главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
сефарды. Электронная еврейская энциклопедия
сефарды

КЕЭ, том 7, кол. 772–782
Опубликовано: 1994

СЕФА́РДЫ (סְפָרַדִּים, сфараддим; ед. число סְפָרַדִּי, сфарадди; от топонима Сфарад, упоминаемого в Ов. 1:20 и отождествленного в Таргуме Ионатана с Испанией), потомки евреев, изгнанных в 1490-х гг. с Пиренейского полуострова или покинувших его впоследствии, в 16–18 вв.; этнокультурная общность, являющаяся частью еврейского народа. В настоящее время сефардами нередко называют (особенно в Государстве Израиль) всех евреев неашкеназского происхождения (см. Ашкеназы).

Субэтнос сефарды сформировался на Пиренейском полуострове (территория современных Испании и Португалии) в эпохи поздней античности и средневековья. Еврейские общины начали возникать здесь не позднее 1 в. н. э.; сведения о них крайне скудны и не дают возможности определить, существовали ли уже в этот период какие-либо различия между предками сефардов и другими группами евреев. В 5–7 вв. еврейское население Пиренейского полуострова подверглось преследованиям со стороны владевших им вестготов (визиготов); к началу 8 в. здесь не осталось евреев, открыто исповедовавших иудаизм. Мусульмане, завоевавшие в 711–718 гг. почти весь полуостров, закрепили за евреями статус зимми; оставаясь в неравноправном положении, они получили в то же время общинную автономию, свободу вероисповедания и экономической деятельности. Через арабские государства Северной Африки установились тесные связи между законоучителями Вавилонии и духовными руководителями общин Пиренейского полуострова: представители этих общин были в числе учащихся иешив Суры и Пумбедиты, а раввины Лусены (Алисаны), Барселоны и ряда других городов вели переписку с вавилонскими гаонами. Это обусловило признание сефардами законодательного авторитета Вавилонского Талмуда, принятие ими сложившихся в Вавилонии методов и правил изучения и комментирования Торы, а также литургии: одним из основных источников нуссах (носах) Сфарад стал молитвенник Амрама Гаона, составленный в 9 в.

С 10 в. Пиренейский полуостров стал важнейшим центром еврейской учености и культуры; сильное влияние мусульманского окружения, которое испытывали в этот период образованные слои еврейского общества (в значительной степени интегрированные в экономическую и политическую систему исламских государств), стремление многих евреев к гармоничному сочетанию религиозных и светских знаний во многом предопределило духовный облик сефардов. Известное влияние оказало на него (вопреки энергичному противодействию таких религиозных авторитетов, как Нахманид и Иона бен Аврахам Геронди) учение Маймонида, в особенности попытка последнего осуществить синтез еврейской религии с греко-арабской рационалистической философией (аристотелизмом).

В мусульманских государствах Пиренейского полуострова начала складываться и структура руководства сефардскими общинами с характерными для нее олигархическими тенденциями. Здесь же были выработаны использовавшиеся сефардами впоследствии шрифты — скорописный, квадратный и «раввинский», именуемый обычно шрифтом Раши (см. Палеография).

В середине 12 в., с переходом почти всех мусульманских государств Пиренейского полуострова под власть Альмохадов, существовавшие здесь еврейские общины были уничтожены. Основная часть еврейского населения переместилась на север, в христианские королевства (к середине 13 в. они контролировали в совокупности весь полуостров, за исключением Гранады); некоторые переселились в Северную Африку (например, семья Маймонида) или в Эрец-Исраэль. Основным разговорным, а затем и литературным языком евреев, живших на Пиренеях, стал еврейско-испанский язык; использовались также схожий с ним еврейско-португальский и более близкий к провансальскому (окситанскому) еврейско-каталанский язык. Значительно возросла интенсивность духовных контактов (которые поддерживались и в предшествовавший период) с общинами христианских государств Европы — ашкеназами, евреями Прованса и другими. Так, уже в середине 12 в. уроженец Наварры Аврахам Ибн Эзра совершил длительную поездку по Италии, Провансу, Франции и Англии (см. Великобритания); именно во время этого путешествия была написана большая часть его трудов. Начиная с 13 в., многие видные еврейские ученые, жившие на Пиренейском полуострове (в их числе Нахманид), учились у тосафистов (см. Тосафот) Северной Франции и Германии, перенимая разработанные ими методы изучения и комментирования Торы.

