главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Литва. Электронная еврейская энциклопедия
Литва

КЕЭ, том 4, кол. 864–876
Опубликовано: 1988
Обновлено: 28.09.2006

ЛИТВА́ (в еврейской традиции לִיטָא, Лита), с 13 в. — Великое княжество Литовское (включавшее с 14 в. Белоруссию, Волынь и часть собственно Украины); с 16 в. — часть Польско-Литовского государства; с 1795 г. — в составе России; с 1918 г. по 1940 г. и с 1991 г. — независимая республика; с 1940 г. по 1991 г. — союзная республика в составе СССР.

Пражский епископ Адальберт, посланный в 997 г. насаждать христианство среди литовцев, сообщает о наличии в Литве евреев. С присоединением Волыни (первая половина 14 в.) численность еврейского населения Литвы значительно возросла. В конце 14 в. великий князь Витовт переселил из Крыма наряду с пленными татарами часть крымских евреев и караимов в город Троки (ныне Тракай), ставший впоследствии караимским центром Польско-Литовского государства; караимские общины возникли в Луцке и Владимире-Волынском.

В 1388–89 гг. Витовт даровал евреям ряда городов княжества хартии, гарантировавшие свободу вероисповедания, защиту жизни и имущества и право на занятие торговлей и ремеслами, а также подсудность непосредственно великокняжескому суду или суду старосты-еврея; запрещалось обвинение евреев в ритуальном использовании человеческой крови (см. Кровавый навет). С 16 в. отдельные еврейские общины получили признание в качестве автономных единиц как в юридическом, так и в налоговом отношениях; во главе общин стояли старейшины, представлявшие общину перед властями и отвечавшие за сбор налогов в государственную казну.

В 1495 г. великий князь Александр Ягеллон (с 1501 г. — король Польский), очевидно, под влиянием изгнания евреев из Испании (1492) издал указ об изгнании евреев и караимов из Литвы и конфискации их недвижимости. Большинство евреев юга страны переселилось в Крым и Турцию (в основном — в Константинополь), а евреи северных общин нашли убежище в приграничных городах Польши.

Тяжелое финансовое положение страны при нависшей угрозе войны с Москвой побудило Александра отменить указ (1503). Евреи получили право селиться по всей территории Литвы, им были возвращены дома, синагоги и кладбища; за возвратившимися было признано право взыскивать оставшиеся неоплаченными долги и выкупать конфискованную недвижимость у ее новых владельцев по цене, уплаченной последними княжеской казне. Вместе с тем, наряду с уплатой значительного ежегодного налога местным властям, евреи были обязаны оплачивать содержание королевского конного отряда в тысячу всадников.

При Сигизмунде I начинается период экономического и политического расцвета литовского еврейства. Король подтвердил хартии Витовта (в 1529 г. включены в 1-й Литовский статут). Вплоть до Люблинской унии (1569) евреи проживали в основном на землях княжеских городов и пользовались покровительством князя. Согласно 1-му Литовскому статуту, убийство дворянина, еврея или горожанина каралось смертной казнью, а семья убийцы была обязана платить семье убитого пеню, причем за убийство еврея равно как за убийство дворянина — 100 грошей, а за убийство горожанина — лишь 12 грошей.

Наиболее знатные евреи именовались в официальных документах «панами». Сигизмунд I широко прибегал к услугам еврейских откупщиков. Один из них, Аврам Езофович (1450–1519), принял православие и был назначен министром финансов великого князя («земским подскарбием»). Наибольшим влиянием среди откупщиков пользовался его брат Михель Езофович (умер, по-видимому, в 1529 г.).

Сигизмунд, стремившийся создать централизованное руководство своих еврейских подданных и обеспечить упорядоченное взимание с них государственных налогов, назначил в 1514 г. М. Езофовича старейшиной литовских евреев, наделив его широкими полномочиями, включая судебные, а в 1525 г. даровал ему потомственное дворянство (единственный случай возведения некрещенного еврея в дворянство). Однако евреи отказались признать назначенного великим князем старейшину.

Несмотря на обвинение евреев Литвы в обращении христиан в иудаизм (1540), рост еврейских общин Литвы продолжался на всем протяжении 16 в. Мигрировавшие из Центральной Европы (главным образом из Богемии) евреи создали общины в Кобрине, Клецке, Новогрудке, Тыкоцине, Слониме и Остроге. Основа Литовского ва‘ада, который состоял из старейшин и верховных раввинов главных общин, была заложена к 60 гг. 16 в. Главными общинами в этот период были общины Бреста, Гродно и Пинска.

В результате Люблинской унии 1569 г. Волынь и Подолия, включавшие такие крупные общины, как общины Луцка, Владимира-Волынского и Острога, вышли из состава Литвы и были присоединены к Польскому королевству. В царствование Стефана Батория (1576–86), подтвердившего старинные привилегии литовских евреев, общины достигли значительного расцвета. Евреи занимались ремеслом и торговлей, в том числе экспортной, а также земледелием. Со времен Витовта евреи брали на откуп великокняжеские доходы, а также ссужали в рост, хотя ростовщичество не играло существенной роли в экономической жизни евреев Литвы.

В противоположность благосклонному отношению к евреям со стороны королевской власти с середины 16 в. нарастают антиеврейские настроения в среде горожан, дворянства и духовенства. В 1527 г. горожане Вильно (см. Вильнюс) добились запрета на поселение евреев в городе, и лишь в 1551 г. немногим еврейским торговцам было разрешено посещать его в коммерческих целях. На Виленском сейме в 1551 г. дворяне ходатайствовали об обложении евреев подушной податью в один злотый в год (введена королевским универсалом в 1563 г.).

