главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
либерализм. Электронная еврейская энциклопедия
либерализм

КЕЭ, том 4, кол. 795–806

ЛИБЕРАЛИ́ЗМ (от латинского liberalis, `свободный`, `подобающий свободному человеку`), идейное общественно-политическое течение, объединяющее сторонников представительного правления и свободы личности, а в экономике — свободы предпринимательства.

Либерализм зародился в Западной Европе в эпоху борьбы против абсолютизма и духовного господства католической церкви (16–18 вв.). Основа идеологии либерализма была заложена представителями умеренного крыла европейского Просвещения (Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Вольтер). Экономисты-физиократы сформулировали популярный лозунг «laissez faire, laissez passer» (по-французски: «не мешайте действовать»), выражающий идею невмешательства государства в экономику и ставший в 19 в. одним из основных принципов «классического» либерализма. Теоретическое обоснование этому принципу дали английские экономисты А. Смит и Д. Рикардо. Социальной средой, питавшей идеологию либерализма, была в 18–19 вв. преимущественно буржуазия. Более радикальное крыло либерализма, связанное с демократизмом, сыграло важную роль в американской и французской революциях. Однако уже в конце 18 в. наметился конфликт между либерализмом и радикальным демократизмом (Ж.-Ж. Руссо, позднее — якобинцы). В период Реставрации во Франции Б. Констан, Ф. Гизо и другие впервые придали либерализму характер более или менее оформленной политической доктрины, опирающейся на определенные историко-философские предпосылки. Для политической доктрины европейского либерализма первой половины 19 в. характерно предпочтение идеи свободы личности идее народовластия, а конституционной монархии — республике. Впоследствии, по мере расширения избирательного права, различия между либерализмом и демократизмом сгладились. В конце 19 в. – начале 20 в. в связи с социально-экономическими изменениями, ростом рабочего движения и т. п., либерализм пережил кризис и вынужден был отказаться от некоторых основных принципов своей доктрины, в том числе от принципа laissez faire.

Европейские либералы 19 в., духовные наследники идеологии Просвещения, исходя из принципов веротерпимости и отделения церкви от государства, были, как правило, сторонниками эмансипации евреев. Однако рационалистический и неисторический характер этой идеологии нередко проявлялся в требовании «исправления евреев» или «реформы иудаизма» в качестве условия предоставления евреям равноправия. Изменения в образе жизни еврейства в Западной и Центральной Европе на рубеже 18–19 вв. способствовали увеличению числа евреев, готовых согласиться с этими требованиями. Они приняли положение либеральной политической мысли того времени, согласно которому государство основывается на договоре, гарантирующем права всем, кто готов выполнять обязанности граждан по отношению к государству. Развитие свободной конкуренции, упразднение средневековых монополий, цехов и гильдий давало известные выгоды евреям, свободным от каких-либо связей с этими институтами и в силу исторических обстоятельств склонным к инициативе и предприимчивости. В глазах тех слоев, которые пострадали от ломки традиционных общественных устоев, система экономического либерализма, особенно в ее радикальных формах (так называемое манчестерство), служила корыстным интересам евреев-плутократов. Недовольство политикой экономического либерализма стало одним из источников антисемитизма нового времени. Отрицательные последствия неограниченной конкуренции критиковали представители раннего социализма, многие из которых также ставили знак равенства между капитализмом и еврейством (Л. Туссенель, М. Гесс и К. Маркс — в своих ранних произведениях).

Во всех странах, где либералы выступали сторонниками еврейского равноправия, евреи активно поддерживали либеральные партии, которые в течение первой половины 19 в. вели ожесточенную борьбу с консерваторами и превратились в серьезную политическую силу. Евреи были в первых рядах борцов за политическую свободу и гражданское равенство.

Либерализм в каждой стране имел характерные особенности, обусловленные ее историческим своеобразием.

