главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Латвия. Электронная еврейская энциклопедия
Латвия

КЕЭ, том 4, кол. 685–699
Обновлено: 22.08.2006

ЛА́ТВИЯ, прибалтийская республика. Включает территории трех исторических областей — Курляндия (в состав которой входят Курземе и Земгале), часть территории Лифляндии (другая ее часть входит в состав Эстонии; см. также Рига) и Латгалия.

Германские рыцарские ополчения (в частности Орден меченосцев), в 12–13 вв. завоевавшие Латвию, и последовавшие за ними рыцари Ливонского ордена, насаждая (так же как Тевтонский орден и наезжавшие в Латвию ганзейские купцы) немецкую цивилизацию и распространяя ее влияние по Прибалтике, запрещали евреям селиться в созданном ими на территории Латвии Ливонском государстве. Обнаруженные близ города Елгава (Митава) надгробия 14 в., а также бухгалтерская запись 1536 г. рижского купца о покупке и продаже «еврею Якову» ткани и одежды свидетельствуют, однако, о том, что указ о запрете (1306) не всегда строго соблюдался.

Вплоть до присоединения Латвии к России (см. ниже) этот запрет и проистекавшие из него мероприятия часто становились объектом борьбы, которую с переменным успехом вели центральные власти и дворянство с церковью и горожанами как в Курляндском герцогстве, образовавшемся после распада Ливонского ордена (1561), так и в Пилтенском округе, входившем в состав самостоятельного Курляндского епископства, а также в Лифляндии и ее главном городе Риге.

В Курляндском герцогстве, в 1561 г. ставшем вассалом Польского королевства, гильдии немецких купцов и цехи ремесленников-немцев, опасаясь конкуренции вследствие ожидаемого наплыва евреев из Польши и Литвы, добились включения в соглашение об условиях капитуляции, подписанное главой Ливонского ордена и королем Сигизмундом II Августом (28 ноября 1561 г.), обязательства запретить евреям «заниматься в Ливонии торговлей и откупом налогов и пошлин».

Такие и подобные обязательства, которые герцоги Курляндии были вынуждены брать на себя и в дальнейшем, шли вразрез как с их собственными интересами, так и с намерениями дворянства. Заинтересованные в увеличении доходов (собственных и государственной казны) герцоги и феодалы стремились, наоборот, привлечь евреев в страну, облегчить их экономическую деятельность и использовать их коммерческий опыт и связи для выгодного сбыта сельскохозяйственных продуктов своих имений и ввоза зарубежных товаров, а также с целью взимания с них налогов за право проживания и платы за сдаваемые им в аренду угодья, корчмы и т. п.

Несмотря на сопротивление церкви, купечества и ремесленников, герцоги долгое время обходили указ от 1306 г. и обязательство от 1561 г., разрешая евреям проживать в стране на правах «иностранцев». Расточительность герцога Фридриха Казимира, задолжавшего крупные суммы различным кредиторам, вынудила его сдавать пошлины на откуп евреям вопреки протестам горожан и решениям ландтага (собрание дворянства) в 1692, 1698 и 1699 гг. Изданный же в 1713 г. герцогом Фердинандом по требованию горожан указ об изгнании евреев из страны был, из-за отказа дворянства выселять их из своих поместий и деревень, приведен в исполнение лишь в Митаве.

Не полностью исполнялись и дополнительные указы (декабрь 1713 г. и март 1714 г.), предписывавшие евреям под угрозой ареста и ежедневного штрафа в один талер покинуть пределы герцогства в течение шести недель. Противозаконное пребывание евреев в государстве при уплате в казну дворян ежегодного налога в 400 талеров было фактически разрешено ландтагом в 1719 г. (отменено в 1739 г.).

Однако часть еврейского населения была вынуждена покинуть Курляндию в силу решения ландтага (декабрь 1727 г.) об изгнании евреев из-за накопившихся на то время недоимок в две тысячи талеров. Разрешение продолжительного (но не постоянного) пребывания евреев в стране можно усматривать в решении ландтага, исключавшем «ремесленников, не приносящих вреда коренным жителям, а также лиц, занимающихся винокурением в поместьях дворян и домах бюргеров», из категории подлежащих изгнанию (сентябрь 1730 г.).

В дальнейших постановлениях ландтага (1733, 1739, 1747 и 1754 гг.) эта привилегия была отменена. В 1710 г. впервые в истории Курляндии было разрешено создание в Митаве еврейского кладбища. До этого времени евреи, не имея права хоронить своих покойников на территории герцогства, вынуждены были отвозить их в Польшу. В 1730 г. в Митаве возникло первое еврейское погребальное общество (см. Хевра каддиша); с этого же года евреи начали вести общинную летопись (пинкас).

В 1737 г. Э. Бирон стал Курляндским герцогом. В его отсутствие (он постоянно проживал в Петербурге) финансами герцогства самостоятельно управлял придворный еврей Л. Липман (Ицхак Либман; см. также Санкт-Петербург). После ссылки Бирона в Сибирь (1741), когда герцогством стали управлять с разрешения Польского короля Августа III высшие советники страны, отношение к евреям ухудшилось, хотя постановления об их изгнании, как и раньше, не выполнялись.

На экономическом положении евреев крайне отрицательно сказались запрещение постоянно проживать на одном месте и непрестанная угроза изгнания. И хотя многие из указов об изгнании не были осуществлены или осуществлялись лишь частично, большая часть евреев была вынуждена скитаться по стране в поисках источника существования. В 1760 г. герцог Карл (сын польского короля Августа III) выполнил с крайней жестокостью указ об изгнании евреев из страны. Все евреи были обязаны покинуть Курляндию в шестинедельный срок, а посещение ими герцогства даже на несколько дней в целях торговли нуждалось в особом разрешении властей.