Дворянство добилось также внесения антиеврейских ограничений в Литовский статут в 1566 г.: евреям запрещалось ношение дорогой одежды и оружия и вводилось обязательное ношение отличительного знака. Одним из результатов польско-литовской унии 1569 г. было расширение прав дворянства за счет привилегий горожан и евреев. Контрреформация и усиление влияния иезуитов привели к тому, что вопреки декретам Сигизмунда II Августа и Стефана Батория имели место многократные кровавые наветы и обвинения в гостий осквернении (Бельск, ныне Бельск-Подляски, 1564; Россош, 1566; Вогин, 1577; Селец, 1617, и другие населенные пункты).

Ослабление королевской власти в конце 16 в. и ее неспособность обеспечивать евреям эффективную защиту от проявлений враждебности со стороны литовского населения и произвола магистратов, ущемлявших экономические права евреев, побудили литовских евреев искать покровительства у местных магнатов.

Тяжелый удар еврейским общинам нанесло вторжение в мае 1648 г. в Польско-Литовское королевство казаков Б. Хмельницкого. Казаки, поддерживаемые в Белоруссии местными крестьянами и горожанами, тысячами убивали евреев или насильственно крестили. Их союзники татары брали евреев в плен и продавали в рабство. Многим евреям Гомеля, Стародуба, Чернигова, Брагина, Пинска, Слуцка и других городов удалось бежать. Сильно пострадали крупные общины Бреста и Пинска. Русско-казацкое войско, вступившее на территорию Литвы в 1659–60 гг., избивало евреев и изгоняло их из захваченных городов.

К концу 17 в. община Бреста уступила главенствующее положение виленской общине. По экономическим причинам королевская власть была заинтересована в восстановлении общин, пострадавших в период кризиса. Ян Казимир разрешил насильственно крещенным евреям вернуться к иудаизму. Дворянство, со своей стороны, было заинтересовано в исправном поступлении еврейских налогов и потому не требовало радикальных мер по ограничению экономической деятельности евреев. Во второй половине 17 в. вновь имели место кровавые наветы (Ружаны, 1658; Шаты /близ Трок/, 1679; Тыкоцин, 1680).

Несмотря на бедствия, обрушившиеся на литовское еврейство, саббатианство (см. Саббатай Цви) не пустило здесь глубоких корней. В некоторых городах (например, в Пинске и Вильно — в марте 1666 г.) состоялись манифестации приверженцев движения, вызвавшие антиеврейские нападения, из-за чего король Ян Казимир запретил ношение по улицам портретов лжемессии и приказал местным властям положить конец беспорядкам (6 мая 1666 г.).

Война между Россией и Швецией (Северная война, 1700–21), гражданская междоусобица и борьба со Станиславом Лещинским (1704–1709) положили конец процессу восстановления еврейской общины Литвы после погромов Хмельницкого. Август II (1697–1706, 1709–33), хотя и подтвердил в 1720 г. «старинные привилегии» польско-литовских евреев, не мог оградить их от постоянных посягательств шляхты, купечества и ремесленных цехов; более того, для пополнения истощенной казны были значительно увеличены взимаемые с евреев налоги.

Упадок королевской власти открыл путь для произвола местной администрации, вымогавшей у разоренных еврейских общин взятки за освобождение незаконно арестованных членов и за отмену наказаний за якобы совершенные ими преступления. Ослабление центральной власти при Августе III (1733–63) и усиление социального брожения позволили гайдамакам, дошедшим до южных окраин Литвы, громить евреев даже в крупных населенных пунктах. Подстрекательства католического духовенства и кровавые наветы (Гродно, 1790; Сенно, 1799) привели к учащению нападений на евреев.

Зародившееся в Подолии в середине 18 в. движение франкистов (см. Я. Франк) не имело успеха в Литве; опасаясь влияния идей Франка, особенно ввиду предстоявшего публичного диспута с франкистами в Каменец-Подольском, некоторые крупные общины, а затем и Ва‘ад четырех земель, наложили в июне 1757 г. херем на основателя секты и его последователей.

После сокращения в 1764 г. функций Ва‘ада четырех земель и Литовского ва‘ада сейм возложил ответственность за погашение огромных по тому времени долгов, взимаемых с еврейских общин, непосредственно на управление отдельных кагалов. Еврейское население (за исключением детей до одного года) было обложено подушной податью в два злотых в год. Произведенная в фискальных целях перепись еврейского населения Литвы установила численность подлежащих налогообложению в приблизительно 150 тыс. человек. Вследствие тяжелого финансового положения многие общины были вынуждены прибегнуть к продаже общинных должностей, включая должность раввина, то есть назначать на эти должности лиц, готовых дать общине крупные займы.

Одним из следствий этой системы были внутриобщинные распри, вызванные требованиями раввинов, заплативших крупные суммы за свои посты, передавать свой пост по наследству членам своих семейств (в Вильно такие распри длились с 1766 г. по 1790 г.), что нанесло ущерб престижу раввината и привело к дальнейшему упадку еврейского самоуправления. Конфликты по поводу раскладки финансового бремени между пятью «главными» общинами и соподчиненными им административно малыми общинами побудили последних обратиться с жалобой в Литовский трибунал.