В Великобритании, классической стране либерализма, эмансипация евреев происходила постепенно, без революционных потрясений, в тесной связи с общей либерализацией политической системы. Политические ограничения прав евреев — недопущение их в парламент и муниципалитеты, в университеты и адвокатское сословие — были связаны с господствующим положением англиканской церкви. Требование произнесения формулы присяги, содержащей слова «по истинной вере христианина», закрывало евреям путь к занятию государственных постов и вступлению в определенные корпорации. Экономическое преуспеяние некоторых английских евреев (семьи Ротшильд, Монтефиоре, Голдсмид), приобщившихся к английской денежной аристократии, резко контрастировало с ограничениями их политических прав. После принятия парламентом в 1829 г. билля об эмансипации католиков еврейские общественные деятели и их союзники решили поставить в парламенте вопрос о равноправии евреев. Либеральный депутат Р. Грант внес в палату общин предложение о предоставлении равноправия всем родившимся в Англии евреям. Во время прений в палате за равноправие евреев выступали депутаты-либералы, в том числе историк Дж. Б. Маколей. Инициаторами парламентской борьбы за эмансипацию евреев выступали либеральные правительства Дж. Рассела и Палмерстона. У. Гладстон, впоследствии лидер Либеральной партии, первоначально примыкал к консерваторам и голосовал против билля о еврейском равноправии, однако затем изменил свою позицию. С течением времени евреи стали и членами либеральных правительств. Традиционная верность английского еврейства Либеральной партии была нарушена лишь в 1870-х гг., когда во главе консервативного правительства стоял Б. Дизраэли, привлекший значительную часть евреев на сторону Консервативной партии.

Вступление на престол Эдуарда VII (1901) и победа Либеральной партии на парламентских выборах 1906 г. привели к усилению политического и экономического влияния некоторых евреев, главным образом финансистов и предпринимателей, связанных с Либеральной партией. В кабинетах Г. Г. Асквита и Д. Ллойд-Джорджа в предвоенные годы и во время Первой мировой войны видную роль играли Руфус Айзекс лорд Рединг и Г. Сэмюэл, впоследствии британский верховный комиссар в подмандатной Палестине.

Во Франции в период Реставрации либерализм принял форму определенной доктрины, противопоставляемой как феодальной реакции, так и демократии. Хотя Конституционная хартия Людовика XVIII (1814) объявила католическую религию государственной, она одновременно предоставила всем гражданам свободу религии и ни в чем не ограничила права евреев; однако монархия Бурбонов не платила раввинам жалованье из государственного бюджета. Июльская революция (1830) устранила и этот остаток неравенства. Монархия Луи-Филиппа последовательно проводила в жизнь принципы умеренного либерализма «английского» образца. Когда в 1835 г. правительство Базельского кантона в Швейцарии отказало французскому еврею в праве приобретения там недвижимости, французское правительство, убежденное доводами политического деятеля еврея И. А. Кремье, приняло энергичные санкции против этого кантона. В ответ на речь Кремье, выразившего благодарность правительству Франции от имени французских евреев, король Луи-Филипп заявил, что он счастлив преподать Европе урок справедливого отношения к евреям, и выразил надежду, что и другие народы последуют примеру Франции.

В период Июльской монархии во Франции происходило быстрое развитие капитализма, сопровождавшееся возникновением группы крупных финансистов-евреев, связанных с либеральными кругами.

Революция 1848 г. еще более способствовала реальному осуществлению равноправия евреев во Франции. Значительно усилилось участие евреев в политической жизни страны. В либеральном Временном правительстве, созданном революцией, было два министра-еврея: министр юстиции И. А. Кремье и министр финансов М. Гудшо (1797–1862).

В эпоху Второй империи под знаменем Либеральной партии группировались все более умеренные противники режима. Наполеон III сотрудничал с политическими деятелями-евреями, не принадлежавшими, однако, к республиканскому лагерю. После ухода республиканца М. Гудшо с поста министра финансов его место занял другой еврей, монархист А. Фульд (1800–67), бывший в конце периода Июльской монархии (с 1842) либеральным членом палаты депутатов. Оказав большую услугу Луи-Наполеону в дни государственного переворота (1851), Фульд в дальнейшем занимал (с перерывами) министерские посты до 1867 г.

Со времени Второй империи либерализм во Франции прочно ассоциируется с идеей республики. С падением Наполеона III республиканец И. А. Кремье занял пост министра юстиции в правительстве национальной обороны и стал одним из энергичнейших сподвижников его главы Л. М. Гамбетты. В этот период он провел закон о равноправии евреев Алжира. Либерализм во Франции всегда настаивал на ассимиляции евреев, и его представители-евреи боролись лишь за гражданские и религиозные права. Тем не менее, в среде ассимилированного французского еврейства была заново сформулирована идея солидарности евреев всего мира, нашедшая выражение в созданном в 1860 г. Всемирном еврейском союзе (см. Альянс).

