главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
кохен. Электронная еврейская энциклопедия
кохен

КЕЭ, том 4, кол. 530–537
Опубликовано: 1988

КОХЕ́Н (כֹּהֵן; мн. число כֹּהֲנִים, коханим), лицо мужского пола из рода Ааронидов (потомок Аарона); в скинии и Храме — жрец Яхве. В Библии звание кохен применяется также к жрецам языческих культов (Быт. 41:50; II Ц. 11:18 и в других местах).

Согласно Библии, появление коханим связано с сооружением скинии (через год после Исхода; Исх. 40:17), призванной играть важную роль в осуществлении возложенной на Моисея миссии, включавшей установление форм служения единому Богу. Аарон и его сыновья становятся первыми священниками израильтян, основателями замкнутого сословия, для которого священство является «уставом вечным» (Исх. 29:9; 40:15 и другие). Библейское повествование выделяет колено Леви как первых поборников культа Яхве, провозглашенных Моисеем воинством веры, которое карает мечом отступников (Исх. 32:26–29).

Приводимое в последнем стихе указанного отрывка обращение Моисея к колену Леви «посвятите сегодня руки ваши Яхве» толкуется исследователями как формула посвящения в служители культа (ср. Исх. 28:41; 29:9, 33; Чис. 3:3). Не только Ааронидам (сам Аарон принадлежал к колену Леви), но и всем левитам предназначалось стать священнослужителями (Втор. 10:8). Однако так называемый Священнический кодекс (см. Тора) отводит левитам лишь вспомогательные функции (Чис. 3:6–37) и под страхом смерти запрещает им прикасаться к непокрытым Ковчегу Завета и другой священной утвари и даже приближаться к ним или смотреть, как покрывают их коханим. (Чис. 4:4–20; 18:3). Главные обряды священнической службы — жертвоприношения, воскурение фимиама, благословение народа и т. п. — Священнический кодекс предназначает исполнять Ааронидам.

В Пятикнижии сохранились отголоски напряженных отношений между Ааронидами и левитами, наиболее ярким примером чего служит рассказ о восстании Корея (Чис. 16:1–3) против главенства Моисея и Аарона. Поражение Корея вызвало волнение «всей общины сынов Израилевых» (Чис. 17:6), и лишь чудо (цветение посоха Аарона) убедило израильтян в его избранности (Чис. 17:17–23). Во главе коллегии кохенов стоял первосвященник (ха-кохен ха-гадол), иногда именуемый «помазанным жрецом» (ха-кохен ха-машиах), а также «священником, высшим из братьев своих» (ха-кохен ха-гадол ме-эхав).

Первым первосвященником был Аарон. Превосходя других степенью своей святости, первосвященник обладал исключительным правом выполнять определенные культовые обряды, и его статус имел ряд привилегий: лишь ему позволялось раз в году ступать за завесу Святая святых (см. Иом-Киппур); он один выполнял все культовые обязанности внутри святилища. Важную роль играли его сыновья; так, старший сын Аарона занимал должность начальника над начальниками левитов, а младший — надзирателя над службой сынов Гершона и Мерари, двух левитских семейств, служивших в скинии (Чис. 3:32; 4:28, 33).

Со смертью первосвященника, когда его должность переходила по наследству к старшему сыну, кончался срок заключения невольных убийц в городах-убежищах (Чис. 35:25–28). Служба остальных коханим, считавшихся «рядовыми» (в Талмуде они именуются кохен хедиот, буквально `ординарный жрец`), фактически ограничивалась принесением регулярных жертв на внешнем жертвеннике. Отправляя службу, кохен обязан был облачаться в предписанное ему особое одеяние: «исподнее платье из льна от пояса до голеней», рубаху, пояс и особый головной убор (Исх. 28:40–43).

Облачение Аарона (а впоследствии — всех первосвященников; см. ниже) включало еще отличавшиеся великолепием эфод, нагрудник (хошен), тканный из нитей золота, голубой, пурпурной и багряной шерсти и крученого виссона с закрепленными на нем 12 драгоценными камнями, на которых были вырезаны имена колен Израилевых; верхнюю одежду (ме‘ил) из голубой шерсти с украшениями в форме граната из голубой, пурпурной и багряной шерсти по подолу, вперемежку с золотыми колокольчиками; расшитую виссоновую рубаху (ктонет ташбец). Тканный из виссона головной убор, украшенный золотым щитком (циц) с вырезанными на нем словами «святыня Яхве», и узорчатый пояс завершали особое одеяние первосвященника (Исх. 28:6–39; 39:2–31).