В 13–15 вв. окончательно определились особенности религиозной практики и культа, характерные для евреев Пиренейского полуострова и отличавшие их от ашкеназов. Эти особенности, унаследованные сефардами, касались прежде всего трактовки галахических вопросов (см. Галаха): так, сефардам, в отличие от ашкеназов, было разрешено есть рис, кукурузу и горох в Песах, употреблять в пищу вместе с молочными продуктами яйца, найденные при ритуальном убое внутри кур. В связи с запретом есть седалищный нерв (см. Кашрут) ашкеназы, как правило, не употребляли в пищу бедро млекопитающего, а сефарды лишь извлекали нерв (позднее это делали и марраны, что помогало инквизиции выявлять их). Возникли также многочисленные расхождения в обычаях: например, у сефардов не было и до сих пор не существует установлений, аналогичных такканот раввина Гершома бен Иехуды Меор ха-Гола, запрещающих многоженство и развод против воли жены (в христианских государствах Пиренейского полуострова подобные запреты исходили от королей, но в отдельных случаях, например, в Арагоне, евреям разрешали брать вторую жену). В то же время, введенное раввином Гершомом правило не укорять в отступничестве тех, кто изменил вере, а затем вернулся в еврейство, применялось главным образом в сефардских общинах (см. ниже). Духовные руководители сефардов долгое время осуждали обряд каппарот, широко распространенный среди ашкеназов, считая его языческим (лишь после того, как Ицхак Лурия и его последователи придали этому обряду мистический смысл, отношение сефардов к нему начало меняться). Ашкеназские раввины отвергали принятую у сефардов практику чтения слихот в субботу, предшествующую Иом-Киппуру. Обозначились и различия в устройстве синагог и порядке синагогальной службы: так, в сефардских синагогах Сефер-Тора хранился в богато инкрустированном деревянном или серебряном футляре (у ашкеназов — в чехле из парчи или шелка), ковчег (шкаф) для хранения свитка (хехал, у ашкеназов — арон ха-кодеш) часто имел три отделения, из которых центральное было самым высоким, возвышение для публичного чтения Торы (бима) располагалось в центре синагоги (у ашкеназов — около арон ха-кодеш), возношение свитка Торы предшествовало его чтению (у ашкеназов — следовало за ним) и т. п.

С 12 в. еврейское население Пиренейского полуострова (прежде всего состоятельная и образованная его часть) находилось под сильным воздействием христианской и светской европейской культуры. Это воздействие заметно усилилось с конца 14 в., когда в результате жестоких преследований (особенно после кровавых погромов, прокатившихся в 1391 г. по городам Кастилии и Арагона) многие евреи, включая раввинов и руководителей общин, начали переходить в католичество, и образовались большие группы новых христиан. Хотя многие из них втайне сохранили верность своей вере и соблюдали мицвот (см. Марраны), новые христиане оказались оторванными от еврейских традиций: их дети получали образование в католических учебных заведениях. Таким образом, немалая часть сефардов утратила практически все этнокультурные отличия от своих христианских соседей, сохранив при этом еврейское национальное самосознание.

31 марта 1492 г. Фердинанд и Изабелла издали указ об изгнании евреев со всех подвластных им территорий, включавших почти весь Пиренейский полуостров (кроме Португалии и небольшого королевства Наварра), острова Сицилия и Сардиния. После этого часть испанского еврейства (в том числе еврейский сановник при дворе — рав де ла корте Аврахам Сениор, около 1412 г. — не ранее 1496 г.) приняла крещение, однако большинство предпочло покинуть страну, и после истечения назначенного срока (31 июля 1492 г.) в Кастилии, Арагоне и Сардинии не осталось ни одного еврея, открыто исповедовавшего иудаизм; исход с Сицилии завершился в начале 1493 г. Свыше половины изгнанников (120 тыс. человек) направились в Португалию, остальные (около 50 тыс.) — в Северную Африку (Марокко, Алжир, Тунис, Египет), где со времени погромов 1391 г. существовали общины беженцев с Пиренейского полуострова, в Прованс, Италию, на Ближний Восток (в Эрец-Исраэль, Сирию, Ливан) и, в особенности, на Балканы (территории современной Греции, Болгарии, Албании, Югославии, Хорватии) и в Малую Азию, находившиеся под властью Османской империи (см. Турция), правители которой охотно принимали евреев во все свои владения.