В Третьей республике главным представителем либерализма стала партия радикал-социалистов. В борьбе с клерикализмом в 1880-х гг. правительство республики не подвергало евреев дискриминации и назначало их на высокие административные посты (в том числе префекта). Под флагом антисемитизма объединились все противники республики. Кульминацией борьбы клерикально-монархической реакции против республики явилось дело Дрейфуса. Поражение антисемитов означало упрочение республиканского строя. Торжеством принципов либерализма стал закон об отделении церкви от государства (1905).

В последующие годы во Франции либерализм всегда выступал как часть сил, отстаивавших республику и демократию от покушений реакции, неизменно окрашенной в антисемитские цвета и в 20 в. приобретшей явные черты фашизма. В политической жизни Четвертой, а затем Пятой республик либерализм не был представлен какой-либо одной партией, а идеология реформированного либерализма являлась общим достоянием разных несоциалистических республиканских партий. Видным представителем либерализма в политической жизни послевоенной Франции был еврей П. Мендес-Франс, примкнувший позднее к социалистам. Идеологом современного либерализма был социолог Р. Арон (1905–83).

В Германии либерализм был тесно связан со стремлением к национальному объединению. В Пруссии, побежденной Наполеоном в 1806–1807 гг., реформаторская деятельность правительства Штейна и Гарденберга привела к принятию в 1812 г. эдикта об эмансипации евреев. Однако романтическая реакция против рационализма 18 в., охватившая Германию после победы над Наполеоном, привела к взрыву антиеврейских настроений почти во всех германских государствах.

Июльская революция 1830 г. во Франции способствовала усилению либеральных веяний и в Германии. В ландтагах некоторых государств Южной Германии (Бавария, Вюртемберг, Баден) прогрессивные элементы поддерживали предложения о расширении прав евреев. Однако даже в Бадене, государстве с наиболее либеральной для того времени конституцией, условием эмансипации выставлялось требование отречения евреев от своих национально-религиозных особенностей. Против эмансипации выступали и баденские либералы во главе с историком К. В. Роттеком. Лишь накануне революции 1848 г. вторая палата баденского ландтага приняла резолюцию, рекомендующую правительству рассмотреть петицию о равноправии евреев. До этого все такие петиции отвергались нижней палатой. Страстным борцом за эмансипацию евреев был Г. Риссер, который опровергал все доводы ее противников, отвергая в то же время существование еврейской национальности.

Решительный перелом в положении стран Центральной Европы произвела революция 1848 г., хотя еще в предреволюционную эпоху некоторые германские государства с либеральной конституцией (Кургессен, Вюртемберг) предприняли известные шаги в сторону эмансипации евреев. Другие же государства (например, Саксония, Ганновер) упорно сохраняли средневековые ограничения прав евреев.

Евреи приняли активное участие в революционных боях в марте 1848 г. в Берлине и Вене. В общегерманском парламенте, собравшемся во Франкфурте-на-Майне (май 1848 г.) заседало несколько депутатов-евреев, в том числе ветеран борьбы за эмансипацию Г. Риссер, избранный впоследствии заместителем председателя парламента. Хотя Риссеру удалось добиться включения пункта о равенстве всех граждан перед законом в декларацию прав германского народа, принятую Франкфуртским парламентом, эта декларация не превратилась в имперскую конституцию. Тем не менее, в конституциях отдельных германских государств удержались многие из основных прав, завоеванных революцией. Так, в «дарованной» королем в декабре 1848 г. прусской конституции сохранялась статья о равноправии, хотя фактически равноправие не было осуществлено.