Когда в 1792 г. русские войска вторглись в Литву, часть литовских евреев приняла участие в вооруженном сопротивлении интервенции. В 1795 г. Литва была официально присоединена к России (об истории евреев Литвы под русской властью до конца Первой мировой войны см. Россия).

Первым известным ученым Литвы был Моше бен Я‘аков из Киева. В 16 в. раввинами и духовными лидерами литовского еврейства были видные ученые, в своем большинстве приглашавшиеся из-за рубежа: Ицхак бен Бецалель — во Владимире-Волынском (умер в 1567 г.), Шломо Лурия — в Остроге и Бресте, Мордехай Яффе — в Гродно и Кременце, Иоэль Сыркес — в Пружанах, Шидлове, Бресте. Известностью в 16 в. пользовался хахам караимской общины Ицхак бен Аврахам из Трок (1525/33–1586/94?), автор апологетического и полемического трактата «Хиззук эмуна» («Укрепление веры»).

С середины 17 в. доминирующее положение начинают приобретать местные раввины — уроженцы Литвы и воспитанники ее иешив: Шабтай бен Меир ха-Кохен, Давид бен Шмуэль ха-Леви, М. Ривкес (умер в 1671 г.). В Белоруссии, еврейство которой культурно тяготело к литовским центрам, действовали раввинский проповедник и галахист (см. Галаха) Ахарон Шмуэль Койдановер (1614–76) и талмудист и историограф И. Гейлприн (Хеилприн, 1660–1746), автор хронологического и библиографического сочинения «Седер ха-дорот» («Порядок поколений», издано в 1769 г.).

Во второй половине 18 в. ведущим авторитетом в области раввинистической учености стал Виленский Гаон (см. Элияху бен Шломо Залман), ярый оппонент (см. Митнагдим) хасидизма, получившего распространение среди части белорусских евреев, однако не проникшего в собственно Литву. Ученики Виленского Гаона, убедившись в невозможности подавить хасидизм, сосредоточились на углубленном изучении Торы, чем, по их мнению, пренебрегал хасидизм.

Таким образом, была заложена основа талмудического образования широких кругов еврейской молодежи Литвы: в 19–20 вв. в Литве, Белоруссии и других местах учениками и последователями Виленского Гаона был создан ряд иешив, особую известность среди которых снискали иешивы городов и местечек Воложин, Мир, Тельшяй, Слободка (пригород Ковно), Кейдан (ныне Кедайняй), Вилкомир (ныне Укмерге), Пинск, Слуцк и других. Во главе этих иешив стояли И. Салантер (основатель движения мусар, противостоявшего хасидизму), И. Э. Спектор, И. Д. Соловейчик, И. Розин, Х. О. Гродзенский, И. З. Мелцер (1870–1954), А. И. Карелиц, А. И. Кук, И. Сарна (1889–1969) и другие ученые.

В последней четверти 18 в. в Белоруссии и Литве появляются первые еврейские типографии (Шклов, 1783; Гродно, 1788). В 19 в. Вильно становится одним из главных центров еврейского книгопечатания (издательство семьи Ромм и другие).

В 1777 г. группа белорусских хасидов во главе с Менахемом Мендлом из Витебска (1730–88) переселилась в Эрец-Исраэль; в 1808–10 гг. туда же прибыли три группы последователей Виленского Гаона (прушим) из Литвы и Белоруссии; новоприбывшие поселились в Иерусалиме, Цфате, Тверии и Хевроне.

В конце 18 в. в Литву начинают проникать идеи Хаскалы. В 1830–40-х гг. в Вильно действовала группа маскилим. К середине 19 в. Хаскала превратилась в фактор, оказывавший влияние на культурную жизнь евреев в Литве и за ее пределами. Среди литовских маскилим — писатели на иврите и идиш А. Д. Лебенсон, И. Л. Гордон, А. Мапу, П. Смоленскин, Менделе Мохер Сфарим, А. М. Дик, Я. Динезон; критики и публицисты А. У. Ковнер, А. Я. Паперна, М. Л. Лилиенблюм, И. Штейнберг, Э. Цвейфель; переводчики Х. З. Слонимский, А. М. Гинцбург (1795–1846), К. Шульман, Цви ха-Кохен Рабинович (1832–89). Многие из них писали на двух и даже трех языках.

Деятели Хаскалы ставили целью распространение русской культуры среди еврейской молодежи и одновременно развитие еврейской культуры. Эта двойственность вызвала появление в кругах маскилим полярных тенденций — от ассимиляторства и участия в русском революционном движении до национализма и создания самостоятельного социалистического движения. Наиболее активную роль в кружке евреев-революционеров в Вильно в 1870-х гг. играл Ш. Либерман, сторонник создания еврейской рабочей революционной организации.

После разгрома первого кружка возникла новая организация во главе с Л. Давидовичем (1855–98), имевшая отделения в разных городах. Бунд (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России) был основан в 1897 г. на нелегальном съезде в Вильно, ставшем крупнейшим центром его деятельности в Литве, особенно выразившейся в годы революции 1905–1907 гг. в создании отрядов самообороны, а также в борьбе против сионизма. Руководителями Бунда в Литве были А. Кремер, Ш. Гожанский (1867–1943), А. Мутник (1868–1930), И. Милл (1870–1952), Ш. Раппопорт и другие.