Возвращение Курляндии под власть Бирона (1762) привело к улучшению положения евреев, получивших возможность вернуться в герцогство. Земский сейм в 1782 г. предоставил евреям право пребывания в стране. Благодаря приезду в Курляндию евреев из Польши численность еврейского населения возросла. Это привело к новым нападкам горожан на евреев.

Страх перед новым изгнанием побудил некоторых евреев Митавы составить петицию от имени 60 еврейских семей, «предки которых жили в Митаве». Они просили разрешить постоянное жительство в городе их семьям (в то время как в Митаве проживало 200 еврейских семей). Петиция была в 1794 г. передана городской комиссией на рассмотрение ландтагу. Однако ландтаг не успел обсудить предложение, так как 16 марта 1795 г. герцогство было присоединено к России и образовало Курляндскую губернию.

Иным было положение евреев Пилтенского округа, одного из трех анклавов самостоятельного Курляндского епископства на территории Курляндского герцогства. Стремясь извлечь как можно больше пользы из своих владений до их продажи в 1559 г. датскому королю, епископ Курляндский разрешал селиться там богатым евреям. Проживание в Курляндском епископстве, личном владении датского, а с 1585 г. — польского короля, освободило евреев Пилтенского округа от ограничений, оговоренных в соглашении о подчинении Ливонии Польше в 1561 г.

Евреи получили право постоянно проживать в пределах округа, организовывать общины (первые на территории Курляндии), заниматься торговлей и ремеслами; по мнению некоторых историков, с 1570 г. они пользовались правом гражданства. Однако после вступления округа в личную унию с Курляндским герцогством (1685) положение евреев стало ухудшаться. В 1717 г. они были обложены ежегодной подушной податью в два талера (в 1719 г. увеличена вдвое). Хотя изданные в последующие годы (1727, 1730, 1731 и 1738) указы об изгнании пилтенских евреев не были приведены в исполнение, некоторая часть их была вынуждена покинуть округ.

В 1750 г. польский сейм разрешил евреям пребывать в округе за ежегодную подать в одну тысячу талеров, сбор которой был поручен еврейским откупщикам. Из-за сокращения числа евреев в округе, вызванного упадком торгового значения Пилтене, размеры подати были в 1783 г. уменьшены до 400 талеров в год, поступавших в казну дворянства, и еще 40 талеров, уплачиваемых каждые три месяца муниципалитетам.

В специальном указе сейма отмечалось, что бюргеры, имеющие дела с купцами-евреями, не должны мешать им платить подати дворянам, а ввиду исправного поступления податей приказывалось «охранять гражданские и торговые права» евреев. В городе Пилтене существовала синагога с 1708 г., а в 1751 г. сейм разрешил евреям Газенпота (ныне Айзпуте) построить синагогу и основать общину, «как водится в Польше и Литве».

О положении евреев в Лифляндии до перехода ее под власть России (1721) подробно см. Эстония и Рига.

В Латгалию, с 1561 г. до первого раздела Польши (1772) находившуюся под ее властью, евреи стали прибывать позднее, чем в другие области Латвии. Отдаленность Латгалии от крупных центров Польши и Литвы, близкое соседство России, Курляндии и Лифляндии, враждебно относившихся к иммиграции евреев в Прибалтику, и экономическая отсталость области не могли привлекать евреев. Лишь во второй половине 17 в. в Латгалии осела некоторая часть польско-литовского еврейства, уцелевшая от погромов Б. Хмельницкого и бесчинств русско-казацкого войска, вторгшегося в Польшу.

Здесь евреи занимались преимущественно откупом таможенных пошлин, арендой питейных заведений, посредничеством, мелкой торговлей и коробейничеством, позднее — и арендой поместий, торговлей зерном и лесом. В 18 в. увеличилось число ремесленников. Большинство евреев проживало в сельских местностях, однако в конце 17 в. – начале 18 в. довольно значительное число их жило в Крустпилсе, Даугавпилсе (Двинске), Краславе.

Присоединение Лифляндии к России в 1721 г. (Риги в 1710 г.), Латгалии в 1772 г., Курляндии и Пилтенского округа в 1795 г. на первых порах не сказалось на юридическом статусе и экономическом положении еврейского населения Прибалтики. Дворянство Лифляндской губернии (так бывшая провинция стала называться после присоединения), стремившееся сохранить сложившуюся вследствие исторических связей с Германией политическую автономию, отрицательно отнеслось к эдикту Елизаветы Петровны об изгнании всех не соглашающихся принять христианство евреев из пределов Российской империи, в том числе из новоприобретенных областей (1742).

Против этого мероприятия выступило и купечество Риги, предвидя ущерб, который изгнание нанесет торговой деятельности города, подчеркивая также, что существующие с давних времен ограничения на евреев защищают интересы христианских купцов и ремесленников. Доводы дворянства и ходатайство купечества были отвергнуты властями, и в марте 1743 г. подавляющее большинство евреев было вынуждено покинуть губернию. Безрезультатными остались дважды повторенные в 1744 г. обращения в сенат.

Положение евреев не улучшилось и при сравнительно либеральном режиме, наступившем с воцарением Екатерины II (1762). Губернаторским указом от конца 1764 г. запрещалось нанимать евреев на какую-либо работу (в том числе и винокурение, ставшее их главной специальностью). В начале 1766 г. губернатор приказал евреям в течение месяца покинуть территорию губернии.

Значительное облегчение наступило после выхода в 1785 г. указа Екатерины II, разрешавшего как подданным России, так гражданам зарубежных стран «без различия рода и вероисповедания» селиться в уступленной в 1783 г. России Курляндским герцогством прибрежной полосе Рижского залива в районе города Шлок (ныне Слока в составе города Юрмала, близ Риги).