Реакция 1850-х гг. в Германии не отменила конституционных статей о равноправии, но попыталась максимально урезать сферу их применения. Пруссия вновь была провозглашена «христианским государством», что было связано с многочисленными ограничениями гражданских прав евреев. Влияние реакции ощущалось даже в тех государствах Германии, которые до революции 1848 г. принадлежали к числу «либеральных». Смягчение реакции наметилось лишь к концу 1850-х гг. На выборах в прусский ландтаг либералы одержали победу; среди избранных депутатов ландтага были два еврея. По инициативе Л. Филиппсона (см. Филиппсон, семья), редактора «Всеобщей газеты еврейства», еврейские общины прибегли к испытанному уже в период революции 1848 г. методу борьбы — подаче в палату депутатов петиций об осуществлении равноправия. Поддержанная либералами петиция была передана правительству, однако почти не повлияла на его политику.

Консервативно-юнкерское правительство О. Бисмарка, назначенного министром-президентом в 1862 г., в борьбе с либерализмом, особенно с так называемой Немецкой прогрессивной партией, одним из лидеров которой был старый радикал-еврей И. Якоби (1805–77), чинило препятствия равноправию евреев. Борьба правительства Бисмарка против либерализма прекратилась лишь в связи с приближением вооруженного конфликта между Австрией и Пруссией (1866). Победа Пруссии, открывшая путь к объединению Германии, косвенно способствовала и осуществлению эмансипации. В рейхстаге Северогерманского Союза, созданного под гегемонией Пруссии, было четыре депутата-еврея, в том числе Э. Ласкер, который покинул прогрессивную партию, чтобы присоединиться к национал-либералам, поддерживавшим проводившуюся Бисмарком политику объединения Германии. 412 еврейских общин, входивших в Северогерманский Союз государств, обратились в рейхстаг с петицией об осуществлении принципа равноправия евреев, однако это требование было отклонено как вмешательство во внутренние дела отдельных государств (1867). Отклонению петиции содействовал и Ласкер, для которого единство Германии оказалось важнее равноправия евреев. Защитниками равноправия евреев в рейхстаге выступали наиболее видные представители либерализма, депутаты Прогрессивной партии (неевреи), которым удалось добиться формальной отмены рейхстагом, а затем и правительством всех ограничений гражданских и политических прав, вытекающих из различия вероисповеданий (1869). С большей или меньшей последовательностью эмансипация была осуществлена в северогерманских, а затем и южногерманских государствах. В Баварии осуществлению эмансипации способствовали приход к власти либерального правительства (1859), активная кампания петиций и т. п. Тем не менее эмансипация евреев в Баварии была завершена лишь в 1872 г.

В рейхстаге Германской империи, образовавшейся после победы над Францией в 1870 г., видную роль играли вождь Национал-либеральной партии Э. Ласкер и его сподвижник, в прошлом радикал-республиканец, Л. Бамбергер (1823–99). Однако переход правительства Бисмарка к консервативной политике в середине 1870-х гг. и сдвиг национал-либералов вправо заставили Ласкера и Бамбергера перейти в оппозицию. В ответ на антисемитские выпады национал-либерала историка Г. Трейчке (см. Израиль — народ в диаспоре. Новейшее время (1880 г. – середина 1980-х гг.). Обострение антисемитизма и начало национальной политической деятельности евреев) Бамбергер опубликовал брошюру «Немцы и евреи» (1880), в которой пытался доказать, что немецкий народ не отвечает за действия «кучки», искусственно разжигающей вражду к евреям. Евреи-либералы примкнули к так называемой Партии свободомыслящих, оставшейся верной принципам либерализма и прозванной реакционерами «отрядом защиты евреев» (Judenschutztruppe).

В религиозной области либерализм в Германии первоначально ассоциировался с реформизмом в иудаизме, а затем и с полным равнодушием к религии, законодательно подкрепленным законом 1876 г. о праве выхода из еврейской общины без вступления в какое-либо другое религиозное объединение.

Евреи-либералы играли видную роль и в политической жизни Веймарской республики. Г. Прейс (1860–1925) занимал пост министра внутренних дел и возглавлял комитет по составлению конституции, которую либеральные круги приветствовали как воплощение духа демократии. Министр иностранных дел Веймарской республики В. Ратенау был убит националистическими заговорщиками.

В первой трети 20 в. либерализм в Германии пал жертвой нацистской тирании. После разгрома национал-социализма возродившийся либерализм играет известную роль в политической жизни Германии, но не занимает четкой позиции по отношению к евреям, сионизму и Государству Израиль.