Идеи палестинофильства (см. Ховевей Цион), а затем сионизма получили широкий отклик в литовском еврействе. Распространению сионистских идей в Литве активно содействовали раввины и ученые Ш. Могилевер, И. Я. Рейнес, Г. Шапира, М. Г. Яффе (1820–91), И. З. Ольшвангер (1820–96), писатели, публицисты и историки Д. Гордон (1831–86), М. Л. Лилиенблюм, Бен-Авигдор, А. Друянов, Ш. П. Рабинович (1845–1910), Э. Цунзер, а также общественные деятели и филантропы М. Э. Мандельштам и К. З. Высоцкий.

Делегаты от Литвы участвовали в Катовицком съезде (1884). 2-й съезд сионистов России (1902) состоялся в Минске. До Первой мировой войны Вильно был одним из важнейших центров российского сионистского движения. Здесь был проведен учредительный съезд движения Мизрахи (второй состоялся в Лиде). В 1907 г. в Вильно выходили на идиш газеты сионистско-социалистического направления «Дер пролетаришер геданк» и «Форвертс».

С начала 20 в. происходит миграция евреев из Литвы в менее густонаселенные места (преимущественно на Украину) и в города, где шла интенсивная индустриализация (Белосток и Варшаву); значительные размеры приняла эмиграция в Англию, США, Южную Африку и Австралию.

Весною 1915 г., после ряда военных поражений русской армии, военные власти стали обвинять евреев Литвы в шпионаже в пользу Германии; евреи были изгнаны из пограничных районов Сувалкской, Ковенской и Гродненской губерний во внутренние области страны. Отступавшая русская армия и присоединявшееся к ней местное население грабили и убивали евреев. В период германской оккупации (1915–18) часть изгнанных вернулась на старые места, однако страдала от безработицы, голода и болезней, от которых не спасала даже поступавшая из-за рубежа материальная поддержка и организованная литовскими евреями система взаимопомощи.

После войны белорусские области, еврейское население которых в культурном отношении представляло собою часть литовского еврейства, вошли в состав советской России; южная часть Литвы отошла к Польше, а в центральной части страны образовалась независимая Литовская республика (февраль 1918 г.), столицей которой, после того как Вильно был захвачен Польшей (октябрь 1920 г.), стал Каунас (Ковно). В 1919 г. короткое время существовала советская республика Литбел (Литва-Белоруссия).

Согласно переписи 1923 г., еврейское население независимой Литвы достигало примерно 154 тыс. человек (7,6% всего населения), проживавших в основном в крупных городах — Каунасе (25 тыс., 27%), Паневежисе (6,8 тыс., 36%), Шяуляе (5,3 тыс., 24,9%), Укмерге (3,9 тыс., 37,5%), Вилкавишкисе (Волковышки; 3,2 тыс., 44%) — и местечках. В первые годы существования независимой Литвы политическое, культурное и экономическое положение еврейского меньшинства было весьма прочным. Правительство страны было заинтересовано в использовании способностей литовских евреев и их международных связей для укрепления молодого государства. В первом литовском правительстве (1918–19) было три министра-еврея: Я. Выгодский (1856–1941), Ш. Розенбаум и Н. Рахмилевич (1876–1941).

В 1919 г. евреям Литвы была предоставлена автономия, в рамках которой была учреждена система еврейских общин во главе с Еврейским национальным советом (председатель Ш. Розенбаум), действовавшим в сотрудничестве с Министерством по еврейским делам. Общины обладали правом налогообложения своих членов и автономией в религиозной и образовательной сферах, а также в деле социального обеспечения. Выборы общинного руководства проводились на основе всеобщего и равного избирательного права и пропорционального представительства.

В 1923 г. около 25 тыс. евреев были заняты в торговле (в основном мелкой) и банковском деле, около 18 тыс. — в промышленности и ремесленном производстве, около пяти тысяч — в сельском хозяйстве, около четырех тысяч — в свободных профессиях, около двух тысяч — в транспорте. Около 90% еврейских детей школьного возраста обучались в школах сети Тарбут (сионистского направление), Явне (ортодоксальной) или идишистско-социалистической ориентации. В 1936 г. эти три сети насчитывали 108 начальных школ (14 тыс. учащихся), в которых преподавание велось на иврите и идиш. Действовала сеть детских садов, значительное число хедеров и иешив. Начальные и средние школы, содержавшиеся Култур-лиге, были закрыты властями в 1922 г. из-за их коммунистической ориентации.

Наиболее влиятельными еврейскими партиями, действовавшими в Литве этого периода (1919–26), были Це‘ирей Цион, Общие сионисты, Мизрахи, Агуддат Исраэль, Народная партия (левое крыло По‘алей Цион). Молодежные (в основном сионистские) организации насчитывали в 1931 г. около девяти тысяч членов. На идиш и иврите издавались газеты и журналы различных направлений. Действовали спортивные организации «Маккаби» и «Бетар». В конце 1922 г. правительство Литвы, уступая давлению клерикальных и националистических кругов, начало постепенно отступать от обязательств по соблюдению прав национальных меньшинств, взятых на себя в декларации, представленной Лиге Наций полугодом раньше.

В марте 1924 г. сейм постановил прекратить финансирование Министерства по еврейским делам, а 3 сентября 1924 г. оно было формально упразднено. В сентябре того же года власти распустили Еврейский национальный совет. Резкое ограничение сеймом автономных прав отдельных общин привело к фактической ликвидации выборных органов литовского еврейства. К концу 1924 г. от еврейской национальной автономии остались лишь так называемые еврейские народные банки и сеть школ с преподаванием на иврите и идиш.

