главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
погромы. Электронная еврейская энциклопедия
погромы

КЕЭ, том 6, кол. 562–576

ПОГРО́МЫ еврейские — нападения окружающего населения на евреев с целью убийств, насилий над личностью, грабежей, уничтожения имущества, поджогов. Хотя погромы сопровождали всю жизнь евреев в галуте, в новой истории они получили особенное распространение в России, поэтому русское слово «погром» вошло в большинство европейских языков. В статье рассматривается главным образом история погромов в России в 1881–1921 гг. (О погромах в других странах см. соответствующие статьи, а также краткий обзор в конце этой статьи.)

Первые в России погромы произошли в 1821, 1859, 1871 гг. в Одессе и в 1862 г. в Аккермане (Белгород-Днестровский). Их основными участниками были местные греки. Погромы 1881–83 гг. впервые приобрели массовый характер, охватив большую территорию на юге и юго-востоке Украины. Погромы начались в ночь с 15 на 16 апреля 1881 г. в Елисаветграде (ныне Кировоград) во время православной Пасхи. В них участвовали мещане, деклассированные элементы и крестьяне окрестных сел, прибывшие в город после начала погромов для грабежа еврейского имущества. Было разграблено большое количество еврейских домов и магазинов, один еврей убит. Погром был подавлен 17 апреля войсками, стрелявшими в толпу громил. Вслед за Елисаветградом погромы произошли в ряде окрестных деревень и местечек, после чего перекинулись в Херсонскую губернию (Березовка, 25 апреля, Ананьев, 27 апреля). 26 апреля вспыхнул погром в Киеве, который по количеству разгромленных еврейских домов и магазинов (более тысячи) и по числу жертв (несколько евреев было убито и около 20 женщин изнасиловано) был самым жестоким из погромов 1881 г. В конце апреля — начале мая 1881 г. погромы произошли в 50 местечках и селах Киевской губернии. Наиболее разрушительным был погром в местечке Смела, во время которого в близлежащей деревне был убит семилетний еврейский мальчик за отказ осенить себя крестным знамением. Погромы произошли в Жмеринке Подольской губернии, в ряде населенных пунктов Черниговской губернии; наиболее разрушительным из них был погром в Конотопе (27–29 апреля; один еврей был убит), где евреи предприняли попытку организовать самооборону. Антиеврейские беспорядки вспыхнули в ряде населенных пунктов Волынской губернии. В начале мая произошли погромы в городе Александровске Екатеринославской губернии (1 мая), в городе Ромны Полтавской губернии (3 мая), в городе Орехове (4–5 мая) и в нескольких деревнях Таврической губернии. Были совершены нападения на еврейские сельскохозяйственные колонии в Екатеринославской и Таврической губерниях (4–5 мая). Три дня (3–5 мая) продолжался погром в Одессе; здесь погромщикам противостояли отряды еврейской самообороны (в основном из студентов Новороссийского университета), которым удалось защитить ряд еврейских кварталов в центре города. В июне–июле погромы охватили Полтавскую губернию: Борисполь (12 июня), Переяслав (30 июня и 2 июля), Нежин (20–22 июля). В погроме, кроме местных жителей, активно участвовали крестьяне. В Нежине войска остановили погром, открыв огонь по толпе крестьян-погромщиков; несколько человек было убито и ранено.

13 декабря 1881 г., в день католического Рождества, начался погром в Варшаве, явно инспирированный русскими властями. Отмечалось, что среди руководителей погрома были люди, говорившие по-русски, а разгромом еврейских домов и магазинов занимались русские солдаты. Из поляков в погроме участвовали в основном низы общества, в то время как представители польской интеллигенции резко его осуждали, а ксендзы ходили по улицам и уговаривали погромщиков разойтись. Только на третий день погром был остановлен войсками (разгромлено около полутора тысяч еврейских квартир и других помещений, ранено 24 человека).

В 1882 г. погромы вновь произошли в нескольких населенных пунктах Подольской и Херсонской губерний; наиболее кровавый из них разразился на Пасху в Балте, где к погромщикам присоединились солдаты. Представители гражданских и военных властей отдали войскам приказ прекратить погром только на третий день (несколько евреев было убито, сотни ранены, многие женщины изнасилованы).