В Австрии, где после 1815 г. абсолютизм не был ограничен, продолжала существовать старая система ограничений прав евреев, бюрократической регламентации еврейского быта и лицемерной «терпимости», обременявшей евреев особыми налогами. В 1839–40 гг. еврейская интеллигенция Венгрии развернула борьбу за эмансипацию, подчеркивая одновременно свое стремление к ассимиляции. Однако националистически настроенные венгерские либералы отнеслись к идее эмансипации евреев довольно холодно. Вождь венгерского национально-освободительного движения Л. Кошут доказывал невозможность предоставления евреям равноправия до тех пор, пока они путем радикальных реформ не устранят из своей религии всего, отделяющего их в бытовом отношении от христиан (законы о пище, субботе и т. п.).

В революционные дни марта 1848 г. венский раввин И. Н. Манхеймер (1793–1865) убеждал евреев не выдвигать особого требования эмансипации, считая, что эмансипация евреев явится автоматическим последствием победы принципов либерализма. Противники эмансипации утверждали, что евреи не являются интегральной частью нации, а потому не могут претендовать на равноправие. В июле 1848 г. в Вене собрался учредительный рейхстаг, в котором было несколько депутатов-евреев: А. Фишхоф, И. Н. Манхеймер (см. выше), И. Гольдмарк (1819–81). Два депутата-еврея, И. Куранда (1812–84) и М. Гартман (1821–72), были делегированы в общегерманский парламент во Франкфурте.

В венгерском Национальном собрании Л. Кошут высказал мнение о преждевременности предоставления равноправия евреям (см. выше). Антиеврейские погромы в Пресбурге (ныне Братислава) и других городах Венгрии побудили собрание отменить либеральную резолюцию о предоставлении евреям избирательных прав. Евреи были исключены из венгерской Национальной гвардии. Когда в 1867 г. Австрия превратилась в двуединую монархию Австро-Венгрию, в обеих частях империи была конституционно признана незыблемость гражданского и политического равноправия всех национальностей и вероисповедании. Число депутатов-евреев в рейхстаге и областных сеймах было незначительное. В 1870-х гг. депутат рейхстага И. Куранда был лишь орудием Немецкой либеральной партии. Связанный партийной дисциплиной, он не имел возможности систематически бороться в парламенте за превращение формального равноправия евреев в реальное. Ни Немецкая либеральная партия, ни польское «коло» не хотели бороться против растущего влияния антисемитов в рейхстаге, местных сеймах и муниципалитетах. Многие евреи Австрии убедились на опыте, что их прежние союзники-либералы являются ненадежной опорой в деле осуществления гражданского равноправия. В еврейской среде стали раздаваться голоса, призывающие к разрыву с «вероломными» либералами и переходу к самостоятельной еврейской политике. Книга Т. Герцля «Еврейское государство» была опубликована в 1896 г. — году наибольших успехов антисемитской партии К. Люгера (см. Антисемитизм). Мировоззрение Герцля, его представления о политическом устройстве будущего еврейского государства сформировались под прямым влиянием идей европейского либерализма.

На выборах 1900 г. евреи Вены по-прежнему голосовали за либералов и, отчасти, за социал-демократов. В то время как большинство депутатов-евреев не верило в возможность проведения национальной политики, Чешская народная партия под руководством Т. Г. Масарика, в отличие от других либеральных партий, включила в свою программу пункт, признающий за евреями право на самостоятельную национальную политику.

Эмансипация евреев в Италии, как и в Германии, была тесно связана с борьбой за объединение страны. Либерализм в Италии боролся прежде всего против господства католической церкви; идея объединения Италии первоначально представлялась большинству либералов в форме федерации итальянских государств. Более радикальные цели ставили себе различные революционные группы, связанные с Мадзини и Гарибальди, а также Либеральная партия Пьемонта (Сардинского королевства) — государства, стоявшего в центре борьбы за объединение Италии. В Пьемонте эмансипация евреев была осуществлена раньше чем в других итальянских государствах (март–июнь 1848 г.). В восставших против австрийской власти итальянских провинциях — Венеции и Ломбардии — евреи не только получили равноправие, но и оказались в числе членов парламентов и правительств. Временное республиканское правительство Венеции возглавлял итальянский патриот Д. Манин (1804–57), происходивший из еврейской семьи, которая приняла христианство. В его правительстве было два еврея: министр торговли Л. Пинкерле и министр финансов И. Маврогонато. В парламенте Венеции было восемь депутатов-евреев. И в других итальянских государствах, где в 1848 г. были введены либеральные конституции (Тоскана, Модена), автоматически устанавливалось равноправие евреев.