Уже в 1493 г. евреям, прибывшим из Испании, пришлось (за немногими исключениями) покинуть Португалию, а 4 декабря 1496 г. король Мануэл отдал приказ об изгнании из страны всех евреев, не принявших католичество. В марте 1497 г. евреи, еще остававшиеся в Португалии, подверглись насильственному крещению, однако в большинстве своем сохранили верность иудаизму и продолжали покидать страну; лишь в апреле 1499 г. выезд новых христиан из Португалии был запрещен. В 1500 г. последовало изгнание евреев из Прованса, в 1510 г. — из Неаполитанского королевства (южная часть Италии), перешедшего в 1504 г. под контроль испанской короны (фактически евреи оставались здесь до 1541 г.). Вторично изгнанные направлялись главным образом в те страны, где уже осели их земляки; таким образом в основных чертах определилась география сефардской диаспоры. В городах Фес, Танжер, Алжир, Оран, Александрия, Каир, Дамаск, Халеб, Стамбул, Измир, Эдирне, София, Дубровник, Белград, Рим, Венеция, Анкона и других сефарды составили значительную часть или даже большинство еврейского населения. Позднее, во второй половине 16 в. и в 17 в. сефарды, выходцы с Балкан, обосновались в Сплите, Сараево, Будапеште, Кракове; община, возникшая в конце 16 в. в польском городе Замосць (Замостье), вскоре прекратила свое существование. Отдельные семьи поселились в Молдове и Валахии (территория современной Румынии), а также в Бессарабии. С 17 в. сефарды жили и в Вене, однако сефардская община была создана здесь лишь в первой половине 18 в. В Эрец-Исраэль сефарды, селившиеся в Иерусалиме, Газе, Ашкелоне, Акко, Тверии, а также в Цфате и других городах Галилеи, вскоре (в особенности после того, как в 1517 г. страна перешла под контроль Османской империи) стали крупнейшей по численности группой евреев.

Почти во всех местах, куда в 15–16 вв. переселялись изгнанники с Пиренейского полуострова, ко времени их прибытия уже существовали общины романиотов, итальянских евреев, муста‘раби (арабоязычных евреев), муграби (евреев из Магриба) или (реже) ашкеназов. Однако различия в языке, литургии, трактовке галахических установлений, обычаях, а также культурные, бытовые и социально-психологические особенности сефардов препятствовали их вхождению в эти общины. Поэтому на первых порах изгнанники практически повсеместно создавали собственные синагоги, органы общинного руководства, учебные заведения и благотворительные (см. Благотворительность) учреждения. В дальнейшем отношения между вновь созданными сефардскими общинами и другими группами евреев складывались по-разному. На Балканах и в Малой Азии сефарды, которые в 16 в. занимали в Османской империи привилегированное положение (во многом благодаря своим обширным познаниям в области медицины, точных наук, военного дела, юриспруденции, коммерции и финансов, а также знанию многих языков) и в ряде случаев пользовались значительным влиянием при султанском дворе (см. Иосеф Наси, Шломо Ибн Я‘иш), сравнительно быстро ассимилировали романиотов; последние практически исчезли. В еврейских общинах этого региона наиболее бережно сохранялся еврейско-испанский язык (с заимствованиями из турецкого); на нем издавались переводы Библии (среди которых особое место занимает комментированный перевод «Ме-‘ам ло‘эз», выполненный раввином Я. Кули, около 1685–1732 гг., и его учениками), Пиркей Авот и мидрашей, философские и этические сочинения, литературные произведения, позднее начали выходить газеты. Развивались и фольклорные жанры — баллады-романсеро, стихи и песни, приуроченные к праздникам (коплас или комплас), короткие сатирические или юмористические рассказы о похождениях Джохи — хитреца и острослова, напоминающего Гершеле Острополера. В Сирии и в Египте сефарды перешли на арабский язык, а муста‘раби и муграби приняли сефардскую литургию; таким образом возникали единые общины (в частности, в Халебе, Дамаске, Александрии, Каире), во главе которых часто стояли сефардские раввины. Сходные процессы происходили и в Магрибе, однако здесь разговорным языком единых общин стал хакетия, генетически восходящий к испанскому, но испытавший заметное влияние арабского языка и берберских диалектов. В отдельных городах (например, в Риме, Салониках, Софии) долгое время существовало несколько еврейских общин, в том числе сефардских; в Салониках сохранились независимые друг от друга объединения выходцев из отдельных городов и местностей Испании и с принадлежавших ей островов.