В 1785 г. евреям Митавы было разрешено записываться в мещанство и купечество Шлока, что позволило и евреям из других местностей селиться в этом городе и торговать в Риге. Разрешение было вновь подтверждено сенатом в 1813 г., когда губернские власти обратили его внимание на «чрезвычайный рост» еврейское население города. В 1822 г. юридический статус еврейских жителей Шлока был уравнен со статусом «опекаемых» и «пришлых» евреев, наезжавших в него в целях торговли в прибалтийских портах.

Согласно переписи населения, проведенного в Курляндской губернии (включавшей Пилтенский округ) в 1797 г., здесь проживало около 4600 евреев мужского пола, из которых около 900 жили в четырех крупных городах (Митава, Газенпот, Гольдинген /ныне Кулдига/ и Якобштадт /ныне Екабпилс/), а остальные — в местечках и деревнях. Из всех городов Латвии только в Газенпоте Пилтенского округа евреям разрешалось записываться в купеческие гильдии. Разрешение распространялось не только на евреев Пилтенского округа, но и всей Курляндии.

Основными занятиями курляндских евреев в это время были торговля и нелегальное посредничество, а также винокурение, аренда питейных заведений, ремесленничество, коробейничество. Пребывание евреев в губернии (за исключением территории Пилтенского округа) не имело законного основания. Обращение в 1795 г. евреев к сенату с просьбой «вынести резолюцию об их положении» осталось без ответа. Вопрос был вновь возбужден в 1798 г. в связи с уплатой подати евреями, не имеющими постоянного местожительства, за освобождение от военной службы.

Согласно закону от 1799 г., изданному благодаря влиянию барона К. Г. Гейкинга на императора Павла I, евреи Курляндской губернии получили некоторые права гражданства, как то: право на жительство (обусловленное годичным обновлением паспорта), на занятие торговлей и ремеслами (с условием уплаты налогов, вдвое больших, чем уплачиваемые христианами), на вступление в купеческие гильдии, на учреждение общин (занимающихся только религиозными делами), на постройку синагог и приобретение под них и под еврейские кладбища земельных участков, на устройство боен (см. Убой ритуальный), а также равные с прочими горожанами права на участие в городских выборах.

Согласно Положению о евреях 1804 г., указ Екатерины II от 1791 г. об ограничении права жительства евреев (фактически ставший началом законодательства о создании черты оседлости) не распространялся на Лифляндскую и Курляндскую губернии. Однако по требованию бюргеров сенат постановил, что закон от 1799 г. относится лишь к евреям, проживавшим в Курляндии до его издания. Таким образом, Лифляндская и Курляндская губернии не вошли в состав черты оседлости.

В течение 19 в. еврейское население Латвии постоянно увеличивалось, главным образом благодаря притоку евреев из черты оседлости. Положение 1835 г. разрешало евреям Курляндской и Лифляндской губерний, прописавшимся в последней ревизии, постоянно проживать в этих губерниях и пользоваться, как и прочие жители, правом заниматься торговлей, ремеслами и свободными профессиями, но вместе с тем запрещало еврейским ремесленникам обучать ремеслу кого-либо, кроме своих сыновей (этот пункт был отменен в 1850 г.), а покинувшим край запрещало когда-либо возвращаться. Положение также предписывало выселить в черту оседлости евреев, не прописавшихся в последней ревизии, и запрещало переселение в указанную губернию евреев из других областей.

Эти постановления стали основным законом, определявшим права еврейского населения Курляндской и Лифляндской губерний, и оставались в силе на всем протяжении периода господства в Латвии России. Из-за неблагоприятного экономического положения в 1840 г. свыше двух с половиной тысяч евреев из Курляндии переселились в сельскохозяйственные поселения на юге России. При проведенном в 1893 г. по всей России массовом водворении на место евреев, нелегально покинувших черту оседлости, евреи, нелегально поселившиеся в Лифляндской и Курляндской губерний, получили разрешение остаться в этих местах.

С 1850 г. по 1897 г. численность евреев в Лифляндской губернии возросла с 9 тыс. до 26,9 тыс. (3,5% от всего населения), включая уезды Юрьевский, Перновский и Феллинский (которые в 1918 г. вошли в состав Эстонии) с еврейским населением в 2345 человек, в Курляндской губернии — с 22,7 тыс. до 51 тыс. человек (7,6% от всего населения). Всего в 1897 г. на территории Латвии (включая Латгалию, входившую в Витебскую губернию) проживало 139,7 тыс. евреев; в 1914 г. — около 190 тыс.

Во второй половине 19 в. в связи с экономическим прогрессом России материальное положение евреев Лифляндии и Курляндии улучшилось. Увеличилось их участие в экспортно-импортной и внутренней торговле и промышленности. В начале 20 в. евреи развили экспорт леса в Англию, ставший одной из ведущих отраслей внешней торговли Латвии. Наибольшего процветания достигли общины Риги, Либавы (ныне Лиепая), Митавы, Виндавы (ныне Вентспилс). Хотя в Латвию рано проникли идеи Хаскалы, ассимиляция не играла в жизни местных евреев значительную роль, редки были случаи крещения (среди немногих исключений — семья Гершельман, члены которой были произведены русским императором в дворяне, в 19 в. – начале 20 в. выдвинулись на важные посты в русской армии и государственном аппарате).

Долгое пребывание евреев Курляндии в отдалении от еврейских культурных и религиозных центров, неуклонное соблюдение еврейских традиций без глубокого понимания их сущности и влияние немецкой культуры выработали специфический тип курляндского еврея, родным языком которого был немецкий, но говорившего также на «курляндском идиш», имевшем большую примесь немецких слов. Евреи Латгалии принадлежали к литовско-белорусскому еврейству, большое влияние на них имел Хабад.

