главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Песнь Песней. Электронная еврейская энциклопедия
Песнь Песней

КЕЭ, том 6, кол. 456–459

ПЕ́СНЬ ПЕ́СНЕЙ (שִׁיר הַשִּירִים, шир ха-ширим), библейская книга, следует в еврейском тексте Библии за книгой Иов и представляет собой собрание любовной лирики. В книге — восемь глав, насчитывающих в общей сложности 117 стихов. Стихотворная техника Песни Песней обнаруживает черты, характерные для библейской поэзии в целом (параллелизмы, тонический метр, повторы, ассонансы и др.; см. Еврейская классическая литература. Библейская литература). Хотя жанр, к которому относится Песнь Песней, был широко распространен на древнем Ближнем Востоке, в Библии, отражающей преимущественно религиозно-исторические темы, эта книга стоит особняком. Песнь Песней обнаруживает образное и стилистическое сходство с любовной и эротической поэзией древней Месопотамии и Египта.

Традиция приписывает авторство Песни Песней царю Соломону (ее полное название включает слова: ашер ли-Шломо — `Соломонова`), однако филологический анализ исключает единое авторство. Многие исследователи языка Песни Песней указывают, что в ее нынешней форме книга была записана уже после того, как арамейский язык стал разговорным в Эрец-Исраэль (между 5 в. и 4 в. до н. э.). Вместе с тем, ряд языковых признаков и элементов содержания говорит о том, что часть стихотворений относится к периоду, предшествовавшему пленению вавилонскому. Так, упоминание Тирцы (Песнь 6:4) указывает на время, когда столица Израильского царства еще не была перенесена в Самарию (около 800 г. до н. э.). В географической картине Песни Песней, включающей Северный Израиль, Ливан, Сирию, Заиорданье и Иудею, преобладают упоминания о северных областях, так что по меньшей мере часть песен, вероятно, возникла на севере страны. По мнению ряда ученых, этим же можно объяснить и арамеизмы в их языке. По всей видимости, после падения Израильского царства в 722 г. до н. э. литературная и устная традиции сохранились в Иудее, а затем — в вавилонском изгнании. Существует предположение, что эти песни вместе с более новыми были в 5 или даже в 3 в. до н. э. включены в единый сборник, послуживший основой канонического текста.

Песнь Песней стала частью еврейской пасхальной литургии (см. Песах); она читается в субботу в том случае, когда она приходится на время между первым и последним днем праздника; если же первый день праздника падает на субботу, Песнь Песней читается в Эрец-Исраэль в первый, а в диаспоре — в восьмой день праздника. Под влиянием каббалы у сефардов Песнь Песней обычно читается в вечер наступления субботы, в особенности — в субботы между Песах и Шаву‘от.

Уникальностью Песни Песней в рамках библейской литературы объясняются споры, которые разгорелись между законоучителями относительно включения ее в библейский канон. Синедрион в Явне обсуждал этот вопрос около 90 г. н. э. Среди доводов за включение называли популярность песен и традиционное авторство Соломона, однако решающим фактором послужила, по всей видимости, горячая защита книги рабби Акивой (Яд. 3:5 и др.), интерпретировавшим Песнь Песней аллегорически.

Аллегорическая интерпретация утверждает, что в Песни Песней изображена любовь Бога к своему народу: молодой пастух и любовник в Песни Песней, идентифицируемый с царем Соломоном, рассматривался как Бог Израиля, а его возлюбленная — как община Израиля; при такой интерпретации Песнь Песней превращается в рассказ о глубочайших духовных связях между Богом и Его народом, повествование, несущее мистический смысл утешения и надежды. Эта интерпретация получила широкое распространение среди законоучителей, начиная с 1 в. н. э., однако не вытеснила полностью прямого понимания, что явствует из слов рабби Акивы: «Тот, кто распевает Песнь Песней на вечеринках, превращая ее в светскую песню, тому нет доли в грядущем мире» (Санх. 12:10). В Таргуме Песнь Песней трактуется как аллегория истории Израиля от исхода до прихода Мессии и строительства Третьего храма. Аллегорическое толкование Песни Песней — результат распространения на нее общего талмудического метода интерпретации, ищущего в священных текстах сокровенный смысл и преуменьшающего значение прямого, буквального смысла. Более поздние еврейские комментаторы — Са‘адия Гаон, Раши, Шмуэль бен Меир и Аврахам Ибн Эзра искали и находили в символике Песни Песней слова утешения и ободрения для своих современников.

Когда христианская церковь включила в свой канон еврейскую Библию, она восприняла также и аллегорическое толкование Песни Песней, однако вложила в нее иной символический смысл: изображение взаимной любви Иисуса и его церкви.