В Пьемонте, король которого Виктор Эммануил II стал в 1861 г. королем Италии, у власти стояла Либеральная партия, вожди которой были решительными сторонниками равноправия евреев. В 1849 г. премьер-министром Пьемонта был М. д’Азельо, автор вышедшей накануне революции книги «О гражданском равноправии евреев». Преемник д’Азельо, К. Б. Кавур, также был сторонником предоставления евреям равноправия; его секретарь, еврей И. Артом (1829–1900), стал впоследствии видным дипломатом и государственным деятелем. Воссоединение Италии под гегемонией Пьемонта привело к установлению равноправия евреев во всей стране. Среди политических деятелей Италии до прихода к власти фашизма было много евреев (см. Италия). Так, накануне Первой мировой войны (1910) правительство Италии возглавил Л. Луццатти. В условиях подлинного торжества либерализма происходила быстрая ассимиляция итальянского еврейства. Как правило, евреи примыкали к Либеральной, а частично — к Социалистической партии. Приход к власти Муссолини, решительно отвергавшего принципы либерализма, не привел первоначально к преследованию евреев в Италии. Лишь сближение фашистской Италии с нацистской Германией в конце 1930-х гг. привело к переходу режима Муссолини на позиции воинствующего антисемитизма.

В Соединенных Штатах Америки принципы либерализма, лежащие в основе конституции страны, составляют неотъемлемый элемент политической культуры. В США никогда не было влиятельной либеральной партии; либерально настроенные политические деятели действовали как правило в рамках двух главных партий, борющихся за влияние на американского избирателя, — Республиканской и Демократической. В современном американском политическом лексиконе либералами называют сторонников так называемых welfer state — социальных реформ и государственного вмешательства в экономику в интересах экономически слабых слоев народа, противников расовой дискриминации и даже сторонников «мягкой линии» во внешней политике. Современный американский либерализм — это либерализм реформированный, отказавшийся от принципа laissez faire и фактически сблизившийся с европейской социал-демократией. Среди американских либералов евреи представлены весьма широко. Так, одним из близких сотрудников либерального президента В. Вильсона (а также последующих президентов) был Б. Барух.

В 1930-х гг. американский либерализм прочно ассоциировался с новым курсом президента Ф. Д. Рузвельта и Демократической партией. Небольшая Либеральная партия образовалась в Нью-Йорке после выхода в 1944 г. нескольких лидеров (в том числе Д. Дубинского) из Американской рабочей партии (создана в 1936 г.), руководство в которой захватили коммунисты. На президентских выборах Либеральная партия, как правило, поддерживала демократических депутатов. Ф. Д. Рузвельт пользовался безоговорочной поддержкой абсолютного большинства американского еврейства. Во время его президентства евреи начали играть видную роль в политической жизни США, среди них — член кабинета Г. Моргентау (младший), три члена Верховного суда (Л. Д. Брандайз, Б. Н. Кардозо, Ф. Франкфуртер), четыре губернатора штатов и еще несколько сот разных должностных лиц. Либеральная позиция американского еврейства в политических вопросах стала традицией: в течение многих лет подавляющее большинство евреев голосовало за кандидатов Демократической партии, в либеральном крыле которой евреи играли видную роль.

После Второй мировой войны, в связи с изменением социальной структуры американского еврейства, повышением роли евреев в экономике, научной и культурной жизни США и общим улучшением их социального статуса, влияние американского еврейства на политическая жизнь страны еще более усилилось. Общая политическая ориентация американского еврейства по-прежнему оставалась либеральной; радикализм, распространенный среди американского еврейства в период между двумя мировыми войнами, почти исчез. В середине 1960-х гг. представители еврейской интеллигенции сыграли значительную роль в борьбе за гражданские права негров. Американское еврейство с глубоким удовлетворением встретило принятие Актов о гражданских правах (1964 г. и 1965 г.), а также запрещение законом всех форм расовой сегрегации. К концу 1960-х гг., однако, союз между евреями и неграми оказался нарушен главным образом из-за внутренней динамики социальной жизни американских негров. Важнейшую роль в определении политической позиции американского еврейства играла и продолжает играть солидарность с Государством Израиль, получившая особенно яркое выражение в связи с Шестидневной войной (1967). Антиизраильская позиция Новых левых и некоторых воинствующих лидеров негритянского движения способствовала разочарованию многих американских евреев в традиционном либерализме и подготовила переход некоторой части американского еврейства в 1970-х гг. на позиции неоконсерватизма. Тем не менее, основное политическое течение в американском еврействе остается либеральным.