В Латгалии, входившей с присоединением к России сначала в состав Псковской губернии, с 1777 г. — Полоцкой, а с 1802 г. — Витебской, положение евреев до 1778 г. определялось декретом Екатерины II, изданным в связи с аннексией польских территорий в 1772 г. В декрете было оговорено, что «общины евреев будут пользоваться религиозными и имущественными правами, которыми они до сих пор обладали». Когда в 1778 г. в Белоруссии вступил в силу закон о подразделении городского населения на сословия купцов и мещан (причем последним приказывалось жить в городах), а большинство евреев, хотя и проживало в деревнях, зарегистрировалось мещанами, власти лишили их права находиться в сельских местностях и тем оставили без средств существования.

Жалобы, с одной стороны, евреев на жестокость, с которой проводился закон, а с другой — помещиков на нанесенный им ущерб привели в 1786 г. к временной отмене постановлений. Евреям было разрешено вернуться на прежние места и к прежним занятиям. Однако отсрочка пришла к концу в 1808 г., и, согласно Положению о евреях 1804 г., они были выселены из деревень и сел Витебской губернии и сконцентрированы в городах черты оседлости, что привело многих из них к обнищанию.

По переписи населения 1847 г., Латгалия насчитывала около 11 тыс. евреев; в 1897 г. — 64,2 тыс., а накануне Первой мировой войны — около 80 тыс. Ко времени образования независимого государства Латвии (1920) еврейство Латгалии насчитывало свыше 30 тыс., в 1925 г. — около 32 тыс. человек и с тех пор уменьшалось. Многие переселились в крупные города страны, значительная часть осела в России, куда была выселена во время Первой мировой войны. Большинство занималось ремесленничеством и другими видами физического труда, небольшая часть была занята в свободных профессиях.

В бывшей Витебской губернии евреи составляли 71% ремесленников. Основными ремеслами являлись портняжное, обувное, столярное и слесарное. Большинство мастерских были мелкими — 2–3 работника. Несколько крупных фабрик находилось в Двинске. Земледелием занимались лишь 3,3% еврейского населения, но многие были заняты переработкой сельскохозяйственных продуктов. По данным Еврейского колонизационного общества (ЕКО), 18,5% еврейских семейств в 1898 г. нуждались в материальной поддержке. В дальнейшем процент их все увеличивался.

В Двинске функционировали две профессиональные школы, частично субсидируемые ОРТом и ЕКО. Во всех городах и местечках существовали хедеры и школы талмуд-тора. В отличие от евреев Курляндии и Лифляндии, оторванных от основной массы российского еврейства, евреи Латгалии были его неотъемлемой частью, так же, как и оно, были ограничены чертой оседлости и так же были связаны с еврейской традицией и культурой, живо откликнулись на идею национального пробуждения, включались в политические и социальные движения, которые начали распространяться в еврейской среде. Еврейство Латгалии принимало активное участие в движении По‘алей Цион и Бунда, в революционных выступлениях 1905 г., в еврейской самообороне, в сионистских начинаниях, позднее — и в халуцианской алие.

Среди многих известных раввинов Латвии в Курляндии и Лифляндии выделяются М. Элиасберг и А. И. Кук. Среди крупнейших деятелей еврейской культуры, живших в Латвии: М. Лилиенталь, историки латвийского еврейства Р. И. Вундербар (1812–68), И. Иоффе (1871–?) и Л. Овчинский (погиб в 1941 г.), композитор и музыковед Ш. Розовский, И. Л. Кантор, Ба‘ал-Махашавот. С конца 19 в. в Латвии активно действовали различные еврейские политические партии и общественные организации (Бунд, Общество для распространения просвещения между евреями в России и другие).

Во всех четырех Государственных думах от Курляндии было по одному депутату-еврею. Еврейство Латвии активно участвовало в сионистском движении. Группы Ховевей Цион действовали в Риге, Либаве (Лиепае), Двинске, Крейцбурге (ныне Крустпилс) и других городах. Члены этого движения, а позднее халуцим из Латвии были среди основателей Хадеры в конце 19 в. и многих киббуцов в 20 в. (подробнее см. Рига).

Многие раввины Латгалии прославились ученостью далеко за ее пределами. Особенной известностью пользовались раввины Двинска: Меир Симха ха-Кохен (1843–1926) и И. Розин, духовный лидер хасидской общины Двинска (см. Хасидизм). Видное место в религиозно-сионистском движении занимали уроженцы Латгалии раввины из семьи Дон-Яхья — Иехуда Лейб (1869–1941) и Шабтай (родился в 1909 г.).

В Первую мировую войну, отступая из оккупированной Германией Курляндии, русские войска изгнали из Латвии 75% ее еврейского населения во внутренние губернии России. После создания в Латвии в 1919 г. кратковременно просуществовавшего советского правительства многие из изгнанных евреев возвратились в страну; еврейское население увеличилось также за счет иммиграции евреев из различных районов России и достигло в 1920 г. около 80 тыс., а к началу 1930 г. — около 95 тыс. человек, после чего оно уменьшилось до 93,5 тыс. человек в 1935 г. (4,8% от всего населения).

В 1925–35 гг. из Латвии эмигрировало около 6,2 тыс. евреев, из них свыше 4,5 тыс. человек репатриировались в подмандатную Палестину. Местные власти и представители сионистского движения оказывали помощь халуцим, уезжавшим из Советского Союза через портовые города Латвии. Крупнейшими в Латвии были в это время общины Риги (около 44 тыс. человек — 11,3% от всего населения), Даугавпилса (свыше 11 тыс. человек — 25%) и Лиепаи (7,3 тыс. — 13%).

