бен-Гуриона приняла заявление о том, что целью еврейского народа в войне является «превращение Эрец-Исраэль в еврейскую республику». В этом же документе (известном как Билтморская программа) британскому правительству предлагалось отказаться от мандата на Палестину и передать полномочия мандатной администрации Еврейскому агентству. В декабре 1944 г. к Билтморской программе присоединилось Собрание депутатов ишува; еще раньше ее поддержало несионистское крыло Еврейского агентства. Тем самым было положено начало новому этапу сионистского движения — этапу борьбы непосредственно за создание еврейского государства.

За годы 2-й мировой войны число участников сионистского движения возросло более чем вдвое: в 1946 г., после возвращения ревизионистов во всемирную Сионистскую организацию (см. ниже), в нее входило 2 159 840 человек, что составляло свыше 20% общей численности еврейского народа. Таким образом, сионизм занял доминирующие позиции в политической жизни еврейства, стал главным выразителем его национальных чаяний, особенно после Катастрофы, которая показала несостоятельность любых попыток разрешить «еврейский вопрос» путем ассимиляции или добиться национального самоопределения евреев в странах диаспоры. Росту популярности и международного авторитета сионизма во многом способствовала также активная антинацистская позиция, занятая подавляющим большинством участников движения (за исключением членов Лехи) в годы войны.

Усиление влияния сионизма как на мировое еврейство, так и на международную политику, временное совпадение геостратегических интересов США и Советского Союза на Ближнем Востоке, главным образом на почве общего стремления к вытеснению из региона Великобритании (позиции которой и здесь, и во всем мире существенно ослабели), преобладание филосемитских настроений в большинстве стран Западной Европы и Америки, где значительная часть общественности была потрясена Катастрофой европейского еврейства и испытывала чувство коллективной вины перед еврейским народом, которому своевременно не была оказана помощь (в частности, такие настроения доминировали в США), — все это создало к концу 2-й мировой войны благоприятные условия для реализации Билтморской программы. Вокруг провозглашенной в ней стратегической цели еврейского национального движения объединились все сионистские партии и организации, а также многие несионисты.

В то же время сохранялись разногласия по тактическим вопросам. Президент всемирной Сионистской организации Х. Вейцман по-прежнему придерживался курса на достижение соглашения с Великобританией путем политических контактов (при этом он в ряде случаев санкционировал крупные вооруженные акции, полагая, что демонстрация силы может укрепить позиции сионистов на переговорах). Х. Вейцмана поддерживали партии Ха-Шомер ха-ца‘ир и Алия хадаша (в последнюю входили главным образом выходцы из Германии), большинство общих сионистов, значительная часть членов Ха-По‘эл ха-мизрахи и небольшая группировка И. Шпринцака в Мапай. Иную линию, получившую название «активизм», отстаивали Д. Бен-Гурион и его единомышленники, которые, не отрицая важности дипломатических усилий, призывали сочетать их с расширением «нелегальной» иммиграции (в том числе всех переживших Катастрофу евреев Европы), заселением Эрец-Исраэль вопреки запретам мандатной администрации, демонстративными вооруженными акциями против нее. Многие сторонники «активизма» возлагали определенные надежды также на поддержку со стороны правительства США, с которым сионистам удалось в годы войны установить тесные контакты (см. ниже). «Активисты» составляли большинство в Мапай и Мизрахи; их поддерживали партия Ахдут ха-‘авода (см. Тну‘а ле-ахдут ха-‘авода) и руководство влиятельной Сионистской организации Америки во главе с А. Х. Силвером. В Мапай существовала также сравнительно крупная фракция, участники которой (Э. Каплан и другие) считали, что операции военного характера должны быть лишь средством обеспечения «нелегальной» иммиграции, безопасности вновь создаваемых поселений и самой Хаганы, например, в случае попыток разоружить ее подразделения. Крайне антибританские позиции заняли ревизионисты: Эцел и Лехи считали подпольную террористическую деятельность единственно эффективным методом противодействия как британской администрации, так и арабским националистам.