Националистические лидеры, пришедшие к власти в результате государственного переворота 17 декабря 1926 г., выдвинули лозунг «Литва — литовцам» и приступили к вытеснению евреев из экономики страны. Коммерческие кооперативы, конкурировавшие с еврейскими торговцами, были фактически освобождены от налогов; евреи постепенно утрачивали свои позиции в импортно-экспортной торговле; последовавшая за аграрной реформой 1922 г. быстрая урбанизация литовского населения лишила многих евреев традиционных источников средств существования. В результате ухудшения экономического положения свыше 20 тыс. евреев покинули Литву в период между двумя мировыми войнами (из них свыше 9 тыс. уехали в подмандатную Палестину). Дискриминационная политика привела к учащению антиеврейских выступлений, которые приняли особенно серьезную форму в 1930-х гг.

Центром культурной жизни евреев в отторгнутых Польшей литовских областях был Вильно. По-прежнему действовали иешивы в Мире, Радуне, Слониме, Ломже, Клецке и других населенных пунктах. Начальные и средние школы с преподаванием на иврите, а также ряд учительских семинарий были основаны организацией Тарбут. Школы с преподаванием на идиш содержались Центральной организацией идишских школ (ЦИШО). В 1925 г. в Вильно был основан научный институт для изучения культуры и истории евреев — ИВО. Продолжала действовать Виленская труппа, возникла литературная группа Юнг Вилне (см. также Вильнюс). Широкую деятельность развернули сионистские и халуцианские молодежные движения (см. также Польша и Белоруссия).

По тайному приложению к советско-германскому пакту о ненападении (23 августа 1939 г.) балтийские страны были включены в зону советского влияния. После раздела польской территории между СССР и нацистской Германией Вильнюсский край, отторгнутый в 1920 г. Польшей, был в октябре 1939 г. передан Советским Союзом Литве, вследствие чего еврейское население Литвы увеличилось до 250 тыс. человек (около 10% всего населения).

С началом Второй мировой войны в Литву бежало свыше 14 тыс. польских евреев, в большинстве своем осевших в Вильнюсе. В июне 1940 г. Литва была оккупирована советской армией, а 3 августа формально включена в состав СССР. В рамках советизации Литвы были ликвидированы все не связанные с коммунистической партией Литвы еврейские организации. Национализация экономики особенно тяжело отразилась на евреях, которым принадлежало 57% всех национализированных промышленных и 83% торговых предприятий. Вместе с тем, остро нуждаясь в квалифицированных кадрах, новый режим предоставлял еврейской интеллигенции посты в административных, экономических и юридических аппаратах.

В августе 1940 г. по просьбе З. Вархафтига японский консул выдал около пяти тысяч транзитных виз еврейским беженцам из Польши, ученикам литовских иешив и многим местным евреям, что позволило им выехать с согласия советских властей через Владивосток в Японию, а оттуда — в США, Эрец-Исраэль и другие страны. Среди объявленных политически неблагонадежными и за неделю до начала войны между СССР и Германией депортированных из Литвы в Сибирь и другие районы советской Азии (середина июня 1941 г.) было много еврейских политических и общественных деятелей. Около пяти тысяч евреев были интернированы в лагеря принудительного труда.

В Литве ко времени оккупации находилось от 225 до 265 тысяч евреев, включая 13–15 тысяч беженцев из Польши. Литва была оккупирована немецкими войсками в конце июня 1941 г., поэтому эвакуироваться удалось крайне незначительному числу евреев. В уничтожении евреев на территории Литвы активно участвовали эйнзацгруппен «А» и «Б», подразделения местной полиции, а в первые дни оккупации многочисленные представители местного населения. Уже в первый день войны в Паланге и Кретинге чинами эйнзацгруппен были уничтожены евреи — жители этих городов. К середине октября 1941 г. общее число евреев, уничтоженных в Литве, по результатам последних научных исследований, составило 71 105 человек. 25 июня немецкие войска оккупировали Каунас. В ночь с 25 на 26 июня отряды местных националистов по распоряжению представителей германских властей устроили резню еврейского населения, во время которой погибло около четырех тысяч человек. 4 и 6 июля эйнзацгруппе «А» при помощи подразделений литовской полиции уничтожила в шестом и седьмом фортах крепости в Каунасе многие тысячи евреев. Всего с 4 июля по 29 октября 1941 г. в фортах Каунасской крепости подразделением эйнзацгруппе «А» было уничтожено 18 223 еврея. В Вильнюсе массовые расстрелы евреев осуществляли подразделения эйнзацгруппе «А» и части местной полиции. В населенном пункте Панеряй к началу сентября 1941 г. расстреляли около 35 тысяч евреев. В большинстве местечек и городов Литвы все еврейское население было уничтожено немецкими частями и отрядами литовцев к декабрю 1941 г. Всего к концу января 1942 г. в результате массовых казней, смерти от холода и голода в Литве погибло 180–185 тысяч евреев (80% жертв Катастрофы в Литве). Остальные евреи были заключены в гетто. К концу 1941 г. в гетто Вильнюса было около 20 тысяч евреев, Каунаса — 17 тысяч, Шяуляя — 5 тысяч, Свенцян — около 500 человек. Массовых акций по уничтожению до 1943 г. в Литве германские власти не осуществляли.