Практически не было случаев слияния сефардских и ашкеназских общин. Попытка Иосефа Каро преодолеть расхождения между сефардами и ашкеназами, создав единый галахический кодекс Шулхан Арух (основанный на решениях как сефардских, так и ашкеназских раввинистических авторитетов), имела лишь частичный успех: ашкеназы приняли Шулхан Арух только с глоссами (дополнениями и поправками) М. Иссерлеса, восстановившего многие постановления раввинов Северной Франции и Германии, отвергнутые или не упомянутые И. Каро (см. также Кодификация закона). Вместе с тем, между сефардами и ашкеназами постоянно поддерживались культурные контакты: так, каббала, зародившаяся на севере Пиренейского полуострова и в юго-западных областях Франции, получила широкое распространение в Восточной, а затем и в Западной Европе в основном благодаря сефардам, изгнанным из Испании в 1492 г. или покинувшим ее впоследствии. Нередко сефардские и ашкеназские общины оказывали друг другу посильную помощь: так, сефарды, жившие в Османской империи, выкупали (см. Пленных выкуп) из рабства многих ашкеназов, захваченных крымскими татарами на Украине и в Польше во время восстания Б. Хмельницкого. Среди приверженцев Саббатая Цви были и сефарды, и ашкеназы.

В 16–17 вв. исход этнических евреев с Пиренейского полуострова продолжался: преследования инквизиции, нападения черни и, в особенности, гражданское неравноправие вынуждали новых христиан эмигрировать. Особенно большое число марранов покинуло Португалию, выезд из которой был им вновь разрешен в марте 1507 г.; в результате во многих странах марранов, вне зависимости от их происхождения, начали называть португальцами. Значительная часть новых эмигрантов влилась в Италии, на Балканах, в Малой Азии, на Ближнем Востоке (включая Эрец-Исраэль) и в Северной Африке в уже существовавшие сефардские общины, где им, как правило, предоставлялась возможность вернуться к иудаизму без прохождения гиюра или искупительных обрядов. К сефардам — новым христианам широко применялось постановление раввина Гершома бен Иехуды Меор ха-Гола, запрещавшее укорять в былом отступничестве (см. выше). Марраны создали также целый ряд новых общин, зачастую именовавшихся «португезскими»; это происходило большей частью в городах, правители которых специально приглашали марранов — богатых коммерсантов, финансистов, предпринимателей, искусных ремесленников — в свои владения, обещая им личную неприкосновенность, свободу экономической деятельности, защиту от инквизиции, а в некоторых случаях — и свободу вероисповедания. В начале 16 в. такая община возникла во Фландрии (Антверпен, территория современной Бельгии), в середине 16 в. — в Италии (Ливорно, Анкона, Феррара, Венеция), в конце 16 в. — во Франции (крупные — в Бордо и Байонне, более мелкие — в Ла-Рошели, Нанте, Сен-Жан-де-Люзе, Биаррице, позднее — в Париже и Руане), Нидерландах (Амстердам, позднее — Гаага и Роттердам) и Германии (Гамбург, Альтона, ныне район Гамбурга, Глюкштадт), в первой половине 17 в. — в Дании (Копенгаген), в середине 17 в. — в Великобритании (Лондон, где небольшие общины марранов неоднократно создавались на протяжении 16 в., но вскоре распадались). Из Нидерландов, Германии и Дании некоторые сефарды переселялись в Польшу, Литву и Латвию; еще в начале 20 в. отдельные сефардские семьи (например, Де-Леон и Дон-Яхья) жили в Ковне (см. Каунас) и в латвийских городах Лудза и Гостини. Почти все общины, основанные марранами в Западной и Южной Европе, первоначально были тайными или полулегальными и нередко становились объектами дискриминации и гонений; только в Ливорно, Гамбурге, Копенгагене, Амстердаме и некоторых других местах они с самого начала имели официальный статус. Лишь к концу 18 в. все сефардские общины, созданные марранами, стали полностью легальными. Хозяйственная деятельность новых христиан неизменно способствовала быстрому экономическому подъему тех областей, где они селились; благодаря их усилиям Ливорно, Бордо, Амстердам стали торговыми центрами мирового значения.