Евреи внесли значительный вклад в восстановление разрушенной в Первую мировую войну экономики Латвии, способствуя возобновлению экспорта леса (давал свыше 3/4 стоимости всего латвийского экспорта, был сосредоточен почти полностью в руках евреев) и льна, развитию деревообрабатывающей, пищевой, табачной, текстильной, кожевенной, обувной и другой промышленности и организуя импорт в Латвию нефтепродуктов и каменного угля. Евреям принадлежали крупнейшие банки Латвии (в 1924 г. шесть банков, основанных евреями, владели 60% всех банковских капиталов Латвии). Используя свои международные экономические связи, банкиры-евреи обеспечили приток в экономику Латвии капиталовложений (преимущественно еврейских) из США, Германии, Великобритании, Швеции и других стран.

По данным переписи населения 1930 г., 48,6% евреев Латвии было занято в торговле (большей частью средней и мелкой), 28,7% — в промышленности, 7,3% владели свободными профессиями (юристы, врачи, журналисты и т. п.), 2,2% были заняты на транспорте, 1,1% — в сельском хозяйстве; доступ на службу в государственных учреждениях евреям был закрыт. Значительного развития достигла еврейская кооперация, в том числе кредитные общества ремесленников, мелких торговцев и других, вошедших в Объединение еврейских кооперативных обществ (в 1931 г. — свыше 15,8 тыс. членов). При поддержке ЕКО и Джойнта была создана разветвленная сеть еврейских кредитных банков и ссудных касс.

Однако с начала 1930-х гг. правительство начало вытеснять евреев с экономических позиций и особенно сильно ограничивало их деятельность в период правления (с мая 1934 г. по июль 1940 г.) Карлиса Улманиса. Юридически евреи не подвергались дискриминации, но на практике правительство проводило антиеврейскую экономическую политику. Особенно тяжело отразилось на экономическом положении евреев введение государственной монополии на хлеботорговлю, лишение еврейских коопераций государственной поддержки, введение ограничений на получение евреями кредита в государственных банках, обложение их более высокими налогами по сравнению с неевреями. Часть еврейских банков, промышленных предприятий и торговых фирм была национализирована.

Важнейшими еврейскими политическими партиями в Латвии этого периода были Общие сионисты, Сионисты-ревизионисты (Латвия была первой страной, в которой в декабре 1923 г. после визита В. Жаботинского была создана партия Сионистов-ревизионистов, а также Бетар), Мизрахи, Це‘ирей Цион, Национальные демократы, Бунд, Агуддат Исраэль, фактически со времени создания независимой Латвии имевшие своих представителей в сейме — М. Нурок (Мизрахи), М. Дубин (Агуддат Исраэль), Н. Майзель (1891–1956; Бунд), М. Лазерсон (1887–1951; Це‘ирей Цион), П. Минц (родился в 1870 г. – умер не ранее 1940 г.; Национальные демократы; в 1919–21 гг. государственный контролер /министр/).

Еврейские партии были представлены в Национальном совете (1918–20, семь депутатов), Учредительном собрании (1920–22, восемь депутатов). В четырех парламентах, действовавших в демократической Латвии (1922–33), число депутатов-евреев постоянно уменьшалось (шесть в 1-м, пять во 2-м и 3-м, три в 4-м), но, несмотря на это, они играли видную роль при составлении правительственных коалиций.

В 1919 г. евреи, как и другие национальные меньшинства, получили культурную автономию. Еврейский отдел при Министерстве просвещения, руководивший широкой сетью школ с преподаванием на иврите и идиш, возглавлял инженер Я. Ландау. Большинство школ с преподаванием на идиш находилось в ведении Центральной еврейской школьной организации, объединявшей учителей на идиш, а школы с преподаванием на иврите — в ведении организации Ха-Море, объединявшей учителей-сионистов. В 1928/29 учебном году в 85 еврейских начальных школах обучалось свыше 10,3 тыс. детей и преподавало 599 учителей.

Существовали также четыре профессиональные школы (300 учащихся и 37 преподавателей). Преподавательские кадры еврейских школ готовились в государственных институтах. Существовали курсы для воспитателей еврейских детских садов, народные университеты, вечерние школы для рабочей молодежи, театр на идиш (с 1927 г.), просветительные клубы. Разнообразная по политической направленности еврейская пресса выходила главным образом в Риге, но также и в провинции. Большое распространение имели газеты на идиш «Дос фолк», «Фриморгн», «Овнт пост» (в провинции — «Моргн пост»), еженедельник «Найер фрайтик» и многие другие.

Евреи принимали активное участие и в русских газетах «Сегодня» и «Сегодня вечером». Среди еврейских журналистов выделялись Я. З. В. Лацки-Бертолди, редактор «Дос фолк» и «Фриморгн», Я. Гелман (1880–1950), редактор «Дос фолк» и «Дер вег» (в 1923 г. переименована в «Унзер вег»), И. Винник (1895–1942, умер в концентрационном лагере в Сибири), видный сионистский и общественный деятель, один из основателей и редактор газеты «Идише фолксштиме», затем редактор «Дос фолк», «Унзер вег», «Дер руф» и «Фриморгн».

Активно действовали сионистские, молодежные и спортивные организации различной партийной принадлежности: Бетар, Гордония, отпочковавшаяся в 1930 г. от русского филиала Ха-Шомер ха-ца‘ир, халуцианско-скаутская организация Нецах (акроним от Но‘ар цофи халуци), Хе-Халуц, Хашмонаи, Галилея, Хе-Хавер, Ха-Шахар, Ветулия, Херцлия, Цофим, «Маккаби», Ха-Коах и другие.

Организации Нецах (в 1932 г. насчитывавшая 1,8 тыс. человек в 29 городах и местечках Латвии) и Бетар имели земледельческие фермы для подготовки желающих заниматься сельским хозяйством в Эрец-Исраэль; на судне, принадлежавшем Бетару, проходила тренировку молодежь, готовящаяся заняться после репатриации в Эрец-Исраэль мореходным делом (некоторые обучались позднее в морской школе в Чивитавеккье в Италии). Обширную деятельность по здравоохранению евреев (особенно детей) развернуло ОЗЕ (запрещенное с 1919 г. в Советском Союзе), а также основанные евреями больничные кассы. Финансовую помощь оказывали организованные евреями ссудные кассы.