Погромы 1881–82 гг. разразились на фоне нестабильной политической ситуации, сложившейся в России после убийства Александра II народовольцами (1 марта 1881 г.). Неравноправие еврейского населения, застарелый антисемитизм и недовольство православного городского населения экономической конкуренцией со стороны евреев способствовали в этой ситуации широкому распространению слухов о том, что царь был убит евреями и что в связи с этим власти отдали негласный приказ повсеместно устраивать погромы. Пассивность местной администрации, войск и полиции во время погромов убеждала население в правдивости этих слухов. Во многих деревнях Черниговской губернии крестьяне были уверены, что сам царь приказал громить евреев, и потребовали от местного начальства письменного удостоверения, что они не будут отвечать перед высшей властью за исполнение этой «повинности», причем такое удостоверение было им выдано. В некоторых деревнях священники с трудом убедили крестьян, что «приказа бить жидов не было». Есть многочисленные доказательства того, что организаторами большинства погромов были приехавшие из других городов шайки деклассированных элементов (так называемая босоногая команда) под руководством неизвестных лиц, у которых были списки всех помещений, принадлежавших евреям (например, в Елисаветграде погромщиков возглавлял статский советник, прямо заявивший полицмейстеру, что погром должен затронуть лишь евреев). Власти действовали в тесном контакте с приехавшими, еврейскую самооборону разоружали, погром прекращали, как правило, только на третий день. Созданная в 1883 г. Верховная комиссия по пересмотру законов о евреях отмечала, что в тех районах страны, где местные власти решительно выступили против погромов, их не было, например, в Северо-Западном крае, где генерал-губернатором был Э. Тотлебен.

Немалую роль в разжигании юдофобских настроений сыграли статьи на страницах русской печати — в правом «Новом времени» А. Суворина, в славянофильской «Руси» И. Аксакова, а также в ряде газет и журналов левого направления. Погромы приветствовали и революционные организации «Народная воля» и «Черный передел», которые утверждали, что погромы носят справедливый характер, так как направлены против эксплуататоров трудящегося населения. Подпольная газета «Народная воля» (1881, № 6) в статье, посвященной погромам, писала: «Мы обязаны выражать общую формулу всех сил, справедливо недовольных и активно протестующих, и сознательно направлять эти силы». В подпольной типографии была напечатана тиражом в две тысячи экземпляров прокламация («К украинскому народу...») исполнительного комитета «Народной воли», в которой одобрялись погромы и звучал призыв к их продолжению, а Александр III именовался «жидовским царем». Хотя некоторые народовольцы были против этой прокламации (например, В. Фигнер уничтожила все присланные ей экземпляры), листовка широко распространялась, способствуя разжиганию погромных настроений. Представители властей весной и летом 1881 г. утверждали, что погромы — дело рук анархистов (об этом заявил и Александр III на встрече с еврейской депутацией). Но вскоре в высших правительственных кругах стали доказывать, что причина погромов — некоторые виды экономической деятельности евреев, которые «имеют вредное влияние на быт коренного населения». Появился тезис о «еврейской эксплуатации» как о главной причине погромов. Основным его сторонником был граф Н. Игнатьев, министр внутренних дел с мая 1881 г. по май 1882 г. Для прекращения «еврейской эксплуатации» были изданы «Временные правила» (май 1882 г.), запрещавшие евреям селиться в сельской местности и вводившие для них другие ограничения.

В результате погромов 1881–82 гг. началась эмиграция евреев из России (см. Миграции); за короткий срок страну покинуло несколько десятков тысяч человек. Многие представители еврейской интеллигенции, в том числе такие известные писатели и публицисты, как Л. Пинскер, М. Лилиенблюм, П. Смоленскин, Л. Леванда, выступавшие ранее за ассимиляцию или отстаивавшие идею культурной автономии евреев в диаспоре, коренным образом пересмотрели свои позиции и стали убежденными сторонниками национального возрождения еврейского народа на его исторической родине — в Эрец-Исраэль. Во многих городах России, Польши, Румынии и других стран возникли кружки Ховевей Цион (см. также Сионизм), члены которых провозгласили своей конечной целью переселение в Эрец-Исраэль. Некоторые из них осуществили это намерение на практике (см. Билу), положив тем самым начало первой в новое время массовой алие.

Граф Д. Толстой, назначенный в мае 1882 г. министром внутренних дел, был решительным противником погромов и в правительственном циркуляре от 9 июня 1882 г. заявил, что вся ответственность за прекращение антиеврейских беспорядков возлагается на губернаторов. Количество погромов сократилось; когда в 1883 г. они вспыхнули в Екатеринославе, Кривом Роге и Ростове-на-Дону, власти приняли решительные меры для их подавления (в Ростове казаки открыли стрельбу по погромщикам вскоре после начала погрома). 7 июня 1884 г. произошел погром в Нижнем Новгороде, где еврейское население было немногочисленным; хотя основной целью этого погрома были грабежи, в ходе его погибло девять человек. По заявлению губернатора «... в народе сложилось убеждение в полной безнаказанности самых тяжелых преступлений, если только таковые направлены против евреев».