С появлением марранов во Франции, Нидерландах, Великобритании, Германии и Дании в Западной Европе сложился особый ареал расселения сефардов. Здесь их разговорными и литературными языками были португальский или испанский, а общины, как правило, представляли собой замкнутые элитарные группировки с крайне олигархической системой управления (см. Община. Средние века). Отношения между сефардами и ашкеназами были в Западной Европе особенно напряженными; в частности, первые — как правило, представители наиболее зажиточных слоев общества — крайне негативно относились к значительно более бедным выходцам из Восточной Европы и, опасаясь за свой социальный статус, препятствовали их поселению в городах, где уже существовали сефардские общины. Так, в середине 17 в., когда в Нидерланды начали прибывать евреи, бежавшие с Украины во время восстания Б. Хмельницкого, сефарды в Амстердаме создали специальный фонд, который оплачивал ашкеназам, соглашавшимся покинуть город, проезд до Эрец-Исраэль или любой другой страны по их выбору. В середине 18 в. сефарды добились от властей изгнания ашкеназов из Бордо. В среде западноевропейских сефардов сравнительно рано начали развиваться ассимиляционные процессы (см. Ассимиляция); это стало одной из причин того, что с началом эмансипации сефарды иногда первыми обретали равноправие: например, во время Великой французской революции португальские, испанские и авиньонские (см. Авиньон) евреи получили гражданские права на год раньше ашкеназов.

В 16–17 вв. большое число новых христиан переселялось также в португальские и испанские владения в Северной, Центральной и Южной Америке (территории современной Бразилии, Перу, Колумбии, Чили, Мексики, Панамы), а также на острова Карибского моря (Куба; Пуэрто-Рико; Ямайка, где к середине 17 в. сефарды составили почти половину белого населения). В некоторых городах Нового Света (например, в столице Перу — Лиме, предположительно — в Рио-де-Жанейро) существовали тайные сефардские общины, члены которых подвергались преследованиям инквизиции. К концу 18 в. почти во всех испанских и португальских колониях в Новом Свете сефарды полностью ассимилировались; единственным исключением стала Панама. Более прочным было положение сефардов в колониях Нидерландов (северо-восточная часть Бразилии с центром в Ресифи, Суринам, остров Кюрасао), где оседали главным образом выходцы из Амстердама и других городов метрополии, а также во владениях Великобритании (остров Барбадос) и Дании (остров Сент-Томас). Сефарды острова Ямайка получили свободу вероисповедания вскоре после того, как в середине 17 в. этот остров был завоеван англичанами. В 1654 г., когда португальцы вернули себе голландские владения в Бразилии, жившие здесь сефарды были вынуждены перебраться на Кюрасао, Ямайку, Сент-Томас и принадлежавшую Франции Мартинику (откуда они были вторично изгнаны несколько десятилетий спустя). Небольшая группа (23 человека) высадилась на восточном побережье Северной Америки, в голландской колонии Новый Амстердам (ныне Нью-Йорк) и создала первую еврейскую общину на территории современных США. После перехода Нового Амстердама под контроль англичан сефарды продолжали селиться в городе. Сефардские общины возникали и в других британских колониях в Северной Америке, и после провозглашения ими независимости (1776) сефарды составили половину еврейского населения вновь созданного государства. В 1768 г. сефарды организовали в Монреале первую еврейскую общину Канады. С начала 16 в. марраны жили также в португальской колонии Гоа на западном побережье Индии; эта община просуществовала до начала 18 в. Сефарды, селившиеся с конца 15 в. на Малабарском берегу, оказали значительное влияние на живших там кочинских евреев; последние, в частности, приняли сефардскую литургию. Группа «белых» кочинских евреев, существующая по сей день, — это в основном потомки сефардов (в настоящее время почти все они живут в Израиле).