В конце 18 в. аллегорическая интерпретация начинает терять популярность. В этот период возникает новое толкование, по которому Песнь Песней трактуется как драматическое действие с конкретными образами, сюжетной линией и моральной идеей. Согласно такой интерпретации, действие развивается между двумя персонажами, которые идентифицируются с Соломоном и Суламифью (Песнь 7:1): царь увлечен юной сельской красавицей и уводит ее к себе; затем девушка вдохновляет царя на более высокое и благородное чувство. Некоторые интерпретаторы Песни Песней как драмы находят в ней три персонажа: Соломон пытается завоевать любовь девушки, влюбленной в юного пастуха, однако, несмотря на все усилия, ему не удается заставить девушку забыть возлюбленного, и он вынужден вернуть ее домой, где она воссоединяется со своим пастухом. Мораль драмы — торжество добродетели. Хотя драматические интерпретации получили распространение в конце 18 в., их истоки восходят к Оригену, характеризовавшему Песнь Песней как свадебную поэму в драматической форме.

В начале 20 в. была выдвинута новая теория, согласно которой Песнь Песней — древнейшая еврейская литургия, происходящая от языческого культа Таммуза (Адониса). Влюбленный герой Песни Песней, по мнению сторонников теории, — это умирающий и воскресающий бог, а девушка — богиня, оплакивающая его смерть, за которой следуют воскрешение героя и священный брак. Древний культ Таммуза был подвергнут переработке, чтобы исключить противоречия с монотеистической концепцией (см. Монотеизм), либо деградировал, превратившись в фольклорную поэзию.

Современные ученые отвергают как аллегорическое, так и драматическое и литургическое истолкование Песни Песней; принятый в науке 20 в. подход основан на прямом понимании текста, согласно которому Песнь Песней представляет собой сборник еврейских народных любовных песен, в том числе свадебных. Эта теория была выдвинута в конце 18 в. Сходные с Песнью Песней элементы отмечались в свадебных песнях арабских крестьян в Сирии и Эрец-Исраэль 19 в.

Стоит отметить, что имена Соломон и Суламифь можно связать с корнем ивритского слова шалом — `мир`, `благоденствие`. Некоторые ученые сравнивают имя Суламифь — ивритское Шуламмит — с именем Авишаг ха-Шунаммит, прекрасной прислужницы царя Давида, ставшей причиной спора между его сыновьями — Соломоном и Адонией (I Ц. 1:1–4; 2:17–22).

Подобно книге Псалмы, Песнь Песней оказала глубокое влияние на мировую литературу и искусства пластические, главным образом вследствие ее аллегорически-мистического истолкования как в иудаизме, так и в христианстве. В новое время ее отдельные части были положены на музыку.

В литературе на иврите мотивы Песни Песней встречаются у Иехуды ха-Леви, Шломо Ибн Габирола, Исраэля Наджары, в новое время — у Х. Н. Бялика.

Попытки поэтического (вне Библии) перевода Песни Песней или ее частей на русский язык известны еще в 17 в. (монах Мардарий Хоников). Такими переводами, а также «подражаниями» Песни Песней занимались Г. Державин, А. Пушкин, И. Крылов, А. Фет, Л. Мей, В. Брюсов и др. Эти произведения, вместе со своим собственным переводом Песни Песней, переиздал А. Эфрос в книге «Песнь песней Соломона», (СПб., 1909 и 1910). Новый перевод Песни Песней (вместе с комментариями), соединяющий научную точность с поэтической выразительностью, исполнил русский востоковед И. Дьяконов (в книге «Поэзия и проза древнего Востока», М., 1973). См. также Библия. Толкование, экзегеза и критические исследования Библии. Талмудическая и средневековая экзегеза.

Среди прозы на мотивы Песни Песней следует отметить также повести Шалом Алейхема «Шир ха-ширим» (на идиш; русский перевод — «Песнь Песней»), А. Куприна «Суламифь», рассказ Л. Первомайского «Из Песни Песней».

Одно из наиболее знаменитых поэтических выражений Песни Песней, ставших известными всему миру, — «сильна, как смерть, любовь» (Песнь 8:6).

 БИБЛИЯ > Писания
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
З. Раббан. Иллюстрация к Песни Песней. Акварель. Коллекция М. Стейнберга. Нью-Йорк.

З. Раббан. Иллюстрация к Песни Песней. Акварель. Коллекция М. Стейнберга. Нью-Йорк.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Песах Петах-Тиква следующая статья по алфавиту