Выходцы из Латвии сыграли значительную роль в развитии израильской государственности, экономики, политической жизни и культуры. Среди них были видные сионистские и общественные деятели И. (Ж.) Трон (1864–1930), М. Нурок (см. выше), историк еврейского права А. Гулак, правовед М. М. Лазерсон (1887–1951), видный лидер ревизионистского движения Я. Хофман (1891–1943), ученый в области международного права Б. Акцин (1904–85). Многие студенты-евреи из Латвии, репатриировавшиеся в 1930-х гг. в подмандатную Палестину, обучались в Еврейском университете в Иерусалиме и пополняли затем преподавательские кадры университета, Научно-исследовательского института имени Х. Вейцмана и других центров науки.

С 1930-х гг. фашистские организации Латвии (Перконкрустс и другие) вели антисемитскую пропаганду и устраивали антиеврейские демонстрации. После государственного переворота в мае 1934 г., покончившего с демократией в Латвии, еврейская культурная автономия была ограничена. Еврейские политические организации были поставлены вне закона, за исключением Бетара и Агуддат Исраэль, которым правительство поручило руководство всей системой еврейских школ. В результате все светские школы с преподаванием на идиш (служившие центром деятельности Бунда и идишистов) были закрыты, а программы светских школ с преподаванием на иврите пересмотрены в ортодоксальном духе.

К началу Второй мировой войны (1939) в Латвии проживало около 95 тыс. евреев. После оккупации Латвии советской армией и включения ее в состав СССР (июль 1940 г.) были ликвидированы остатки еврейской автономии. Иврит и ивритоязычная литература были объявлены вне закона, книги на иврите изымались из библиотек. Вместо иврита в еврейских школах изучали идиш; на идиш издавались правительственная газета «Камф» и двухнедельник «Ойфбой» и функционировал театр.

14 июня 1941 г. советские карательные органы осуществили депортацию части населения Латвии в отдаленные районы Советского Союза. Историки по-разному определяют число евреев среди высланных. Чаще называют цифру пять тысяч, однако обоснования в документальных источниках нет. В архивах есть документы о том, что депортации подверглись 1771 латвийских евреев (12,4% всех депортируемых), что значительно превышало процент еврейского населения Латвии (5%).

Стремительные темпы наступления германских войск, отсутствие организованной эвакуации, советские заградительные отряды, которые препятствовали эвакуации граждан государств, присоединенных к Советскому Союзу в 1939–40 гг., привели к тому, что только 15 тысяч латвийских евреев попали во внутренние районы страны. Пять тысяч латвийских евреев погибли в результате военных действий и бомбардировок во время наступления германской армии.

Латвия была оккупирована частями германской армии 25 июня – 7 июля 1941 г. Вслед за войсками в Латвию прибыли подразделения эйнзацгруппе «А», осуществившие расстрел евреев в окрестностях Елгавы и Лиепаи. В акциях массового уничтожения евреев активно участвовали латышские националисты. Так, 4 июля члены организации «Перконкрустс» сожгли в Риге синагогу «Гогол-шул», в которой находилось около 500 евреев — беженцев из Шяуляя. В тот же день в Риге латышские националисты сожгли около 20 синагог, в некоторых из них находились люди. Они убивали всех, пытавшихся спастись из огня. В первые дни оккупации было создано латышское вспомогательное подразделение германской полиции безопасности и СД под командованием бывшего офицера латвийской армии В. Арайса. Летом–осенью 1941 г. члены отряда Арайса на специальных автобусах, выкрашенных в синий цвет, выезжали в провинцию для уничтожения евреев. Члены «команды Арайса» уничтожили еврейское население летом–осенью 1941 г. без участия немцев в Абрене, Кудиге, Крустпилсе, Валке, Елгаве, Балви, Бауске, Тукумсе, Талси, Екабпилсе, Виляни, Резекне. В Виляни 4 августа они уничтожили около 400 евреев, в Гостини 1 августа — около 1,7 тыс. евреев из Гостини, Крустпилса и других населенных пунктов; в расстрелах участвовали и местные полицейские.

В других населенных пунктах евреев расстреливали местные жители, члены организации айзсаргов и возникших стихийно отрядов самозащиты. Так в Силене 28 июля 1941 г. было уничтожено 186 евреев, в Вентспилсе, в Малте в конце сентября 1941 г. — около 200 евреев, в Риебени — 181 еврей.

Сразу после оккупации в городах и местечках Латвии были созданы гетто. Подавляющее большинство из них: в Бауске, Балви, Вараклянах, Виляни, Елгаве, Зилупе, Карсаве, Краславе, Лудзе, Прейли, Яунелгаве — просуществовали всего несколько дней или недель. В Риге евреи были заключены в гетто по приказу немецкого генерал-комиссара Латвии от 21 октября 1941 г. 26 ноября 1941 г. на территории большого гетто было создано малое, куда были заключены так называемые специалисты, но без членов семей.

В ночь с 29 на 30 ноября и 8 декабря 1941 г. в Румбульском лесу в пригороде Риги были расстреляны узники большого гетто. Согласно немецким данным, было уничтожено 27 тысяч человек.