В 1890-х гг. погромы возобновились. В Стародубе (Черниговская губерния) 29 сентября 1891 г. произошел погром, основными участниками которого были местные торговцы-старообрядцы, недовольные торговой конкуренцией со стороны евреев. В 1897 г. в местечке Шпола Киевской губернии (18–19 февраля) и местечке Кантакузенка Херсонской губернии (16–17 апреля) местное население разгромило магазины и квартиры, принадлежавшие евреям. Некоторые жители заранее предупреждали представителей власти о готовящемся погроме, но губернаторы с отрядами солдат появлялись слишком поздно. 19–21 апреля 1899 г., во время православной Пасхи, произошел трехдневный погром в Николаеве. Попытка поляков организовать погром в Ченстохове в 1902 г. была решительно подавлена русскими войсками; погромщики понесли суровое наказание. 6–7 апреля 1903 г., в дни православной Пасхи, произошел погром в Кишиневе, спровоцированный кровавым наветом в близлежащих Дубоссарах и подстрекательскими антисемитскими статьями в газете «Бессарабец», редактировавшейся П. Крушеваном. В организации этого погрома прямо обвиняли также В. Плеве, неоднократно заявлявшего, что «евреев надо проучить». Погромщики совершали зверства, невиданные со времен средневековья; количество жертв (убито 49 и ранено 586 человек) было беспрецедентным. Еврейские организации России и других стран оказали пострадавшим от погрома значительную материальную помощь. Х. Н. Бялик, посетивший Кишинев для сбора информации на месте, написал под впечатлением увиденного поэму «Бе-‘ир ха-харега» («Сказание о погроме»). Кишиневский погром осудили также многие представители русской интеллигенции (например, Л. Толстой, В. Короленко).

После Кишиневского погрома в большинстве районов черты оседлости были созданы отряды еврейской самообороны. Самооборона активно действовала во время погрома в Гомеле 29 августа – 1 сентября 1903 г. В августе–сентябре 1904 г. в ряде городов и местечек Украины и Белоруссии погром учиняли новобранцы, призванные на русско-японскую войну. Особенно жестоким был погром в городе Александрия Херсонской губернии, где толпа ворвалась в синагогу в Иом-Киппур и зверски избила молящихся (около 20 евреев погибли).

В период русской революции 1905–1907 гг. первый погром произошел в Мелитополе 18–19 апреля 1905 г. Самооборона, состоявшая из представителей еврейской и русской молодежи, остановила погромщиков, которые, получив отпор, стали грабить магазины и лавки христиан. 19 апреля прибывшие войска прекратили погром. Поводом к погрому 22 апреля 1905 г. в Симферополе послужил слух об осквернении еврейским мальчиком иконы. Этот погром также был прекращен еврейской самообороной и войсками. Трехдневный погром в Житомире по своим размерам (около 20 евреев убито в самом Житомире, десять — в Троянове, несколько — в окрестностях города) и по характеру (беспорядки начались после провокационного сообщения о том, что евреи за городом якобы стреляли в царский портрет; солдаты защищали громил и мешали самообороне оказать помощь евреям) явился как бы репетицией волны погромов в октябре 1905 г. 26 мая в Минске и 29 мая в Брест-Литовске (см. Брест) солдаты и казаки стреляли в евреев на улицах. 30 июня солдаты расстреливали евреев на улицах Белостока, около 50 человек было убито. Поводом к погромам послужила бомба, брошенная анархистом-боевиком в военный патруль. Погром, начавшийся вечером 20 июля в Екатеринославе, был прекращен еврейской самообороной (один человек погиб). В конце июля произошел погром за пределами черты оседлости, в городе Макарьеве Нижегородской губернии. В Керчи 31 июля патриотическая демонстрация (во главе с градоначальником) переросла в еврейский погром. Во время погрома по распоряжению градоначальника был обстрелян отряд самообороны; погибли два его бойца (один из них — русский гимназист П. Кирилленко). В погроме, наряду с портовыми рабочими и другими местными жителями, активно участвовал табор цыган, приехавших в город специально для грабежа еврейского имущества. Вслед за Керчью произошел погром в Еникале, откуда все евреи вынуждены были бежать.

После опубликования царского манифеста от 17 октября 1905 г. крупнейшие в истории царской России еврейские погромы, продолжавшиеся до 29 октября, охватили 660 населенных пунктов, в основном в южных и юго-западных губерниях черты оседлости. В Польше и Литве погромов не было, в Белоруссии зарегистрированы единичные случаи. 24 погрома произошли за пределами черты оседлости, но они были направлены против всех прогрессивных элементов общества. Наибольшее число погромов произошло в Черниговской губернии. Во время октябрьских погромов 1905 г. было убито более 800 евреев (не считая умерших вскоре от последствий погромов); материальный ущерб оценивался более чем в 70 млн. рублей. В Одессе погибло свыше 400 евреев, в Ростове-на-Дону — свыше 150, в Екатеринославе — 67, Минске — 54, в Симферополе — свыше 40, в Орше — свыше 30. В некоторых городах, например, в Юзовке (ныне Донецк), Киеве, Саратове число жертв было очень велико, но точные сведения отсутствуют. Во многих местах избиения и убийства евреев носили зверский характер. В Юзовке участников демонстрации, пришедших сообщить рабочим о Манифесте 17 октября, живыми бросали в доменные печи. В Одессе малолетних детей выбрасывали с верхних этажей на мостовую или убивали, размозжив голову о стену. Под Тирасполем на железнодорожной станции рабочие и солдаты выволакивали евреев из поезда; было убито 12 человек, в том числе трое детей.