Несмотря на тяжелейшие условия существования в гетто юденраты пытались организовать на их территории различные производства, чтобы таким путем попытаться спасти жизнь людей. Так, в феврале 1943 г. в гетто Вильнюса функционировали 28 мастерских (16 – в легкой промышленности и сфере обслуживания и 12 – механических), в основном выполнявших заказы немецких властей. В Каунасском гетто ко времени его ликвидации осенью 1943 г. 4 600 рабочих работали в 40 мастерских. В генеральном округе «Литва» зарплата рабочих-евреев составляла 25–50% от зарплаты рабочих других национальностей. Причем из этой зарплаты рабочие получали только половину, остальные деньги шли на счет так называемого Еврейского фонда, контролируемого немцами. Лишь незначительная часть этих денег поступала на счет юденрата. Несмотря на жестокие преследования со стороны оккупационных властей, на постоянную угрозу смерти, в гетто продолжалась еврейская религиозная жизнь, в полулегальных условиях действовали еврейские школы. Так, в Вильнюсском гетто функционировали две иешивы, в которых обучалось около 200 учеников из религиозных семей. В гетто осенью 1941 г. действовали две начальные и несколько классов средней школы, в которых занятия велись на языке идиш. К октябрю 1942 г. в гетто функционировали три еврейские начальные школы. В декабре 1942 г. в школах обучалось 1405 человек. До октября 1943 г. функционировала еврейская школа в Шяуляе. В Каунасе по инициативе юденрата были открыты две школы в декабре 1941 г., но в августе 1942 г. по распоряжению оккупационных властей они были преобразованы в ремесленные училища. В гетто Вильнюса действовала библиотека, куда были перевезены все книги, оставленные за пределами гетто. Библиотека, которая насчитывала сто тысяч книг, также нелегально пополнялась книгами из библиотеки ИВО. В январе 1942 г. в Вильнюсе уцелевшие в акции 1941 г. бывшие актеры создали еврейский театр, который давал представления несколько раз в неделю. В гетто Вильнюса также функционировали два хора, оркестр, которому разрешалось исполнять только произведения композиторов-неевреев, детские и юношеские клубы. Были открыты архив гетто и музей.

Литовские евреи играли активную роль в движении антинацистского Сопротивления. Многочисленные, хорошо вооруженные группы действовали в гетто Каунаса и Вильнюса. В начале 1942 г. в гетто Каунаса были созданы коммунистические и сионистские подпольные организации. Летом 1943 г. коммунисты и сионисты объединились в Еврейскую всеобщую боевую организацию, насчитывавшую около 600 человек. Одним из ее руководителей стал коммунист Х. Елин (1907–1944).

В январе в Вильнюсском гетто была создана объединенная партизанская организация (ФПО), куда вошли члены сионистских и социалистических движений. Организацию возглавляли А. Ковнер и И. Виттенберг. 1 января 1942 г. она выпустила листовку (автор А. Ковнер) с призывом к сопротивлению. Еврейская подпольная организация действовала в местечке Свенцяны.

Подпольные еврейские боевые организации переправляли своих бойцов в партизанские отряды. В Литве было создано семь еврейских партизанских отрядов. В четырех отрядах сражались в основном евреи из Вильнюсского гетто, в трех — из Каунасского. Отрядом «Некамэ», в котором сражалось более 200 человек, командовал один из руководителей ФПО И. Глазман. Большинство бежавших из Вильнюсского гетто направляли в Рудницкую Пущу, где действовали четыре еврейских партизанских отряда, входивших в партизанскую бригаду под руководством Р. Зиманаса (Юргиса, 1910–1985). Советское партизанское командование стремилось расформировать еврейские партизанские отряды и объединить их с подразделениями, в которых сражались представители других национальностей. Еврейскими до конца войны остались два партизанских отряда: «За победу» (командир С. Каплинский) и «Мститель» под командованием А. Ковнера. Вместе с советскими войсками они освобождали Вильнюс. Всего в еврейских партизанских отрядах Литвы насчитывалось около 700 человек. В целом в партизанских отрядах Литвы сражались более тысячи евреев (7,5% всех партизан).

В Литве движение Сопротивления, учитывая массовую поддержку местным населением оккупационных властей, носило незначительный характер. Еврейские партизанские отряды страдали от антисемитизма советских партизан. Следует помнить, что партизанские отряды начали возникать в 1942 г., когда большинство евреев Литвы были уже уничтожены. Бывали случаи, когда советские партизанские соединения, например, бригада Маркова, обезоруживали еврейские партизанские отряды.

В Литву нацисты депортировали европейских евреев с целью уничтожения. Так, в конце декабря в Каунас прибыли эшелоны с пятью тысячами евреев из Германии, Австрии и Чехословакии. Они сразу были уничтожены в девятом форте. В 1941–43 гг. там же были уничтожены несколько тысяч евреев из Бельгии, Нидерландов и Франции.

В 1943 г. в Литве возобновились массовые акции. В начале 1943 г. были уничтожены все евреи в гетто Свенцян. Осенью 1943 г. Каунасское и Шяуляйское гетто были преобразованы в концлагеря, а подавляющее большинство заключенных Вильнюсского гетто были направлены в концлагеря в Латвию (Саласпилс) и Эстонию (Клоога, Вайваре и др.). Несколько тысяч были расстреляны в концлагерях летом и осенью 1944 г. Массовое убийство узников концлагеря Клоога было осуществлено 23 сентября 1944 г. Часть узников были переведены в концлагеря на территории Германии, где лишь немногие смогли выжить. Во время Катастрофы было уничтожено 215–220 тысяч евреев Литвы (95–96% довоенного еврейского населения).

По переписи населения 1959 г., в Литве насчитывалось около 25 тыс. евреев (менее 1% всего населения), из них свыше 16 тыс. — в Вильнюсе, около пяти тысяч — в Каунасе. Согласно переписи 1979 г. (после начала еврейской эмиграции из СССР) еврейское население Литвы составляло 15 тыс. человек (0,4% всего населения).