До осени 1945 г. всемирная Сионистская организация в основном следовала курсу Х. Вейцмана, считая своей главной задачей посильную помощь союзникам (в том числе Великобритании) в борьбе с нацизмом. Кроме того, и руководящие деятели британского правительства (в том числе премьер-министр У. Черчилль), и лидеры лейбористской оппозиции нередко выступали в этот период (публично или в частных беседах с лидерами сионистского движения) с заявлениями в пользу сионизма, что порождало надежды на реализацию Билтморской программы мирным путем. Когда Эцел поднял в Эрец-Исраэль вооруженное восстание против мандатных властей (февраль 1944 г.), а члены Лехи убили в Каире британского статс-секретаря по ближневосточным делам лорда Мойна (ноябрь 1944 г.), Еврейское агентство потребовало, чтобы эти организации прекратили вооруженные действия, а после того, как руководство Эцела ответило отказом, санкционировало захват нескольких сотен его членов Хаганой и их выдачу британским службам безопасности (так называемая операция «Сезон»).

Летом 1945 г. к власти в Великобритании пришло лейбористское правительство. Несмотря на то, что в программе лейбористской партии содержалось обязательство содействовать развитию и расширению еврейского национального очага в Эрец-Исраэль, премьер-министр К. Эттли и, в особенности, министр иностранных дел Э. Бевин, оказавшись под влиянием проарабски настроенных чиновников внешнеполитического ведомства и опасаясь, что в условиях начавшейся «холодной войны» либо само вновь созданное еврейское государство окажется прокоммунистическим, либо его провозглашение подтолкнет арабские страны к сближению с Советским Союзом, начали проводить антисионистскую политику; они отказались даже рассматривать вопрос о создании еврейского государства и увеличении иммиграционной квоты, определенной в 1,5 тыс. человек в месяц (несмотря на то, что для сотен тысяч европейских евреев, переживших Катастрофу и сконцентрированных после войны в лагерях для перемещенных лиц, репатриация в Эрец-Исраэль была единственной возможностью вернуться к нормальной жизни). Под руководством Еврейского агентства была возобновлена «нелегальная» иммиграция; в Европе ее организовывали и координировали Мосад ле-‘алия бет, созданный Хаганой еще до начала 2-й мировой войны, организация Бриха, основанная членами молодежных сионистских движений, и Мерказ ла-гола, в который входили бойцы Еврейской бригады. Британские власти стали более активно перехватывать суда, задействовав для этого свою разветвленную разведывательную службу; задержанных нелегальных иммигрантов отправляли в лагеря на Кипре. В ответ по инициативе Д. Бен-Гуриона Хагана наладила сотрудничество с Эцелом и Лехи, создав объединенный фронт еврейского сопротивления (осень 1945 г.), который осуществил ряд вооруженных акций; самой крупной из них стал одновременный взрыв на всех железнодорожных путях в стране (в ночь на 2 ноября 1945 г.). В Эрец-Исраэль происходили массовые демонстрации протеста против политики Великобритании, нередко завершавшиеся столкновениями с полицией. Тем самым руководство сионистского движения фактически взяло на вооружение «активистскую» тактику, что, в свою очередь, стало одним из факторов, способствовавших возвращению членов ревизионистской Новой сионистской организации (во время Катастрофы погибла большая часть ее сторонников) во всемирную Сионистскую организацию. В 1946 г. последователи Жаботинского вновь вступили в нее и впервые после 1933 г. приняли участие в работе очередного Сионистского конгресса (см. ниже).