В Лиепае в июне–сентябре 1941 г. были расстреляны несколько тысяч еврейских мужчин; 14–17 декабря 1941 г. подразделения эйнзацгруппе «А» расстреляли в Лиепае 2749 женщин и детей. 9 ноября в Даугавпилсе эсэсовцы расстреляли 1134 еврея. В 1942 г. гетто существовали только в Риге, в Лиепае, где оно было создано 1 июля 1942 г. (862 заключенных, из них 65 женщин и детей), в Даугавпилсе (гетто было ликвидировано 1 мая 1942 г., евреи были расстреляны). 23 октября и 21 ноября 1941 г. в Риге было расстреляно несколько сотен евреев — подданных нейтральных стран (Ирана, Южной и Северной Америки, в том числе США). С декабря 1941 г. в рижское гетто стали направлять евреев из европейских стран, в первую очередь Германии, Австрии, Чехословакии. Всего в Ригу было депортировано 25 тыс. европейских евреев, из них в декабре 1941 г. — 19 тыс. Многие из них были сразу уничтожены в Бикерниеском лесу, часть была отправлена в Саласпилсский концлагерь, остальные размещены на территории большого гетто в Риге. В августе 1943 г. оставшиеся в живых обитатели рижского малого гетто были заключены в концлагерь Кайзервальд (Саласпилс) в пригороде Риги. Туда были привезены последние оставшиеся в живых 800 евреев из гетто Лиепае. Большинство из них были расстреляны накануне прихода Красной армии в 1944 г., а остальные частично депортированы в Освенцим, частично — в концлагерь Штутгоф в Германии. В начале мая 1945 г. были расстреляны 300 евреев в Лиепае, куда они были отправлены из Риги весной 1945 г. на строительство оборонительных сооружений. Во время Катастрофы погибли около 70 тыс. латвийских евреев.

В конце декабря после массовой казни рижских евреев в Риге под руководством О. Окуня, М. Вулфовича и М. Либермана была создана организация сопротивления. Организация делилась на группы, в которых состояли по 5–12 человек. Организация добывала оружие, распространяла листовки на латышском языке. 26 октября 1942 г. десять членов организации вместе с несколькими советскими офицерами-военнопленными пытались на грузовике со значительным количеством оружия покинуть гетто. Недалеко от Риги машину остановили солдаты подразделения СС. В завязавшейся перестрелке 8 евреев и несколько эсэсовцев были убиты. В наказание за попытку побега были расстреляны 200 узников гетто, в том числе 40 еврейских полицейских.

В партизанском движении на территории Латвии участвовали евреи, которые бежали из гетто, другие были специально присланы советским командованием. Особенно много евреев было во 2-й Латвийской партизанской бригаде, комиссаром которой был Р. Блюм, начальником штаба 3-го отряда бригады был уроженец Риги Л. Касель. Множество латвийских евреев воевали в Красной армии в составе 43-й Латышской дивизии.

Около 100 граждан Латвии были удостоены звания хасидей уммот ха-‘олам за спасение евреев, в том числе Ж. Липке и другие.

Из около одной тысячи латвийских евреев, оставшихся в живых после ликвидации немецких концлагерей, большинство отказалось возвращаться в советскую Латвию; большая часть их из лагерей для перемещенных лиц в Германии, Австрии и Италии репатриировалась в Израиль. В самой Латвии после войны оставалось лишь 150 евреев. В последующие годы еврейское население Латвии быстро увеличивалось за счет переселявшихся сюда из мест эвакуации. В 1945–46 гг. в Латвии действовала организация Бриха, но в середине 1946 г. была ликвидирована органами НКВД.

По официальной переписи 1959 г., в Латвии проживало 36,6 тыс. евреев (1,75% от всего населения), из них около десяти тысяч — уроженцы Латвии, остальные — выходцы из других мест Советского Союза. Около 48% евреев назвали своим родным языком идиш, около 50% — русский и лишь несколько сот евреев — латышский. Согласно переписи 1979 г., в Латвии проживало около 28 тыс. евреев.

Еврейство Латвии, своеобразно впитавшее элементы культурного влияния Германии и России и традиции литовско-белорусского еврейства, не играло значительной роли в истории еврейского народа или русского еврейства. Однако с начала 1970-х гг. Латвия стала одним из центров национального пробуждения евреев Советского Союза. В 1970 г. в Риге вышли два номера первого журнала еврейского самиздата «Итон» (на иврите иттон, `газета`). С 1979 г. по 1985 г. вышло около 10 номеров еврейского самиздатовского журнала «Хаим» и четыре — правового «Дин у-мециут».

С 1975 г. действуют рижские чтения по иудаике, на которых обсуждаются вопросы еврейской истории, религии и культуры. Несколько евреев из Латвии участвовали в так называемом «самолетном деле» (1970) и были осуждены на первом ленинградском процессе. В 1970–80-х гг. и в последующие годы тысячи евреев из Латвии репатриировались в Израиль.

Во второй половине 1980-х гг. по мере развития в Советском Союзе процессов гласности и перестройки началось восстановление различных форм еврейской жизни в стране. В прибалтийских республиках, где процессы демократизации развивались более стремительными темпами, возрождение еврейских общин и еврейской культуры шло быстрее, чем в других советских республиках. Так, в Риге в 1988 г. было официально зарегистрировано Латвийское общество еврейской культуры. С марта 1989 г. в Риге издавался «Вестник еврейской культуры», «Литературно-художественный и общественно-политический журнал Латвийского общества еврейской культуры» (главный редактор — А. Дозорцев).

21–22 мая 1989 г. в Риге состоялась встреча 120 представителей 50 независимых еврейских организаций из 34 городов СССР. Журнал «Вестник еврейской культуры» был объявлен органом еврейского независимого движения.

В 1989 г. в Риге открылась первая в Советском Союзе еврейская средняя школа, с 1993 г. издававшая ежемесячник на иврите «Тхия — издание Рижской средней еврейской школы имени Ш. Дубнова». С 1989 г. функционировало общество узников гетто, еврейский фольклорный ансамбль «Киннор», филиалы организации Бетар, «Маккаби». В конце 1980-х – начале 1990-х гг. были восстановлены организационные рамки еврейских общин: в 1989 г. — в Риге, Лиепае, в 1992 г. — в Даугавпилсе. Некоторые евреи сыграли активную роль в движении за восстановление независимого Латвийского государства в конце 1980-х – начале 1990-х гг., в том числе М. Вульфсон (1918–2005) и Рут Марьяш (родилась в 1927 г.) — дочь У. Шац-Анина.