После окончания войны большинство еврейских культурных учреждений не возобновили свою работу из-за запрета советских властей. С большим трудом бывшим еврейским партизанам удалось добиться открытия Еврейского музея, основу которого составили фонды существовавшего до войны Еврейского этнографического музея имени С. Ан-ского (значительная часть материалов музея была спасена еврейскими подпольщиками). В Вильнюсе и Каунасе были открыты еврейские начальные школы, в 1944 г. — синагоги.

Во время антисемитской кампании в Советском Союзе в 1948–53 гг. (см. Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1945–53 гг.) в Каунасе были закрыты еврейские школы, музей, синагога, в Вильнюсе — старинное еврейское кладбище; улицы с еврейскими названиями были переименованы.

В 1962 г., во время проходившей в Советском Союзе в 1957–63 гг. кампании борьбы с иудаизмом (см. Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1953–67 гг.), в Каунасе была закрыта последняя существовавшая в городе синагога. В Вильнюсе в 1959 г. было ликвидировано Зареченское еврейское кладбище (основано в 1828 г.).

В 1961–64 гг. во время кампании по борьбе с «хищениями социалистической собственности», носившей откровенно антисемитский характер, в Литве были казнены семь евреев.

В 1960-х гг. Литва стала важным центром возрождения еврейского национального движения. В него включились не только вернувшиеся из эвакуации и лагерей литовские евреи, но и поселившиеся там евреи из других частей СССР. В 1970-х гг. на территории Литвы действовали две синагоги. В 1977 г. в Вильнюсе была организована любительская театральная труппа на идиш. Еврейские темы поднимают в своих произведениях писатели-евреи, пишущие на литовском (И. Мерас; М. Слуцкис, родился в 1928 г.) и русском языках (Г. Канович). Весьма активна в деле возрождения еврейской культуры в Литве была певица Нехама Лифшиц (Лифшицайте).

С начала 1970-х гг. тысячи литовских евреев репатриировались в Израиль. Воссозданные в Израиле Слободская и Поневежская иешивы и созданная здесь по образцу литовских иешива «Мерказ ха-рав» во многом способствовали превращению Израиля в мировой центр еврейской учености. Описанию быта еврейского местечка Литвы и духовного облика его обитателей, прагматичных, здравомыслящих, находчивых «литваков», посвящен целый ряд художественных произведений на идиш и иврите.

В эпоху Хаскалы А. М. Дик создал зарисовки еврейских типов в очерках из жизни литовских евреев. В рассказе «Ба-ямим ха-хем» («В дни былые», 1912) Менделе Мохер Сфарим ярко изобразил атмосферу и типы литовского местечка. Портреты литовского еврея были созданы Бен-Авигдором, а также И. Х. Бреннером в рассказах «Ме-‘эмек ахор» («Из долины скорби», 1900), «Хендл» (1904) и в повести «Миссавив ла-некудда» («Вокруг точки», 1904). Некоторые рассказы Г. Шофмана и повесть И. Каценельсона «Би-гвулот Лита» («На земле литовской», 1908) лирически изображают пейзаж Литвы.

В поэме Х. Н. Бялика «Ха-матмид» («Подвижник», 1895) выведен образ учащегося литовской иешивы; у З. И. Анохи в «Реб Аббе» (1911) — тип литовского хасида старого поколения. Двора Барон в серии коротких рассказов отобразила духовную жизнь литовского еврейства. Поэма «Вильна» (1920) З. Шнеура — памятник «литовскому Иерусалиму». Атмосфера еврейской Литвы присутствует в некоторых лирических произведениях Я. Кахана, Д. Шим‘они, Х. Ленского, Д. Эйнхорна, М. Кульбака. Жизни литовского еврея посвящено эссе А. И. Карива «Лита мехорати» («Родина моя Литва», 1960).

Быт и типы литовских евреев описаны в мемуарах Ш. Маймона («История жизни Соломона Маймона, написанная им самим», немецкий, 1792–93), Э. Э. Лисицкого («Элле толдот адам» — «Такова жизнь человека», 1949), Д. Шим‘они («Пиркей зихронот» — «Главы воспоминаний», 1953), И. Д. Берковича («Пиркей ялдут» — «Главы из детства», 1966), М. Вильканского (1882–1949; «Ба-хедер» — «В хедере», 1934; «Ми-гал эл гал» — «С волны на волну», 1943), П. Гиршбейна («Майне киндер-йорн» — «Мои детские годы», 1932), Д. Чарни («Дукар», 1951) и многих других.

В конце 1980-х – начале 1990-х гг. во время процесса демократических преобразований в Советском Союзе началось возрождение еврейской жизни в Литве. В сентябре 1988 г. в Вильнюсе было создано общество возрождения еврейского самосознания «Ткума», выпускавшее в 1989–90 гг. информационный бюллетень «Эцлейну». В 1989 г. литовское радио начало вести еженедельные передачи на идиш. Тогда же было учреждено Общество культуры евреев Литвы под председательством Э. Зингериса (родился в 1957 г.). С октября 1989 г. по март 1994 г. выходила газета «Литовский Иерусалим» на четырех языках: русском, идиш, литовском, английском. В 1995 г. издание газеты было возобновлено. Решением совета министров Литовской ССР от 6 сентября 1989 г. был восстановлен Государственный еврейский музей (директор Э. Зингерис). В 1990 г. в Вильнюсском университете была открыта кафедра иудаики, заведующим кафедрой стал профессор М. Шубас (родился в 1924 г.). В 1991 г. в Вильнюсе открылась иешива. В 1989 г. был создан Союз студентов-евреев Литвы. С 1989 г. в Вильнюсе функционирует еврейская средняя школа. Был открыт еврейский детский сад. В ноябре 1991 г. Общество культуры евреев Литвы было преобразовано в Еврейскую общину Литвы.