Погромы, как правило, происходили по одному сценарию. 18 октября, сразу же после прочтения Манифеста, стихийно начинались демонстрации сторонников левых партий и движений, праздновавших получение свобод (в районах черты оседлости большинство демонстрантов были евреями). В противовес им полиция организовывала патриотические шествия с национальными флагами и портретами царя. В них в основном участвовали чернорабочие, мелкие лавочники, хулиганы, которые направлялись на разгром демонстраций; затем избиение перерастало в погром. Поводом к ним часто служили намеренно распускавшиеся ложные слухи (например, в Киеве евреев обвинили в том, что они разорвали царские портреты в здании городской Думы, в Екатеринославе — в том, что они ходили по улицам и собирали деньги на гроб царя).

В организации и проведении погромов важную роль сыграли власти, как военные, так и гражданские, как местные, так и центральные. В департаменте полиции была оборудована типография, печатавшая погромные прокламации, обращенные к армии и населению. Руководитель типографии ротмистр М. Комиссаров откровенно говорил: «Погром устроить можно какой угодно, хотите — на десять человек, хотите — на десять тысяч». Погромные воззвания печатались и на местах. Из представителей центральных властей наиболее отличился в организации погромов Д. Трепов, любимец Николая II, возглавлявший полицию и командующий отдельным корпусом жандармов, а с 26 октября 1905 г. комендант Зимнего дворца; князь С. Урусов в речи в 1-й Государственной думе прямо назвал его погромщиком. Многие местные начальники советовались по поводу устройства еврейских погромов непосредственно с Д. Треповым, минуя правительство С. Витте. В Одессе генерал-губернатор А. Каульбарс, приказавший войскам использовать для подавления еврейской самообороны все виды оружия вплоть до артиллерии, в речи к офицерам полиции заявил: «Нужно признать, что все мы в душе сочувствуем этому погрому». В Киеве начальник одного из отделов охраны города, на глазах которого происходил погром, напутствовал его участников: «Громить можно, но грабить не следует», а полицмейстер города Цеховский кричал с балкона здания Киевской городской Думы: «Бей жидов, грабь, ломай!» Полицмейстер Орши Модзалевский приказал крестьянам явиться в город с холодным оружием для погрома и грозил им в случае отказа штрафом в 30 рублей. В Кременчуге полицмейстер Иванов указывал, какие дома громить, а какие нет, говорил христианам: «Не прячьте евреев в своих домах, выдавайте их. С жидами нужно раз и навсегда расправиться». Многие офицеры и рядовые полицейские не только не препятствовали погромам, но принимали в них участие. Сенатор А. Кузминский, проводивший расследование действий одесских властей во время погрома, принял решение об отдаче под суд за участие в погроме 41 полицейского, в том числе многих офицеров. Некоторые полицейские чины откровенно говорили во время погромов, что «лучше было бы вырезать всех евреев». Войска, присутствовавшие на улицах во время погромов, как правило, не мешали погромщикам. Они обстреливали только дома, откуда вела огонь еврейская самооборона, а затем принимали участие в разгроме таких домов (Киев, Одесса, Ростов). Как доказали отчеты сенатской комиссии, в Киеве и Одессе полицейские и погромщики часто сами стреляли из еврейских домов, чтобы спровоцировать солдат громить их. В Орше солдаты составляли большинство участников погрома, а в Минске войска расстреляли мирный еврейский митинг на территории вокзала. Отряды самообороны не могли противостоять регулярным войскам, но там, где они не помогали погромщикам, самооборона быстро останавливала погром (Борисоглебск, Витебск). Если войска действовали против погромщиков, погром также удавалось быстро прекратить (Каменец-Подольский, Могилев-Подольский, Херсон).

Организуя погромы, русские власти стремились показать всему миру, что в революции участвуют только евреи, а широкие народные массы поддерживают самодержавие. Этот замысел удался во многом потому, что широкие массы населения в русских и украинских городах и селах были антисемитски настроены и охотно приняли участие в погромах. В то же время в самом правительстве были решительные противники погромов — глава правительства С. Витте и министр внутренних дел П. Дурново, и их мнение поддерживали многие представители местных властей. Против погромов выступали многие русские рабочие, интеллигенты, в ряде мест они участвовали в самообороне, создавали вооруженные дружины, защищавшие евреев (Ростов-на-Дону, Челябинск, Житомир, Одесса, Воронеж). В некоторых местах формировались совместные отряды из русских и евреев. Некоторые православные священники, иногда даже церковные иерархи пытались предотвратить или остановить погромы, но, как правило, безуспешно. В Киеве Платон, епископ Чигиринский, совершал крестный ход по улицам Подола, умоляя толпу прекратить погром, несколько раз он даже становился на колени; к нему подошел один из погромщиков и с угрозой сказал: «И ты за жидов». В Орше протоиерей Львов, напротив, призывал толпу уничтожить «изменников».