Осенью 1945 г. президент США Г. Трумэн, сочувственно относившийся к сионизму, предложил премьер-министру Великобритании немедленно разрешить въезд в Эрец-Исраэль 100 тыс. евреев, находившихся в лагерях для перемещенных лиц (эта инициатива была выдвинута в известной степени под воздействием общественного мнения США, настроенного в пользу сионизма, а также из-за того, что правительство страны несло основную часть расходов по оказанию помощи перемещенным лицам). К. Эттли ответил контрпредложением создать совместную англо-американскую комиссию по изучению проблемы (октябрь 1945 г.). Эта комиссия, посетив в январе-марте 1946 г. Эрец-Исраэль, столицы арабских государств и лагеря для перемещенных лиц в Европе, рекомендовала создать в Палестине единое бинациональное государство, основанное на паритете, и немедленно допустить в страну 100 тыс. еврейских беженцев. Правительство К. Эттли отвергло рекомендации комиссии (май 1946 г.), что привело к резкому обострению обстановки. 17 июня 1946 г. участники еврейского движения сопротивления разрушили все шоссейные и железнодорожные мосты, связывавшие Эрец-Исраэль с соседними странами (операция была проведена с согласия Х. Вейцмана); 20 июня британская полиция арестовала и интернировала свыше двух тыс. членов ишува, в том числе многих руководителей Еврейского агентства и Ва‘ад леумми; 22 июля бойцы Эцела взорвали южное крыло иерусалимского отеля «Царь Давид», где располагались центральные учреждения британской мандатной администрации.

Эта акция, сопровождавшаяся многочисленными человеческими жертвами, побудила Д. Бен-Гуриона отдать распоряжение о приостановке вооруженной борьбы; по некоторым сведениям, это было сделано также с целью обеспечить условия для тайной переправки в Эрец-Исраэль оборудования для производства боеприпасов. В результате единый фронт еврейского сопротивления распался: Эцел и Лехи продолжили боевые действия. Активизировалась деятельность по заселению ряда районов страны; так, только в ночь с 15 на 16 октября 1946 г. в Негеве было заложено 11 новых поселений (см. также Хома у-мигдал).

Тем временем новая англо-американская комиссия, которую возглавляли лорд — председатель совета (член кабинета министров Великобритании) Г. Моррисон и чиновник государственного департамента США Г. Грейди, разработала проект раздела Палестины на еврейский, арабский и британский секторы (в последний предполагалось включить Иерусалим и Негев) при сохранении ряда важных полномочий в руках британского верховного комиссара по меньшей мере на четыре года (план Моррисона—Грейди). Было предложено провести на основе этого проекта еврейско-арабские переговоры под эгидой США и Великобритании. 22-й Сионистский конгресс (декабрь 1946 г.), подавляющее большинство на котором составили сторонники «активизма», не принял план Моррисона—Грейди и счел проведение переговоров нецелесообразным, вопреки возражениям Х. Вейцмана, полагавшего, что участие сионистов в переговорах, основанных на принципиальном признании еврейского государства, возможно. Тем самым политическая линия Х. Вейцмана была окончательно отвергнута. После его ухода в отставку пост президента всемирной Сионистской организации впервые остался вакантным; фактически ее руководителем стал Д. Бен-Гурион.

После провала предпринятых в начале 1947 г. попыток провести в Лондоне еврейско-арабские переговоры на основе нового варианта плана Моррисона—Грейди британское правительство передало палестинский вопрос на рассмотрение Организации Объединенных Наций (апрель 1947 г.). На специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, созванной в апреле-мае 1947 г., руководители сионистского движения — Д. Бен-Гурион, А. Х. Силвер и М. Шарет — выступили как полномочные представители еврейского народа, потребовав от его имени, чтобы мировое сообщество прекратило действие британского мандата на Палестину и приняло на основе Декларации Бальфура решение о создании независимого еврейского государства. Их поддержали делегаты США, Советского Союза, стран Западной и Восточной Европы, Латинской Америки; против высказались представители арабских государств, Турции, Индии. В итоге сложных дипломатических маневров была создана Специальная комиссия ООН по Палестине, в задачу которой входило всестороннее рассмотрение проблемы и подготовка рекомендаций по ее решению. Деятельность комиссии (июнь-август 1947 г.) разворачивалась на фоне эскалации напряженности в Эрец-Исраэль и вокруг нее. Еврейские боевые организации продолжали вооруженную борьбу; мандатная администрация отвечала репрессиями, включая смертные казни. Обострился вопрос о «нелегальных» иммигрантах: инцидент с насильственным возвращением в Германию судна «Эксодус 1947», на котором 4,5 тыс. евреев, переживших Катастрофу, пытались достичь Эрец-Исраэль, потряс мировую общественность.