В 1989 г. еврейское население Литвы составляло 12 400 человек. В конце 1980-х – начале 2000-х гг. большое число литовских евреев переехали в Израиль, США, Канаду, Германию, Австралию. В 1989 г. в Израиль выехали 322 человека, в 1990 г. — 2737, в 1991 г. — 1052, в 1992 г. — 364, в 1993 г. — 333, в 1994 г. — 245, в 1995 г. — 353, в 1996 г. — 339, в 1997 г. — 332, в 1998 г. — 194, в 1999 г. — 198, в 2000 г. — 300, в 2001 г. — 308, в 2002 г. — 176, в 2003 г. — 68, в 2004 г. — 41. Всего в 1989–2004 гг. из Литвы приехали 7362 человека. По переписи населения 2001 г. в Литве проживали четыре тысячи евреев.

Основной организацией евреев Литвы является Литовская еврейская община. Функционирует Ассоциация еврейских религиозных общин, в которую входят общины Вильнюса, Каунаса, Клайпеды и Паланги. В Вильнюсе есть еврейская школа, детский сад, ясли, центр социальной помощи под руководством хасидов Хабада. Еврейский музей имени Виленского Гаона при государственной поддержке издает книги по еврейской тематике, в первую очередь посвященные Катастрофе. В Литве открыты памятники и мемориалы в местах уничтожения еврейского населения.

Широкие слои населения Литвы поддерживают восстановление еврейской жизни. В мае 1990 г. Верховный совет Литвы принял декларацию, в которой осуждался геноцид евреев во время Второй мировой войны и участие в нем литовцев. В 1996 г. и 2000 г. с решительным осуждением уничтожения евреев Литвы и участия в этом литовцев выступила литовская католическая церковь. В 2000 г. для того, чтобы провести суд над нацистскими военными преступниками — литовцами по национальности парламент большинством голосов отменил закон, в соответствии с которым суд не мог состояться, если обвиненный не мог на нем присутствовать по состоянию здоровья. На основании парламентского решения в феврале 2001 г. в Вильнюсе состоялся судебный процесс над К. Гильжаускасом, принимавшим активное участие в уничтожении евреев Литвы в годы Второй мировой войны. Окружной суд Вильнюса признал его виновным в уничтожении евреев, но постановил, что 93-летний подсудимый не может быть заключен в тюрьму как недееспособный и по состоянию здоровья.

В конце 1980-х – начале 2000-х гг. в Литве были отмечены проявления антисемитизма. Так, некоторые литовцы, принимавшие активное участие в уничтожении евреев Литвы, были реабилитированы. В октябре 1989 г. оставшиеся неизвестными лица сожгли траурные венки на месте захоронения жертв Катастрофы. В печати время от времени появлялись материалы, возлагавшие на евреев ответственность за преступления советского режима в Литве в 1940-х – начале 1950-х гг.

В 1990-х – начале 2000-х гг. ряд литовских общественных организаций и политических движений выражали антисемитские взгляды. Глава одной из таких организаций — Литовского союза свободы — В. Сустаускас в 1996 г. был избран мэром Каунаса, второго по численности населения города Литвы. После избрания он продолжал публично выражать антисемитские взгляды.

Неоднократно происходили осквернения и разрушения памятников и мемориалов в местах уничтожения евреев Литвы. Так, в 1996 г. такие инциденты произошли в девятом форте Каунасской крепости в мае и октябре, в мемориале жертвам Катастрофы в городе Шилуте в октябре, в Вильнюсе в ноябре. Ни в одном из этих случаев виновники не были найдены, и представители властей не осуждали их. Каждый год 20 апреля в день рождения А. Гитлера в различных городах Литвы вывешивают нацистские флаги, появляются антисемитские лозунги. Так, в 2000 г. нацистские флаги были вывешены в Вильнюсе и Каунасе. В 2000 г. были осквернены могилы на еврейских кладбищах в Пасвалисе, Вильнюсе, Каунасе и Кельме. В июне 2003 г. были осквернены могилы на старом еврейском кладбище Каунаса, с мая по июль 2003 г. три раза разбивали памятники на еврейском кладбище Вильнюса, в ноябре 2004 г. были повреждены 14 памятников на еврейском кладбище Паланги.

В 1992 г. между Литвой и Израилем были установлены дипломатические отношения. Интересы Израиля в Литве представляет израильский посол в Риге. Между странами развиваются экономические, культурные и научные связи. В июне 2000 г. было подписано соглашение о введении безвизового режима для граждан двух стран. Неоднократно литовские государственные деятели посещали Израиль, а израильские — Литву.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Сотрудники Министерства по еврейским делам Литвы. 1921. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.

Сотрудники Министерства по еврейским делам Литвы. 1921. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.
 
Талмуд-тора религиозных сионистов. Город Ритува (Литва), 1930. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.

Талмуд-тора религиозных сионистов. Город Ритува (Литва), 1930. Из книги М. Наора «Еврейский народ в 20 веке. История в фотографиях», Иер.-Т-А, 2001.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Литани Литваков Моше следующая статья по алфавиту