Погромы вызвали волну негодования, но в основном за пределами России. Внутри страны наиболее решительными были протесты самих евреев. Резолюции революционных партий, советов, профсоюзов носили абстрактный характер и осуждали погромы как проявление контрреволюции. Лишь некоторые либеральные политики и деятели культуры (М. Горький, Л. Андреев, П. Милюков и другие) выступили против погромов как крайнего проявления национальной и религиозной вражды. Еврейские организации России и других стран (в первую очередь, США, Германии и Великобритании) оказали жертвам погромов помощь на общую сумму около 5,6 млн. рублей. Следствием погромов 1903–1906 гг. была массовая эмиграция в США и страны Западной Европы: только в Северную Америку в 1906 г. переселилось 125 тыс. евреев, в 1907 г. — 115 тыс. Началась вторая алия в Эрец-Исраэль, выросла популярность сионистских и революционных партий.

В 1906 г. в России произошло еще несколько погромов: в январе — в Гомеле, в июне — в Белостоке (около 80 убитых), в августе — в Седльце (около 30 убитых). Основными участниками этих погромов были солдаты и полицейские. К 1907 г. погромы прекратились.

С началом Первой мировой войны русское военное командование по инициативе начальника штаба Верховного главнокомандования, генерала Н. Янушкевича стало осуществлять ряд антиеврейских мероприятий. Евреев бездоказательно обвиняли в измене и шпионаже (распространялись, в частности, нелепые слухи о том, что они прячут в бородах телефоны для связи с немцами). Это приводило к частым издевательствам над евреями, к их избиениям, ничем не отличавшимся от погромов; многие евреи были убиты солдатами или казнены по приговорам военно-полевых судов. В 1915–16 гг. десятки тысяч евреев были высланы из прифронтовой полосы во внутренние районы страны. В сентябре 1917 г. уходившие с фронта солдаты грабили еврейское имущество, однако эти погромы (наибольшее число их произошло в Киевской, Волынской и Подольской губернии), как правило, не сопровождались убийствами. Для оказания помощи жертвам погромов и выселения в 1915 г. был создан Еврейский комитет помощи жертвам войны (ЕКОПО), финансировавшийся Джойнтом, ОЗЕ и другими еврейскими организациями.

Наиболее кровавые и разрушительные погромы происходили в годы гражданской войны (1918–21) на Украине, а также в отдельных населенных пунктах России и Белоруссии. По различным оценкам, погибло от 70 тыс. до 180–200 тыс. евреев; около 300 тыс. детей остались сиротами; более чем в 700 городах, местечках и деревнях вся или почти вся еврейская собственность была разграблена или уничтожена. Столь широкие масштабы убийств и разрушений, а также тот факт, что во многих местах погромщикам (петлюровцам, белогвардейцам) в течение длительного времени принадлежала вся полнота власти, сближают погромы периода гражданской войны с нацистским геноцидом. Особый характер этих погромов был подчеркнут в меморандуме еврейских общин, представленном генералу А. Деникину: «Во всех местах... произошло и сейчас происходит более или менее окончательное уничтожение еврейского населения».

Весной 1918 г. погромы под лозунгом «Бей жидов и буржуев» устраивали отряды Красной армии, отступавшие с Украины под натиском немцев: в Новгород-Северском было убито 88 человек, в Середина-Буде — 25 человек. В декабре 1918 г., после установления на Украине власти Директории во главе с С. Петлюрой, погромы возобновились. Один из первых крупных погромов был учинен полком имени Петлюры в городе Сарны. С декабря 1918 г. по август 1919 г. петлюровцы устроили десятки погромов, в ходе которых, по данным комиссии Международного Красного Креста, было убито около 50 тыс. человек. Крупнейший погром произошел 15 февраля 1919 г. в Проскурове (см. Хмельницкий), где после неудачной попытки большевистского переворота (городская стража, состоявшая в большинстве своем из евреев, не приняла в нем участия) регулярные отряды петлюровской армии по приказу своего командующего атамана Семесенко за четыре часа вырезали 1650 евреев; при этом убийцам было запрещено грабить.

В правительстве Центральной Рады существовало Министерство по еврейским делам, которое возглавлял А. Ревуцкий; был принят закон о национальной автономии евреев, и члены правительства не раз высказывались в пользу их полного равноправия. Однако это правительство не имело никакой реальной власти: она находилась в руках группы атаманов, настроенной крайне антисемитски и игравшей основную роль в организации погромов. «Информационное бюро Украинской народной республики» и правительственный орган — газета «Видродження» вели погромную агитацию. Правительство и военные власти время от времени выпускали антипогромные приказы и воззвания, но они не имели никакого воздействия на армию, так как никого из погромщиков не наказывали.