В России в силу особенностей исторического развития главным носителем идей либерализма была первоначально дворянская, а позднее разночинная интеллигенция. Экономическая отсталость России, слабость русской буржуазии и ее зависимость от протекционистской политики государства привели к тому, что приверженность принципу laissez faire была свойственна русскому либерализму в гораздо меньшей степени, чем западному. В первой половине 19 в. русский либерализм нашел выражение во взглядах так называемых западников (Т. Н. Грановский, К. Д. Кавелин и другие). В эпоху «великих реформ» 1860-х гг. русский либерализм кристаллизовался как идейное течение, противостоящее, с одной стороны, консерватизму, а с другой — революционному радикализму.

Эпоха «великих реформ» способствовала распространению ассимиляторских настроений среди еврейской интеллигенции. Однако уже к концу 1860-х гг. обнаружилось крушение либеральных надежд на мирное осуществление конституционного строя в России, проведение реформ затормозилось, и, как следствие этого, усилилось революционное движение. Известная часть еврейской интеллигенции примкнула к революционному народничеству. Погромы 1880-х гг., наглядно продемонстрировавшие иллюзорность надежд ассимиляторов на «слияние» с русским народом, способствовали национальному пробуждению части российского еврейства (см. Ховевей Цион). Этому немало способствовало безучастное, а подчас и одобрительное, отношение представителей разных политических течений русского общества к еврейским погромам. Лишь немногие представители русского либерализма выступали тогда с осуждением не только погромов, но и антисемитизма как такового. Глубокое понимание еврейского вопроса проявил либеральный философ В. Соловьев. К концу 19 в. отношение значительной части русского общества к еврейскому вопросу изменилось. Все течения освободительного движения выступали против антисемитизма, открыто использовавшегося царским режимом в борьбе против революционных и либеральных сил.

Как организованное политическое движение в России либерализм сформировался лишь в начале 20 в. в виде созданного в 1903 г. Союза освобождения и Союза земцев-конституционалистов, которые в 1905 г. объединились в Конституционно-демократическую партию (кадеты), основную партию русского либерализма. Выступая за гражданское равноправие евреев, русские либералы, как и большинство социалистов, считали ассимиляцию положительным явлением и не одобряли стремление еврейской общественности к различным формам коллективного, национального самоопределения. Политически пробудившееся в конце 19 в. – начале 20 в. русское еврейство выдвинуло деятелей разных идейных и общественных течений — от ассимиляторов до сионистов и от умеренных либералов до революционных социалистов. Несоциалистические круги еврейской общественности политически тяготели к русским либералам-кадетам. Проводившаяся по инициативе кадетов в 1904–1905 гг. «банкетная кампания» заложила основы созданного в марте 1905 г. Союза для достижения полноправия еврейского народа в России, который наряду с общедемократическими выдвинул и специфически национальные еврейские требования. На выборах в 1-ю Государственную думу большая часть еврейских избирателей голосовала за Конституционно-демократическую партию. В 1-й Думе кадеты были единственной партией, отстаивавшей равноправие евреев (социалистические партии бойкотировали выборы в Государственную думу). В рядах этой партии, в том числе в ее руководстве, было много евреев (М. Винавер, Г. Слиозберг, Ш. Левин и другие). Евреи-депутаты I Думы приняли точку зрения М. Винавера о нецелесообразности образования особой еврейской фракции. Из 12 евреев, избранных депутатами Думы, 9 примкнули к кадетам: к ним присоединился и крещеный еврей М. Герценштейн. Раскол Союза для достижения полноправия еврейского народа в России (с марта 1906 г. — Общество полноправия еврейского народа в России) в результате решения сионистов выступить на выборах в качестве самостоятельной партии привел к образованию в начале 1907 г. Еврейской народной группы, в которую вошли преимущественно евреи-кадеты. Группа выдвигала умеренные, по сравнению с другими еврейскими партиями, требования и не поддерживала лозунга созыва еврейского национального собрания. К либералам примыкала в общеполитических вопросах и организованная в конце 1906 г. Еврейская народная партия (см. Фолкспартей).