Некоторые части его одеяния, подобно завесам скинии и Святая святых, были сотканы из запрещенной прочим израильтянам смеси шерсти и льна (см. Ша‘атнез). Возведение в священнический сан сопровождалось рядом жертвоприношений, нанесением на разные части тела крови жертв животных и окроплением ею священнической одежды (Исх. 29:1–6, 8–30; Лев. 8:6–11, 13–30), а при помазании первосвященника, кроме того, совершалось возлияние на голову елея, как впоследствии при возведении на трон царя (Исх. 29:7; Лев. 8:12; ср. I Сам. 10:1; II Ц. 9:6).

Святость кохена подчеркивается также наложением на него особых запретов, предписаний и ограничений. Ряд перечисленных в Пятикнижии телесных пороков лишает кохена права совершать жертвоприношение или отправлять какой-либо культовый обряд (Лев. 21:17–23). Приступая к исполнению службы, кохен обязан омыть руки и ноги из особого умывальника во дворе Храма (Исх. 30:17–21); кохену запрещено употребление опьяняющих напитков при исполнении своих обязанностей (Лев. 10:9–11; Иех. 44:21); им запрещено прикасаться к телу покойника (за исключением ближайших кровных родственников) и совершать обряды траура по ним (Лев. 21:1–5).

Кохен мог брать в жены лишь девственницу или вдову; разведенная или овдовевшая бездетная дочь кохена должна была вернуться в дом отца; распутство дочери кохена рассматривалось как исключительно тяжелый проступок и каралось смертью (Лев. 21:7, 9; 22:13). Под страхом карета кохену, осквернившемуся прикосновением к нечистоте или пораженному ритуально нечистым недугом, запрещено вкушать «от святынь Израилевых» (Лев. 22:2–9). Первосвященнику же запрещалось прикасаться к телу любого покойника (даже ближайшего родственника) и совершать траур по нему; он был обязан брать в жены только девственницу (Лев. 21:11, 13,14).

В исторических книгах Библии сохранились сведения о подразделении сословия коханим на должностные группы. Наряду с должностью первосвященника, который в основном по-прежнему именуется ха-кохен ха-гадол, но иногда и кохен ха-рош (`главный жрец`), появляются коханей мишне (`жрецы, вторые по чину`; II Ц. 23:4; 25:18), статус и функции которых неясны. Некоторые коханим исполняли должность «стоящего на страже у порога Храма» (II Ц. 12:10).

Другая группа (пкуддот) наблюдала за порядком во дворах святилища (II Ц. 11:18; ср. Иех. 44:11). Упоминаются еще «старейшины кохенов», чьи обязанности не определены (II Ц. 19:2; Иер. 19:1). Должность хранителя одеяний жрецов (II Ц. 22:14), возможно, исполнял один из кохенов. В святилищах дохрамовой эпохи служили также «отроки при жрецах», помогавшие коханим, но сами не имевшие каких-либо культовых функций. Они вербовались из различных колен Израилевых; Самуил, например, бывший одним из таких отроков в святилище в Шило (I Сам. 2:11 и другие), происходил из колена Эфраима.

Главным средством существования кохена и его семейства были предписанные Библией дары (маттанот; Чис. 18:8–19; 26:28; ср. Нех. 10:36–39): определенные части приносимых в жертву животных, доли муки, масла и других пищевых продуктов, первые плоды ежегодного урожая (см. Биккурим) и еще особая доля его (см. Трумот у-ма‘асрот), снопы омера, хлебы предложения, небольшая часть каждой выпечки хлеба (см. Халла), шерсть от первой стрижки баранов и овец, первенцы домашнего скота (в том числе ягнята, заменявшие первенцев ослиц) и денежный выкуп первенцев мужского пола.

Принцип распределения этих приношений между коханим, служившими в Храме, теми, кто не был занят служением, но жил в Иерусалиме, и проживавшими в других местах страны, окончательно определился, видимо, лишь в период Второго храма, судя по тому, что в Библии он не указывался, но детально рассматривался в Талмуде (БК. 110б; ТИ. Хал. 4:11, 60б; Тосеф., Хал. 2:7–9).

Из разрозненных и подчас противоречивых сведений Библии о культовом служении (в частности о совершении жертвоприношений) можно заключить, что процесс перехода священнических функций от глав семейства или клана, от представителей колена или всего народа к обособленному сословию коханим завершился лишь в конце эпохи Судей (см. Судей Израилевых книга). В Бет-Эле, а затем в Нове (надел колена Биньямина) и в Шило функции кохена выполняли потомки Аарона (Суд. 20:26–28; I Сам. 4:4: 22:11), но в других, менее важных культовых местах (Гив‘он, Гилгал, Дан, Мицпе, Хеврон и прочих) служили члены других левитских семейств, имена которых не всегда указаны в Библии.