В 1919 г. все большую роль в гражданской войне на Украине начали играть многочисленные крестьянские банды. Их главари (Григорьев, Струк, Зеленый, Тютюнник, Козырь-Зырка, Соколовский и другие) ненавидели евреев и при любой возможности устраивали погромы. Весной 1919 г. Григорьев издал «универсал», в котором откровенно призывал к поголовному уничтожению евреев; после этого число погромов резко возросло. 15–20 мая в Елисаветграде отряды Григорьева уничтожили от 1300 до 3000 евреев; 16–20 мая в Черкассах было убито около 700 человек. В Радомысле в ходе погрома, учиненного бандой Соколовского, погибло около 400 человек. В Погребище в августе 1919 г. банда Зеленого уничтожила около 400 человек, в том числе 200 женщин. Убийства сопровождались жестокими истязаниями и повальными грабежами; атаманы нередко требовали от еврейских общин громадных «контрибуций», уплата которых, впрочем, не всегда предотвращала резню. Некоторые банды продолжали действовать и в 1920–21 гг., после установления на Украине советской власти. Их налеты на незащищенные местечки неизменно выливались в кровавые погромы: так, в Тетиеве бандиты вырезали сотни евреев, после чего все местечко было сожжено.

Летом–осенью 1919 г. на Украине действовало сразу несколько противоборствующих сил: петлюровцы, Добровольческая армия А. Деникина, Красная армия, крестьянские банды, анархисты во главе с Н. Махно. Все они в большей или меньшей степени участвовали в погромах. В ряде случаев погром, начатый одной из сражающихся сторон, продолжали войска другой. Например, в Белой Церкви в конце августа 1919 г. погром начали петлюровцы, после их ухода банда атамана Зеленого превратила погром в резню, а затем его продолжили терские казаки из Добровольческой армии.

Осенью 1919 г. и зимой 1919–20 гг. большинство погромов на Украине было учинено войсками А. Деникина. 22–27 сентября 1919 г. казаки терской бригады Добровольческой армии бесчинствовали в Фастове, убивая, насилуя, грабя и глумясь над религиозными чувствами евреев (ворвавшись в синагогу во время Иом-Киппура, казаки избили молящихся, изнасиловали женщин и разорвали свитки Торы). Погибло около тысячи человек. Почти в каждом занятом белогвардейцами населенном пункте (за исключением нескольких крупных городов, где находились органы центральной власти и иностранные представительства) все еврейское население подвергалось систематическому ограблению, причем в ряде мест грабежи повторялись многократно: в Черкассах каждый дом грабили в среднем семь раз, в Томашполе (Подольская губерния) — три-четыре раза, в Хороле (Полтавская губерния) — десятки раз. В декабре 1919 г. — марте 1920 г., при отступлении Добровольческой армии с Украины, погромы приобрели особенно ожесточенный характер. В декабре 1919 г. в местечке Смела погром, продолжавшийся два часа, унес жизни 107 евреев, в местечке Александровка (Киевская губерния) погибли 48 человек, в Мясткове (Подольская губерния) — 44 человек. Погромщики насиловали всех еврейских женщин, от 12-летних девочек до 75-летних старух, не щадя даже больных тифом. За пределами Украины белогвардейцы устроили погромы в 11 населенных пунктах. Так, во время рейда кавалерийского отряда К. Мамонтова по тылам Красной армии (август–сентябрь 1919 г.) погромы произошли в Балашове (Саратовская губерния), Белгороде (Курская губерния), Ельце (Орловская губерния), в Козлове (Тамбовская губерния), где из тысячи евреев более ста было убито.

Хотя сам А. Деникин считал погромы бессмысленными и понимал, что они разлагают армию, он и его подчиненные не принимали почти никаких мер для предотвращения или прекращения погромов. Для оправдания погромов в ряде случаев бездоказательно обвиняли евреев в том, что они при отступлениях добровольцев стреляли им в спину (такое обвинение выдвигалось в Фастове, Белой Церкви, во время так называемого «тихого» погрома в Киеве в начале октября 1919 г. и в других местах). Официальное информационное Осведомительное агентство (Осваг) и многие органы печати вели на территории, занятой армией А. Деникина, погромную пропаганду, распространяя, например, ложные сведения об особых «еврейских частях», якобы сражающихся в составе Красной армии. Многочисленные просьбы еврейских делегаций прекратить погромы оставались без ответа. Отдельные мероприятия против погромов проводились лишь для того, чтобы успокоить общественное мнение Англии и Франции, откуда Добровольческая армия получала помощь. Английский представитель при штабе А. Деникина требовал прекратить погромы, объясняя это тем, что в противном случае Добровольческая армия может «потерять сочувствие всей Европы». Когда в начале октября 1919 г. в результате вмешательства представителей иностранных держав и страха перед разлагающим влиянием погромов командование этой армии стало применять к погромщикам различные меры наказания, вплоть до расстрела (было казнено около десяти человек), погромы на время прекратились. 23 января 1920 г., когда Добровольческая армия уже ушла почти со всех территорий, где проживали евреи, А. Деникин издал приказ о борьбе с насилием и грабежами (где погромы не упоминались). Благодаря давлению иностранных государств погромов не было на территории Сибири, где действовали войска А. Колчака, настроенные не менее антисемитски, чем армия А. Деникина. А. Колчак не допускал погромов, понимая, что они могут разложить его армию и произвести плохое впечатление в США, откуда он получал помощь.