Арабские страны угрожали экономическими санкциями всем, кто поддержит проект создания еврейского государства, и обещали устроить в Эрец-Исраэль резню евреев, которая «превзойдет все ужасы Чингисхана». Сионистские организации многих стран, прежде всего США, полные решимости не допустить повторения Катастрофы, проводили митинги и демонстрации протеста против политики Великобритании в Палестине. В результате общественное мнение Западной Европы и Америки к лету 1947 г. было решительно настроено в пользу сионизма. Это сказалось на результатах работы Специальной комиссии ООН, большинство членов которой (свыше, чем две трети) поддержало предложенный руководителями всемирной Сионистской организации и Х. Вейцманом проект раздела Палестины на два государства — еврейское и арабское — с выделением Иерусалима и Бет-Лехема в особую международную зону. Меньшинство высказалось в пользу создания федеративного бинационального государства. В сентябре 1947 г. оба плана были представлены на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН; последовал новый раунд дипломатической борьбы, активное участие в которой приняли лидеры сионистского движения, включая Х. Вейцмана. Ему удалось добиться от президента США Г. Трумэна обещания содействовать созданию еврейского государства, которое имело бы выход к Красному морю. Во многом благодаря усилиям сионистов Генеральная Ассамблея ООН утвердила 29 ноября 1947 г. план раздела Палестины, предусматривавший создание на значительной части ее территории независимого еврейского государства.

После принятия этого решения главными задачами сионистского движения стали подготовка к провозглашению еврейского государства и блокирование попыток воспрепятствовать этому военным или политическим путем. Для отражения нападений арабов на ишув, начавшихся сразу после опубликования резолюции ООН, и в предвидении вторжения регулярных армий арабских стран после вывода британских войск была начата реорганизация еврейских вооруженных сил, которой руководил Д. Бен-Гурион, возглавивший военный отдел Еврейского агентства: создавались артиллерия, военно-морские и военно-воздушные части; за рубежом закупалось оружие. Была объявлена всеобщая мобилизация. Уже в апреле 1948 г. Хагана перехватила инициативу в боевых действиях и установила контроль почти над всей территорией будущего еврейского государства. В сотрудничестве с комиссией ООН по Палестине Еврейское агентство создало временные органы власти — Мо‘эцет ха-‘ам (Народный совет), в который вошли 37 представителей почти всех политических течений ишува, и Минхелет ха-‘ам (Народное правление) из 13 человек, которое возглавил Д. Бен-Гурион. Продолжалась активная дипломатическая работа: так, Х. Вейцману, представителям всемирной Сионистской организации в ООН и лидерам Сионистской организации США удалось предотвратить принятие выдвинутого в марте 1948 г. предложения Госдепартамента США об установлении временной опеки ООН над Палестиной и отсрочке создания еврейского государства до достижения мира с арабами, а также не допустить утверждения второй специальной сессией Генеральной Ассамблеи ООН по Палестине (апрель-май 1948 г.) любых других постановлений, которые отменяли бы резолюцию о разделе страны.

14 мая 1948 г., за несколько часов до истечения срока британского мандата на Палестину, глава Еврейского агентства Д. Бен-Гурион зачитал на заседании Народного совета в Тель-Авиве Декларацию независимости Израиля, провозгласив тем самым создание еврейского государства в Эрец-Исраэль.