До середины 17 в. сефардские общины были крупнейшими очагами еврейской учености и культуры. Здесь действовали многочисленные талмуд-тора, иешивы, работали видные философы, экзегеты, галахисты, грамматики, естествоиспытатели, врачи. Развитие еврейской культуры в целом было в немалой степени связано с духовными достижениями сефардов; так, разработанная ими лурианская каббала наложила глубокий отпечаток на религиозную мысль у многих групп евреев, не исключая восточноевропейских ашкеназов: хасиды (см. Хасидизм) не только восприняли многие положения учения И. Лурии и его учеников, но и широко использовали сефардский нуссах (см. выше) для создания своей литургии. Сефарды были в числе главных распространителей еврейского книгопечатания в Европе, Северной Африке и на Ближнем Востоке: они открыли первые еврейские типографии в Стамбуле, Салониках, Амстердаме, Дамаске, Фесе и некоторых других городах.

С конца 17 в. сефардские общины в разных странах вступили в полосу упадка. Хотя абсолютная численность сефардов оставалась в основном стабильной, их удельный вес в мировом еврействе стал быстро уменьшаться: если к 1492 г. сефарды составляли свыше 54% еврейского населения Европы (330 тыс. из 600 тыс.), то в 1800 г. — 60% мирового еврейства (1,5 млн. из 2,5 млн.) составили ашкеназы, а перед Второй мировой войной их было 92% (14,9 млн. из 16,2 млн.). В ряде городов (например, в Амстердаме и Лондоне), где еще в 17 в. все или почти все еврейское население состояло из сефардов, к концу 18 в. они стали незначительным меньшинством. Многие сефардские общины (в частности, в Северной Африке, на Балканах, на Ближнем Востоке, включая Эрец-Исраэль) заметно обеднели, несмотря на то, что в них по-прежнему было немало богатых и влиятельных коммерсантов, банкиров, предпринимателей. Духовная и общественная жизнь сефардов стала менее яркой и активной, хотя и в 19 в. среди них встречались крупные ученые (Д. Рикардо), политические деятели (Б. Дизраэли, И. А. Кремье), филантропы (см. Филантропия) и меценаты (М. Монтефиоре, Дж. Туро). Культурный и образовательный уровень членов большинства общин понизился. Деятельность Альянса, открывшего во второй половине 19 в. школы во многих городах, где жили сефарды, способствовала повышению уровня общего образования среди них; в то же время ориентация этих школ на французский язык и культуру привела к размыванию традиционного сефардского общинного уклада и к сужению сферы употребления еврейско-испанского языка.