После роспуска 1-й Государственной думы либеральные депутаты М. Я. Герценштейн (см. выше) и Г. Б. Иоллос (1859–1907) были убиты черносотенцами. В результате махинаций реакции представительство кадетов во 2-й Государственной думе резко сократилось, а выборы в III Думу проводились по новому избирательному закону, позволившему властям резко ограничить число избирателей-евреев. Из четырех евреев-депутатов 2-й Государственной думы трое были кадетами; кадетами были и оба еврея-депутата III Думы. Сократилось и представительство малых еврейских партий, примыкавших к кадетам или трудовикам. Несмотря на поддержку освободительным движением требования равноправия евреев, их дискриминация продолжалась. Отпор антисемитизму стал одним из главных лозунгов всего прогрессивного лагеря. Однако в эпоху реакции даже некоторые либералы (например, П. Б. Струве) начали высказываться против «чрезмерного» участия евреев в русской культуре и выдвинули лозунг «асемитизма» — подчеркнутого безразличия к национальным интересам и требованиям евреев. Спровоцированное черносотенцами при прямой поддержке властей дело Бейлиса (см. М. М. Бейлис) стало кульминацией борьбы вокруг «еврейского вопроса» между самодержавием и всеми силами либеральной и радикальной оппозиции. Оправдание Бейлиса было воспринято общественным мнением в России и за ее пределами как победа прогрессивных сил над черносотенной реакцией.

В годы Первой мировой войны, принесшей новые бедствия еврейству Российской империи, представители еврейской общественности попытались мобилизовать сочувствие либеральных и радикальных депутатов Государственной думы и видных представителей русской интеллигенции на дело помощи еврейским беженцам и борьбу со взрывом антисемитизма на фронте, массовым выселением евреев из прифронтовой полосы, ложными обвинениями их в шпионаже и т. п. Споры об ориентировании борьбы за равноправие на кадетов или трудовиков и социал-демократов утратили свое прежнее значение, и все еврейские политические группировки объединились в борьбе против наступления антисемитизма (см. Еврейский комитет помощи жертвам войны /ЕКОПО/; ОЗЕ). Некоторые либеральные общественные деятели, в том числе П. Н. Милюков, осуждая антиеврейские действия военных властей, не считали возможным выступить открыто с их критикой в военное время. Тем не менее, конференция делегатов Партии народной свободы (кадетов) в июне 1915 г. единогласно приняла по докладу М. Винавера резолюцию, резко осуждающую преследования евреев. Программа созданного в августе 1915 г. в Государственной думе по инициативе кадетов Прогрессивного блока предусматривала постепенное расширение прав евреев (дальнейшие шаги к отмене черты оседлости, облегчение доступа в высшие учебные заведения, отмена ограничений в выборе профессии), однако фактически откладывала эти реформы на неопределенный срок. Бездействие Прогрессивного блока в еврейском вопросе вызвало резкую критику со стороны левых партий.

После февральской революции 1917 г., которая отменила все ограничения прав евреев, русский либерализм вынужден был все более отступать под давлением радикальных сил, требовавших углубления революции и самоопределения национальностей Российской империи. Октябрьский переворот нанес смертельный удар либерализму как политической силе в России.

Либерализм, являвшийся в 19 в. ведущей политической силой во многих европейских странах, в 20 в. утратил свое былое значение.

Влияние идей либерализма, особенно в его обновленной форме поддержки welfare state, в еврейских общинах Европы, Северной и Южной Америки, Южной Африки, Австралии усилилось во 2-й половине 20 в. одновременно с ослаблением влияния радикальных, социалистических и коммунистических течений и группировок.

О либерализме в Израиле см. Либеральная партия в Израиле; также Государство Израиль. Политическая жизнь, партии.

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ > Политика
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Либер Марк Либеральная партия в Израиле следующая статья по алфавиту