Период становления и укрепления Государства Израиль (1948–67). С провозглашением независимости Израиля цель сионистского движения, зафиксированная в Базельской и Билтморской программах, была достигнута: в Эрец-Исраэль возникло еврейское государство, предоставившее всем евреям право на возвращение на историческую родину (закреплено в Законе о возвращении, принятом в июле 1950 г.) и создавшее условия для реализации ими этого права. Однако борьба за осуществление национальных чаяний еврейского народа еще далеко не завершилась: сразу же после создания Государства Израиль армии пяти арабских стран начали против него военные действия. Во время Войны за Независимость сионистские организации всего мира, направлявшие в Израиль добровольцев, закупавшие для него оружие и организовывавшие кампании политического давления на правительства своих стран (наиболее активны были сионисты США), оказали молодому государству неоценимую помощь в борьбе с многократно превосходящими силами противника. Дипломатические усилия миссии всемирной Сионистской организации при ООН во многом способствовали срыву всех попыток пересмотра резолюции Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1947 г. Сионистское движение сыграло значительную роль в абсорбции массовой алии 1948–51 гг. (в ходе которой в Израиль прибыло почти 700 тыс. репатриантов, в результате чего еврейское население страны возросло более, чем вдвое), организовав масштабную кампанию по сбору пожертвований и распространению израильских государственных облигаций среди евреев диаспоры.

Несмотря на то, что сионистское движение продолжало активную деятельность, уже на рубеже 1940–50-х гг. остро встал вопрос о его сущности, функциях и задачах. Лидеры всемирной Сионистской организации возглавили вновь созданное еврейское государство: Х. Вейцман стал его президентом, Д. Бен-Гурион — премьер-министром Временного правительства, М. Шарет — министром иностранных дел. Сионистские партии стали политическими партиями Государства Израиль. Однако уже в 1949 г. израильское руководство в принципе отвергло возможность участия центральных органов сионистского движения и сионистских организаций стран диаспоры в определении внутренней и внешней политики Израиля; это привело к острому конфликту между Д. Бен-Гурионом и А. Х. Силвером (который с весны 1948 г. фактически возглавлял сионистское движение в диаспоре), завершившемуся уходом последнего со всех руководящих постов в Сионистской организации США. Государство Израиль взяло на себя важнейшие функции сионистского движения — координацию и финансовое обеспечение дальнейшего заселения Эрец-Исраэль, а также политико-дипломатическое представительство интересов всего мирового еврейства. В ноябре 1952 г. Кнесет принял закон о статусе Сионистской организации — Еврейского агентства; согласно этому акту, на сионистское движение возлагались хотя и важные, но все же вспомогательные обязанности по обеспечению алии и абсорбции новых репатриантов. Специализированные органы всемирной Сионистской организации начали постепенно сливаться с израильскими государственными учреждениями: так, в августе 1960 г. земли Еврейского национального фонда перешли в распоряжение Государственного земельного управления Израиля. Керен ха-иесод был в 1956 г. зарегистрирован как израильская компания. Важной задачей сионистского движения оставалась мобилизация помощи мирового еврейства Государству Израиль; однако после 1948 г. сбором пожертвований в пользу Израиля и проведением кампаний в его поддержку занялись многие еврейские организации (так называемые «друзья Израиля»), значительная часть которых (особенно в США) никак не была связана со всемирной Сионистской организацией. Перед сионизмом как общественным движением встала сложная проблема самоидентификации, отыскания своего, особого места в системе еврейских организаций, определения новых, только ему присущих целей.

Пытаясь решить эту проблему и учитывая то, что с созданием Государства Израиль Базельская и Билтморская программы были выполнены, участники 23-го Сионистского конгресса (август 1951 г.) приняли Иерусалимскую программу, ключевой пункт которой гласил: «Задачей сионизма является укрепление Государства Израиль, собирание изгнанников в Эрец-Исраэль и забота о единстве еврейского народа». Исходя из этой формулировки, лидеры сионистского движения Западной Европы и Америки (в том числе Н. Гольдман, занимавший в 1956–68 гг. пост президента Сионистской организации, которая с 1960 г. официально именовалась Всемирной сионистской организацией) попытались провозгласить его основными целями пропаганду идеи национального возрождения еврейского народа в Эрец-Исраэль и укрепление связей между евреями Израиля и диаспоры. Против таких попыток решительно выступил Д. Бен-Гурион; он доказывал, что сионизм может иметь будущее как самостоятельное движение лишь в случае его превращения в объединение тех, кто намеревается — хотя бы в принципе — лично совершить алию и побуждает к этому других. Последовала длительная дискуссия; лишь к исходу 1960-х гг. руководители сионистского движения в диаспоре, обеспокоенные ассимиляцией американского и западноевропейского еврейства, пришли к мнению, что еврейское национальное самосознание неотделимо от идеи возвращения в Эрец-Исраэль, и приняли точку зрения Д. Бен-Гуриона. В новой редакции Иерусалимской программы, утвержденной 27-м Сионистским конгрессом (июнь 1968 г.), готовность лично репатриироваться в Израиль была признана непременным условием принадлежности к любой сионистской организации.