В 18 в. евреи начали возвращаться на Пиренейский полуостров. В середине столетия выходцы из Марокко и Италии создали общину в британской колонии Гибралтар, в конце 18 в. они стали переселяться оттуда в Португалию. Новое поселение евреев в Испании стало возможным лишь после того, как в конституции этой страны, принятой в 1869 г., был закреплен принцип веротерпимости и признана возможность создания некатолических общин; тем самым указ 1492 г., запрещавший проживание евреев в Испании, фактически утратил силу (официально отменен лишь в 1968 г.). В 1870-х гг. король Альфонсо XII разрешил группе марокканских евреев поселиться в Севилье. В начале 20 в. была опубликована книга А. Пулидо «Испанцы без родины», в которой рассказывается о сефардах Салоник и некоторых других городов. Известие о существовании еврейских общин, разговорный язык которых близок к испанскому, вызвало в стране сенсацию; началось движение за возвращение сефардов в Испанию. В 1924 г. король Альфонсо XIII издал подготовленный главой правительства (фактически диктатором) М. Примо де Ривера указ, предоставивший евреям, предки которых некогда жили в Испании, право приехать в эту страну на постоянное жительство и получить здесь гражданство. Еврейское население Испании начало расти, и к началу 1980-х гг. его численность составила около 12 тыс. человек. Однако, поскольку основная часть вновь прибывших составили выходцы из Магриба, не являющиеся сефардами как таковыми (хотя и придерживающиеся сефардской литургии), а также ашкеназы, сефардский центр на Пиренейском полуострове восстановлен не был. В конце 19 в. – начале 20 в., с ухудшением экономического положения и осложнением политической обстановки на Балканах, на Ближнем Востоке и в Северной Африке тысячи сефардов из Греции, Турции, Болгарии и Эрец-Исраэль, а также десятки тысяч евреев из общин Сирии, Египта и Марокко, следовавших сефардскому молитвенному ритуалу, эмигрировали в Северную, Центральную и Южную Америку. Они создали общины почти во всех государствах Западного полушария. В 1910-х гг. сефарды (преимущественно выходцы с острова Родос) появились также в Бельгийском Конго (ныне Заир) и в Родезии. Перед Первой мировой войной и в 1920–30-х гг. переселение сефардов в Западное полушарие продолжалось: только в США в 1908–1925 гг. прибыло 50–60 тыс. евреев, называвших себя сефардами. Вновь прибывшие, как правило, не вливались в уже существовавшие сефардские общины (члены которых относились к ним весьма настороженно), а создавали собственные, объединялись по языковому принципу: основные группы составили эмигранты, чьими родными языками были еврейско-испанский, греческий и арабский. Таким образом, в некоторых городах США (например, в Нью-Йорке) возникло по несколько общин, именовавшихся сефардскими. Неоднократные попытки создать их единую организационную структуру окончились неудачей; лишь в 1941 г. возникла Центральная сефардская община Америки.

Хотя среди провозвестников еврейского национального движения было два сефарда — американский политик, журналист и драматург М. М. Ноах и раввин города Землин (ныне Земун, пригород Белграда) Иехуда Алкалай — все основатели политического сионизма и первые руководители Всемирной сионистской организации были ашкеназами. Тем не менее в начале 20 в. и, в особенности, в межвоенный период члены сефардских общин Греции, Болгарии, Турции, Франции начали присоединяться к сионистскому движению. В некоторых случаях (например, во Франции) сефарды создавали собственные сионистские объединения, не сливавшиеся с ашкеназскими, но сотрудничавшие с ними. Масштабы алии сефардов были с конца 19 в. до конца 1940-х гг. невелики: лишь из Болгарии и из Салоник в Эрец-Исраэль в 1920–30-х гг. переселялись значительные группы евреев.

В годы Катастрофы нацистами и их местными пособниками были уничтожены почти все сефарды, жившие в Нидерландах, Югославии, Греции (за исключением Афин, где многих евреев спасло заступничество архиепископа Дамаскина), на острове Родос (принадлежавшем тогда Италии); погибла также значительная часть сефардов северной и центральной Италии, Франции. Из всех стран, оккупированных гитлеровской Германией или сотрудничавших с ней, лишь в Болгарии сефардские общины почти не пострадали. Немало сефардов (особенно во Франции и на Балканах) было спасено благодаря усилиям правительств Испании и Португалии, предоставивших им (а также многим ашкеназам) гражданство и въездные визы. В результате нацистского геноцида общая численность сефардов значительно сократилась (хотя и в меньшей степени, чем численность ашкеназов). Большое число памятников истории и культуры сефардов (таких, как синагога Ливорно) было полностью или частично разрушено; почти полное уничтожение общины Салоник нанесло невосполнимый ущерб духовной культуре сефардов. В конце 1940 – начале 1960-х гг. десятки тысяч сефардов репатриировались в Израиль; среди участников этой массовой алии были выходцы из Турции, Болгарии (около 80% еврейского населения страны), Югославии и Греции (часть тех, кто пережил Катастрофу).