Как и в других советских республиках, а затем в независимых государствах расцвет еврейской жизни сочетался в Латвии с резким сокращением численности еврейского населения, что было вызвано массовым отъездом в Израиль, в США, Германию, Канаду и другие страны, а также процессом ассимиляции. Так, в 1989 г. в Латвии проживало 22 900 евреев, из них в Риге — 18 800. В 1989 г. из Латвии репатриировались в Израиль 294 еврея, в 1990 г. — 4393, в 1991 г. — 1852, в 1992 г. — 866, в 1993 г. — 1399, в 1994 г. — 845, в 1995 г. — 541, в 1996 г. — 709, в 1997 г. — 599, в 1998 г. — 447, в 1999 г. — 326, в 2000 г. — 390, в 2001 г. — 300, в 2002 г. — 166, в 2003 г. — 78, в 2004 г. — 69, в январе-декабре 2005 г. — 64. Согласно переписи населения Латвии 2000 г. в стране проживали около 10 тысяч евреев.

В конце 1990-х – начале 2000-х гг. в Латвии функционировали еврейские школы (помимо средней школы имени Ш. Дубнова в Риге была открыта религиозная школа для девочек «Охел Менахем — Ор Авнер»), детские сады в Риге и Даугавпилсе. В оказании помощи нуждающимся, в развитии еврейского образования большую роль играют действующие в Латвии представительства Джойнта и Еврейского агентства.

С 1995 г. в Риге раз в два года проводится международная научная конференция «Евреи в меняющемся мире», посвященная проблемам еврейской истории, философии и культуры, в первую очередь в странах Прибалтики. С 1998 г. в Латвийском университете функционирует Центр изучения иудаики, организатор и председатель которого — Р. Фербер (родился в 1946 г.), с 1993 г. — председатель клуба ученых «Шамир» имени М. Дубина. В 1990–2003 гг. главным раввином Латвии и Риги был представитель движения Хабад Н. Баркан (1923–2003). С 2003 г. начал функционировать Совет еврейских общин Латвии (председатель А. Сухаренко). Выходят книги по иудаизму и по Катастрофе, в том числе материалы конференции «Евреи в меняющемся мире». В Риге издается ежемесячник еврейской общины «Гешарим». Работает еврейский госпиталь.

В Латвии отсутствует государственный антисемитизм. Президент страны Вайра Вике-Фринберге неоднократно подчеркивала, что еврейская община «активно участвует в решении наиболее актуальных проблем государства... лояльна к латвийскому государству». В то же время в стране происходят антисемитские инциденты. Так, 2 апреля 1998 г. у входа в рижскую синагогу была взорвана бомба; злоумышленники оскверняют еврейские памятники и общественные здания, выходит антисемитская литература, в основном на русском языке, антисемитские периодические издания. В июне 2000 г. был осквернен мемориал в Румбуле, в июле того же года на еврейском мемориале в Риге появилось изображение свастики, в сентябре 2003 г. было осквернено еврейское кладбище, более 20 надгробных памятников были повалены и на них нарисована свастика и написаны нацистские лозунги. В декабре 2005 г. был повален хануккальный светильник, установленный на одной из центральных площадей города. В антисемитских акциях активную роль играют члены движения Российское национальное единство.

В Латвии предпринимались неоднократные попытки, в том числе и высших органов государственной власти, реабилитировать латышей, служивших в вермахте и частях СС во время Второй мировой войны. Так, в 1999 г. латвийский парламент — сейм объявил 16 марта «солдатским днем», посвященным памяти всех латышских солдат, погибших во время Второй мировой войны, на чьей бы стороне они ни воевали. В сентябре 2003 г. многие члены сейма и министр культуры присутствовали на открытии мемориала латышам, воевавшим в частях СС.

Дипломатические отношения между Латвией и Израилем были установлены 6 января 1992 г. Израильское посольство было открыто в Риге в октябре 1992 г., латвийское — в Тель-Авиве в феврале 1995 г. С 2004 г. латвийский посол в Израиле — К. Эйхенбаумс, израильский посол в Латвии с 2003 г. — Г. Корен. Страны сотрудничают в областях науки, культуры, образования, экономики. Так, в 2005 г. в Латвии было зарегистрировано 168 совместных латвийско-израильских предприятий. В январе–марте 2005 г. израильский экспорт в Латвию составил 3 606 993 млн. долларов, импорт из Латвии — 1 689 368 млн. долларов. Государственные деятели двух стран обменивались визитами. Так, в феврале 1998 г. президент Латвии Г. Ульманис посетил Израиль с официальным визитом, в сентябре 2003 г. председатель Кнесета Р. Ривлин посетил Латвию с официальным визитом, в феврале 2006 г. Израиль посетила с официальным визитом президент Латвии Вайра Вике-Фридберга.

 ДИАСПОРА > Регионы и страны
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Лиепая. Большая синагога. Каменное здание, построено в 1872 г., реконструировано в 1933 г.

Лиепая. Большая синагога. Каменное здание, построено в 1872 г., реконструировано в 1933 г.
 
Прейли. Реконструкция еврейского кладбища. Руководитель проекта архитектор С. Рыж, архитектор А. Полякова. Проект реконструкции разработан по заказу Давида Зильбермана и реализован в 2003–2004 гг. Фото С. Рыжа.

Прейли. Реконструкция еврейского кладбища. Руководитель проекта архитектор С. Рыж, архитектор А. Полякова. Проект реконструкции разработан по заказу Давида Зильбермана и реализован в 2003–2004 гг. Фото С. Рыжа.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Лассаль Фердинанд Латрун следующая статья по алфавиту