В 1950–60-х гг. сионистское движение продолжало играть значительную, в ряде случаев ведущую роль в организации алии из различных стран и абсорбции новых репатриантов в Израиле. Еврейское агентство (после 1947 г. в него входили только сионисты) создало во всех крупных еврейских центрах (за исключением Советского Союза и стран Восточной Европы) курсы по изучению иврита, финансировало и координировало доставку олим в Израиль, помогало их устройству на новом месте (в частности, в ведении агентства находились созданные в конце 1950-х гг. центры абсорбции; его социальный отдел оказывал специальную помощь пожилым и нуждающимся репатриантам). Сионистские организации различных стран (прежде всего США) оказывали еврейскому государству значительную финансовую поддержку, особенно при создании новых поселений, освоении отдаленных и приграничных районов страны, осуществлении программ культурного развития. Сионисты были среди наиболее активных участников движения солидарности с Израилем во время Синайской кампании и Шестидневной войны. Как и в предшествовавший период, сионисты стремились сплотить мировое еврейство: в 1958 г. по предложению Н. Гольдмана была создана Всемирная конференция еврейских организаций; он же с 1949 г. по 1968 г. возглавлял Всемирный еврейский конгресс.

Современный период (с 1967 г.). Несмотря на упадок сионизма как общественного движения, начавшийся после создания Государства Израиль (к 1972 г. число членов Всемирной сионистской организации сократилось по сравнению с 1946 г. почти в два с половиной раза и составило менее 900 тыс. человек), сионистская идеология продолжала развиваться, охватывая все новые круги еврейства: многие еврейские организации, формально не входившие в сионистское движение, фактически стали руководствоваться ею в своей деятельности. Глубокая тревога за судьбу Израиля, охватившая евреев всего мира перед Шестидневной войной, и их ликование по поводу решительной победы вооруженных сил еврейского государства в этой войне, а также участие почти всех еврейских организаций в беспрецедентной по размаху кампании солидарности с Израилем показали, что вопреки ассимиляционным процессам евреи по-прежнему составляют единый народ, значительное большинство которого рассматривает Израиль как свой национальный центр. Учитывая это, делегаты 27-го Сионистского конгресса одобрили проект реорганизации Еврейского агентства путем включения в него (подобно тому, как это было сделано в 1929 г.; см. выше) представителей несионистских еврейских организаций. В «расширенное» Еврейское агентство, созданное в 1970–71 гг., вошли представители Всемирной сионистской организации, Объединенного еврейского призыва, еврейских ассоциаций, занимающихся сбором пожертвований для Керен ха-иесод (подробнее см. Сионистская организация. Сионистская организация и Еврейское агентство). В 1984 г. в результате так называемого Кесарийского процесса (серии встреч и дискуссий, начало которым было положено в феврале 1981 г. в Кесарии) представители Объединенного еврейского призыва и других несионистских еврейских организаций, участвовавшие в работе Ассамблеи Еврейского агентства, заявили (с некоторыми оговорками) о своем присоединении к Иерусалимской программе (см. выше). Тем самым организационная база сионистского движения существенно расширилась. В 1986 г. Ассамблея Еврейского агентства решила прекратить употребление термина «несионисты» в отношении его участников, не входящих во Всемирную сионистскую организацию (было предложено определение «новые сионисты», однако оно употребляется редко).