В Эрец-Исраэль сефарды составляли до конца 19 в. самую большую, динамичную и влиятельную группу еврейского населения страны. В 1842 г. турецкие власти назначили сефардского верховного раввина Эрец-Исраэль, носившего с 17 в. титул ришон ле-Цион, на должность хахам-баши, тем самым признав его единственным представителем всей еврейской общины и главным авторитетом в ее духовных и административных делах. Это назначение фактически бойкотировалось ашкеназами, однако его последствия вышли далеко за рамки давних противоречий между ними и сефардами: поскольку сефардский верховный раввин официально считался высшим духовным авторитетом евреев Эрец-Исраэль, религиозные дела всех общин выходцев из Азии и Африки, формировавшихся в стране с конца 19 в., оказались в его ведении. В результате неашкеназские общины (часть которых к тому же использовала в литургии сефардский нуссах) быстро сблизились с сефардами, а затем и стали идентифицировать себя с ними. Эта тенденция не изменилась и после того, как в 1921 г. британские мандатные власти создали Верховный раввинский совет Палестины во главе с ашкеназским и сефардским верховными раввинами (в качестве сопредседателей), а ашкеназы составили (после нескольких волн алии) подавляющее большинство еврейского населения страны (к 1948 г. — около 85%. В результате массовой алии из мусульманских стран, Болгарии, Греции и Югославии в конце 1940-х — начале 1960-х гг. доля неашкеназских общин (члены которых по большей части называют себя сефардами) в еврейском населении Израиля увеличилась к 1961 г. приблизительно до 40%. К 1972 г. она составила около 50%, а в конце 1993 г., после массовой репатриации более чем 400 тыс. евреев (главным образом ашкеназов) из Советского Союза и государств, образовавшихся после его распада, немного понизилась. В то же время сефардов как таковых (на иврите их иногда называют самех-тетниким, сокращенно ס"ט, в распространенном толковании от сфаради тахор, `чистокровный сефард`) в Израиле гораздо меньше, около 8% еврейского населения (250 тыс. человек). В некоторых небольших населенных пунктах (например, в поселке Бет-Даган близ Тель-Авива) сефарды составляют большинство населения. В стране есть несколько чисто сефардских синагог. На еврейско-испанском языке печатаются (латинским шрифтом) еженедельник «Ла лус де Исраэль», а также научный и научно-популярный ежеквартальник «Аки Иерушалаим», регулярно ведутся радиопередачи. Сведения о демографии, уровне образования, профессиональном составе и социальном статусе сефардов в Израиле отсутствуют, поскольку в израильской статистике принято группировать население по странам и регионам рождения или исхода, а не по этнокультурной или этнолингвистической принадлежности.

В настоящее время в диаспоре сефардские общины существуют в Турции (Стамбул, где выходит единственная за пределами Израиля газета на еврейско-испанском языке «Шалом»; Эдирне, Анкара, Бурса, Галлиполи), Болгарии (София), Сербии (Белград), Хорватии (Загреб, Сплит), Боснии и Герцеговине (Сараево), Греции (Салоники, Афины), Франции (Париж), Нидерландах (около 800 человек в Амстердаме), Великобритании (Лондон), Италии (Рим, Ливорно, Венеция), США (действующий в этой стране Союз сефардской конгрегации объединяет свыше 30 общин, однако собственно сефардскими среди них являются лишь общины Сиэтла и Нью-Йорка, причем в последней раввин и хаззан — ашкеназы). В Центральной и Южной Америке чистокровных сефардов почти нет, однако международное объединение неашкеназских общин называется Федерацией сефардов городов Латинской Америки (Фесела). Всемирная федерация сефардских общин с 1972 г. входит во Всемирную сионистскую организацию.

Ассимиляция в диаспоре и интеграционные процессы в Израиле ведут к постепенной утрате сефардскими общинами их этнографического и социокультурного своеобразия. Постоянно уменьшается число носителей еврейско-испанского языка; владение им все чаще рассматривается исключительно как дань традиции. Вместе с тем, в последние десятилетия отмечается рост научного интереса к истории и культуре сефардов.

 ДИАСПОРА > Этнолингвистические группы
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту се‘уда «Сефер-иецира» следующая статья по алфавиту