И деникинцы, и петлюровцы, и атаманы крестьянских банд объясняли погромы тем, что все евреи — коммунисты или все коммунисты — евреи. Командир Первой кубанской дивизии Добровольческой армии, генерал Шифнер-Маркевич заявил еврейской делегации, умолявшей остановить погром в местеске Смела: «Все коммунисты — евреи, и мы не можем допустить жидовского царства в России». Особую ненависть у белогвардейцев и петлюровцев вызывало имя Л. Троцкого; почти каждый погром сопровождался лозунгом: «Это вам за Троцкого». При погроме в Екатеринославе делегациям евреев, жаловавшимся властям на погромщиков, заявляли: «Идите жаловаться Троцкому, а на это правительство жаловаться нечего». Даже конституционные демократы (кадеты), ранее всегда осуждавшие все виды антисемитизма и тем более погромы, утверждали на своей конференции в Харькове в ноябре 1919 г., что белогвардейские власти делают все для борьбы с погромами, и потребовали от евреев «объявить беспощадную войну тем элементам еврейства, которые активно участвуют в большевистском движении». Представление о том, что все евреи тесно связаны между собой и что существует какое-то единое еврейское руководство, которое может повлиять на большевиков-евреев, было широко распространено, несмотря на всю его абсурдность. Генерал А. Деникин заявил еврейской делегации в ответ на просьбу о прекращении погромов: «... вследствие существующей сплоченности между евреями, еврейские представители могли бы повлиять на еврейские большевистские дружины». В. Винниченко (премьер-министр правительства Директории до февраля 1919 г.) говорил, что погромы не могут быть прекращены, пока еврейская молодежь и еврейский рабочий класс поддерживают большевиков.

Отдельные погромы на Украине были совершены красноармейцами: в Россаве (февраль 1919 г.), в Умани (май 1919 г.), в Любаре (май 1920 г.) погромы устроили Богунский и Таращанский полки Первой конной армии. Особенно жестокие погромы Первая конная армия устраивала при отступлении из Польши в конце августа 1920 г. Как правило, советские власти сурово наказывали погромщиков, чаще всего расстреливали их. Например, в сентябре 1920 г. член революционного военного совета Первой конной армии К. Ворошилов расформировал за погром шестую дивизию И. Апанасенко; 153 погромщика были расстреляны. Несколько погромов совершили на Украине махновцы; самым кровавым из них был погром в Александровске (ныне Запорожье) летом 1919 г. Н. Махно и другие главари движения решительно боролись с погромами и расстреливали погромщиков.

В ряде населенных пунктов Украины в годы гражданской войны активно действовала еврейская самооборона; в некоторых случаях ей удавалось отразить нападения погромщиков. Еврейская милиция по борьбе с погромами способствовала предотвращению антиеврейских эксцессов в Одессе. Погром в Погребище (см. выше) произошел лишь после того, как петлюровцы разоружили отряд самообороны. Однако чаще всего еврейская самооборона не могла противостоять гораздо более многочисленным и лучше вооруженным погромщикам. После установления советской власти на Украине отряды еврейской самообороны сыграли важную роль в ликвидации крестьянских банд.

В 1919–20 гг. в Белоруссии погромы (в основном — грабежи) устраивали солдаты польской армии. В 1920–21 гг. кровавые погромы в Белоруссии были организованы отрядами С. Булак-Балаховича, действовавшими в 1920 г. в составе русских частей польской армии под общим командованием Б. Савинкова, а в 1921 г. — самостоятельно. В местечке Копаткевичи 9 июля 1921 г. они убили около 120 человек, в местечке Ковчицы 16 июля — 84 человека, в местечке Большие Городятичи 23 ноября — 72 человек.

В Забайкалье и Монголии евреев уничтожали белогвардейские части Р. Унгерна фон Штернберга. С окончанием гражданской войны погромы повсеместно прекратились.

В 1919 г. – начале 1920 г. помощь жертвам погромов оказывали в основном зарубежные еврейские организации, прежде всего Джойнт. В июле 1920 г. советские власти создали Идгезком (Евобщестком; Еврейский общественный комитет помощи погромленным); в 1921 г. в него влились ЕКОПО, ОЗЕ и ряд других организаций. Социальная помощь евреям, пострадавшим в годы гражданской войны, была передана в исключительное ведение Идгезкома; он же получал средства, поступавшие из-за рубежа, главным образом от Джойнта.

Антисемитская кампания в Советском Союзе, начавшаяся в 1948 г. как борьба с «космополитами» и достигшая своего апогея в начале 1953 г. в связи с врачей делом, привела к возникновению погромной обстановки, к нападениям на евреев (особенно на железных дорогах) и даже к отдельным убийствам. По некоторым сведениям, после предполагаемой казни врачей в Москве и в других центральных городах устроили бы погромы, после чего евреев должны были депортировать в отдаленные районы страны. 4 октября 1959 г. на нескольких подмосковных станциях Казанской железной дороги распространялись листовки с призывом к погромам, а на станции Малаховка были подожжены синагога и домик смотрителя еврейского кладбища (погибла жена смотрителя).