В 1970-х гг. значительно укрепилась и организационная база Всемирной сионистской организации как таковой: в нее вступили Всемирная федерация сефардских (см. Сефарды) общин (1972), Всемирное спортивное общество «Маккаби» (1972), Всемирный союз прогрессивного иудаизма (1976; см. Реформизм в иудаизме), Всемирный совет синагог (1977; см. Консервативный иудаизм), ортодоксальный Конгресс синагог и общин (1978). Число зарегистрированных членов организации к 1978 г. выросло до 1,2 млн., в 1982 г. достигло 1,5 млн.; в то же время в выборах делегатов 31-го Сионистского конгресса (декабрь 1987 г.) участвовали на индивидуальной основе лишь 223 тыс. человек, из них 183 тыс. — в США. Одновременно возникла угроза растворения Всемирной сионистской организации в «реформированном» Еврейском агентстве, несионистское (позднее — «новосионистское») крыло которого представляло значительно более широкие круги еврейства. Эта опасность была тем более реальна, что к началу 1980-х гг. проблема самоидентификации, вставшая перед Всемирной сионистской организацией сразу после создания Государства Израиль, так и не была разрешена. Зафиксированное в Иерусалимской программе требование, чтобы каждый участник сионистского движения был готов лично совершить алию, практически не выполнялось. После долгих дебатов была отменена принятая небольшим большинством голосов резолюция 28-го Сионистского конгресса (январь 1972 г.), лишавшая права на переизбрание всех руководителей Всемирной сионистской организации, не переселившихся в Израиль в течение двух сроков пребывания на своем посту. К началу 1980-х гг. Всемирная сионистская организация почти утратила отличие от других еврейских объединений, уступая им в то же время и по численности, и по масштабам деятельности.

Сознавая насущную необходимость перемен, председатель Правления Всемирной сионистской организации А. Дульчин (занимал этот пост в 1978–87 гг.) провел в 1983–86 гг. в Израиле и в диаспоре ряд конференций и дискуссий, названных в совокупности Герцлийским процессом (первая из них состоялась в городе Герцлия). Его итогом стал ряд рекомендаций, направленных на оживление деятельности Всемирной сионистской организации и привлечение в нее новых членов. В соответствии с этими рекомендациями Исполнительный комитет организации после острых дебатов утвердил в 1986 г. декларацию «Принципы сионизма» и список правил, так называемых «сионистских мицвот», соблюдение которых, по замыслу его составителей, должно было отличать собственно сионистов от «друзей Израиля». «Сионистские мицвот» требовали от членов Всемирной сионистской организации не только активно участвовать в делах общины и заниматься сбором средств в пользу Израиля, но также повышать уровень своего еврейского образования, изучать иврит и — самое главное — готовиться к алие, поощряя к этому других. Тех, кто соблюдает «сионистские мицвот» (что и для рядовых участников, и для лидеров движения считалось делом сугубо добровольным), предполагалось объединить во «Всемирное движение магшимим» (буквально `воплощающих`, `осуществляющих`)». Исполнительный комитет решил также существенно демократизировать систему выборов делегатов сионистских конгрессов. Последнее решение было реализовано в ходе подготовки 31-го Сионистского конгресса; остальные инициативы к концу 1980-х гг. сошли на нет, не дав ощутимых результатов. На рубеже 1980–90-х гг. упадок Всемирной сионистской организации продолжался. Началось сокращение ее бюджета: с 64 млн. долларов в 1986/87 гг. финансовом году до 56 млн. в 1988/89 гг. и 49 млн. долларов в 1990/91 гг. В Еврейском агентстве выросло влияние представителей Объединенного еврейского призыва и Керен ха-иесод; так, под их давлением А. Дульчин был в 1987 г. вынужден оставить посты председателя агентства и председателя Правления Всемирной сионистской организации; на обеих должностях его сменил С. Диниц.

В 1980-х гг. заметно сузилась и сфера деятельности Еврейского агентства. В 1988 г. комиссия И. Каца (родился в 1927 г.) рекомендовала ему передать все свои функции по обеспечению приема новых репатриантов в Израиле, включая содержание центров абсорбции, в ведение созданного в 1968 г. Министерства абсорбции с тем, чтобы исключить параллелизм в работе двух ведомств, приводивший к излишним затратам. Правление Еврейского агентства приняло эту рекомендацию; бюджет и штат отдела алии и абсорбции были существенно сокращены. В результате агентство оказалось неподготовленным к массовой алие из Советского Союза, начавшейся в конце 1989 г., и было вынуждено сосредоточиться главным образом на доставке репатриантов и их багажа в Израиль. Участие Еврейского агентства в приеме олим в Израиле ограничилось выплатой части «корзины абсорбции» (средств, выдаваемых новым репатриантам на первоначальное устройство в стране); в 1990 г. эта часть сократилась до 25%, а в 1991 г. была превращена в заем. В 1988 г. Министерство абсорбции впервые возглавил представитель несионистской группировки — раввин И. Перец (родился в 1939 г.), избранный в Кнесет от партии Шас (занимал эту должность до 1992 г.). Одновременно резко сократились ассигнования на создание новых и расширение существующих сельскохозяйственных поселений. В 1988 г. комиссия М. Амита (1921–2009) рекомендовала Еврейскому агентству сконцентрировать усилия на координации и финансировании комплексных проектов развития периферийных районов Израиля, прежде всего Галилеи и Негева; однако к началу 1990-х гг. выполнение этих рекомендаций начато не было, несмотря на их одобрение правлением Еврейского агентства. Из-за недостатка средств значительно снизились темпы осуществления проекта «Обновление» (разработанной в 1977 г. программы реконструкции 82 городов и городских районов Израиля). Приоритетными направлениями работы Еврейского агентства оставались доставка репатриантов в Израиль (так, в мае 1991 г. представители агентства приняли деятельное участие в подготовке операции «Шломо» — эвакуации 14 тыс. фалаша из Эфиопии), сбор в диаспоре пожертвований в пользу Израиля (в 1990–91 гг. были проведены специальные кампании «Эксодус» и «Эксодус-2», принесшие сотни млн. долларов на абсорбцию новых репатриантов из Советского Союза и Эфиопии), а также руководство программами еврейского образования (для их координации в ноябре 1990 г. было создано Управление еврейского образования).

За столетие своего существования сионистское движение прошло уникальный в своем роде путь развития; основное достижение сионизма — восстановление после почти двухтысячелетнего перерыва политического центра нации, рассеянной по многим странам мира, — явилось и остается поныне беспрецедентным в истории человечества. В наши дни (начало 1990-х гг.) движение находится на распутье. Его конечная цель — собирание основной части еврейского народа в Эрец-Исраэль — еще далеко не достигнута; вместе с тем роль сионизма в достижении этой цели постоянно уменьшается. Так, в подготовке и осуществлении репатриации советских евреев в 1989–92 гг. (единственной массовой алии с начала 1950-х гг.) идеологическое участие движения было ничтожным, организационное и финансовое — весьма ограниченным. Алия из стран Америки и Западной Европы, где действуют крупные и разветвленные сионистские организации, крайне невелика; в то же время в тех странах, откуда наблюдается стабильный приток репатриантов (Советский Союз, Эфиопия), сионистское движение или не существует, или не пользуется заметным влиянием. Нарастающая ассимиляция значительной части евреев Европы и Америки наряду с распространением в Израиле представлений о том, что здесь зарождается новая, отличная от собственно еврейской, нация (см. Еврей), поставили под вопрос и значение сионизма как связующего звена между евреями Эрец-Исраэль и стран диаспоры. Все эти процессы стимулировали (в частности, в ходе 32-го Сионистского конгресса, состоявшегося в июле 1992 г.) острые дискуссии о перспективах сионизма и как идеологии, и как общественного движения.

См. также Сионистское движение в отдельных странах, Антисионизм.

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ > Общие сведения
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Плакат молодежного сионистского движения Молодая Иудея.

Плакат молодежного сионистского движения Молодая Иудея.
 
«Возрождение еврейской нации». Рисунок Э. М. Лилиена.

«Возрождение еврейской нации». Рисунок Э. М. Лилиена.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Сион Сионистская комиссия следующая статья по алфавиту