Угроза еврейских погромов вновь возникла в конце 1980-х гг. в связи с активизацией антисемитских организаций. Слухи о возможных погромах активно распространялись в различных городах Советского Союза накануне празднования тысячелетнего юбилея крещения Руси в мае 1988 г., а также летом 1989 г. и в первой половине 1990 г. (назначались даже конкретные даты). В начале мая 1990 г. произошел погром евреев и армян в Андижане (Узбекистан), несколько женщин подверглись насилию. Угроза погромов — одна из главных причин массовой алии советских евреев в Израиль в конце 1980-х – начале 1990-х гг.

Погромы в других странах. Первый погром произошел в Александрии в 38 г., в царствование римского императора Калигулы. В 115 г. погром в Александрии учинили римские войска. Известно о погроме в Вавилонии в 5–6 вв., в Византии в 6–10 вв., в захваченном византийцами Иерусалиме в 629 г.

Волна кровавых погромов обрушилась на евреев Европы во время крестовых походов (особенно первого). В 11 в. – начале 14 в. многочисленные погромы происходили в Англии (см. также Йорк), Германии, Франции, Чехии (см. также Чехословакия). В середине 14 в. новая волна погромов охватила Европу в связи с эпидемией чумы (см. «Черная смерть»): разразились погромы в Испании, Швейцарии, Фландрии (Бельгия), в Германии (наиболее кровавые). В 1389 г. произошел погром в Праге. В 1391 г. погромы прошли по всей Испании, наибольшее количество жертв было в городе Севилья. В 15 в. погромы многократно вспыхивали в Испании (часть из них была направлена против новых христиан), Португалии, Провансе. В 16 в. в Португалии произошло несколько погромов новых христиан (наиболее кровавый — в 1506 г. в Лиссабоне). В конце 15 в. вспыхнули погромы в Алжире.

В 1491 г. в результате кровавого навета разразился погром в городе Тирнау в Венгрии (ныне Трнава, Словакия). В 14–18 вв. десятки погромов произошли в Польше. Во второй половине 16 в. погромы происходили в Румынии; они возобновились в 1710 г. (в результате кровавого навета) и во время русско-турецких войн во второй половине 18 в.

В 1806 г., во время русско-турецкой войны, евреев избивали румыны и турецкие солдаты. В 1819 г. погромы охватили всю Германию и перекинулись в Данию, Чехию, Австрию, Польшу (см. Хеп-хеп). Восстание греков против Османской империи в 1821 г. сопровождалось в Греции и Румынии массовыми погромами. Во второй половине 19 в. – начале 20 в. погромы в Румынии значительно участились. В 1882 г. в связи с кровавым наветом прокатилась волна погромов в Венгрии. В 1918 г. польские войска учинили погром во Львове, в 1919 г. — в Вильно (см. Вильнюс). Падение Венгерской советской республики сопровождалось многочисленными погромами. В 1927 г. произошли погромы в Трансильвании. Уничтожение евреев в странах Центральной и Восточной Европы в годы Второй мировой войны (см. Катастрофа) часто начиналось с погромов, которые устраивало местное население. В 1945–47 гг. в Польше происходили сначала нападения на евреев, затем погромы (см. Кельце). Сходная картина была и в Венгрии.

В 1790–92 гг., 1853 г. и 1859 г. погромы происходили в Марокко, в 1840 г. — в Сирии (в связи с Дамасским делом), в 1805 г. и второй половине 19 в. — в Алжире (они усилились во время Дрейфуса дела, которое вызвало также антисемитские беспорядки во Франции, принимавшие иногда форму погромов). В 20 в. погромы происходили в ряде мусульманских стран: в Марокко — в 1907 г. (см. Касабланка), 1912 г. (см. Фес), 1942, 1948 и 1967 гг.; в Египте — в 1945 г., 1952 г.; в Ливии — в 1941, 1945, 1948, 1967 гг.; в Тунисе — в 1917, 1932, 1967 гг.

В 1919 г. погромы прокатились по территории Аргентины (так называемая Трагическая неделя). В Нью-Йорке в 1960–1980-х гг. нередки были нападения радикальных элементов негритянского населения на евреев; в августе 1991 г. негритянские волнения в Краун-Хайтс (квартал Нью-Йорка) приняли форму погрома.

По своим масштабам за пределы понятия погрома выходят: массовая резня евреев Польши и Украины, учиненная украинскими казаками Б. Хмельницкого и польскими войсками С. Чарнецкого в 1648–58 гг.; массовые убийства евреев гайдамаками в 18 в.; Катастрофа европейского еврейства в 20 в.

 ЕВРЕИ РОССИИ (СССР) > Власть, общество и евреи (1772 - 1917)
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Погребище Подгорец Норман следующая статья по алфавиту