Из-за отдаленности святилищ и беспрерывных войн жертвенники сооружались в разных местах и жертвоприношения часто совершали не коханим, как, например, Гид‘он — в Офре (Суд. 6:20–28), Маноах из колена Дан — близ Цор‘ы (Суд. 13:19,20), жители Бет-Шемеша — в поле (I Сам. 6:14,15). Даже при царе Давиде его сын Адония принес жертву «у камня Зохелет» близ Иерусалима, а пророк Илия восстановил алтарь на горе Кармел и совершил знаменательное для утверждения культа Яхве жертвоприношение (I Ц. 1:9; 18:30–38).

С сооружением Храма цари Иудеи пытались сосредоточить в нем культ Яхве, вследствие чего Храм постепенно становится центром, вокруг которого группируется сословие коханим. Окончательная централизация культа была осуществлена лишь с реформами царя — Иошияху, вдохновленными, очевидно, иерусалимским жречеством. Реформы отразились и на положении священнического сословия: не только языческие капища и их утварь, но даже посвященные Богу Израиля жертвенники и «возвышенные места» (бамот) вне Храма были разрушены и уничтожены, а их жрецы переселены из городов Иудеи в Иерусалим (II Ц. 23:4–15).

До возникновения монархии наиболее авторитетными были коханим святилища в Шило. Эли (возможно, первосвященник) приобрел статус судьи и народного вождя и даже пытался основать династию, которая, однако, не пережила его сыновей (I Сам. 2:27–36; 3:12–14). Установление монархии вызвало напряженность между сакральным авторитетом кохена и секулярной властью царя. Самуил, воспитанник Эли, не одобрял монархию как таковую (I Сам. 8:6–18). Царь Саул уничтожил целый город коханим за то, что те поддерживали Давида (I Сам. 22:17–19).

С воцарением Давида статус кохена претерпел существенное изменение: коханим стали своего рода царскими служащими. Священники Цадок и Эвиатар (Эвьятар) числились среди вельмож Давида (II Сам. 20:25,26). К концу царствования Давида Эвиатар был устранен, а Цадок стал основателем священнической династии, возглавлявшей храмовую службу на протяжении всей эпохи Первого храма.

Статус кохена, по-видимому, не изменился с установлением службы в Храме, воздвигнутом Соломоном. Однако стремление некоторых царей (по примеру других ближневосточных монархов) сосредоточить в своих руках отправление культа и другие функции кохена становилось подчас причиной конфликтов между царем и служителями Храма.

Так, торжественное богослужение, которое вел сам Соломон при освящении Храма (I Ц. 8), и ремонт ворот Храма царем Хизкияху (II Хр. 29:3) осуждались, вероятно, священнослужителями, а, например, передача царем Иоашем контроля над деньгами, пожертвованными на ремонт Храма, из рук левитов, «не спешивших» с починкой, в руки «царских служащих» и его личное руководство ремонтными работами (II Ц. 12:7–16; II Хр. 24:4–14), и особенно узурпация царем Уззией функций кохена (II Хр. 26:16–19), несомненно, порождали конфликтные ситуации.

Периоды мирных отношений между монархами и коханим обычно отличались ростом влияния первосвященника при дворе. Спасение женой первосвященника Иехояды престолонаследника Иоаша от рук царицы Аталии, пытавшейся покончить с династией Давида (II Ц. 11:1–3; II Хр. 22:10–12), привело, видимо, к упрочению авторитета Иехояды и всего сословия кохенов и левитов (II Хр. 23), но отступничество Иоаша и вельмож Иудеи от монотеистического культа в конце его царствования породило серьезный конфликт между царем и обличавшим его сыном Иехояды Зхарией, закончившийся убийством последнего (II Хр. 24:17–22). Значительное влияние на царя Иошияху приобрел, по-видимому, первосвященник Хилкияху, обнаруживший при обновлении Храма «Книгу завета» (II Ц. 22:8–14; см. Второзаконие).

В Израильском царстве жрецы, очевидно, не принадлежали к роду Аарона и, возможно, не были даже левитами (I Цар. 12:31). Как и в Иудее, израильские цари, по всей вероятности, брали на себя выполнение жреческих функций (I Цар. 13:1).

Коханим сохранили свою сословность и привилегированное положение среди угнанного в Вавилонию населения Иудеи после разрушения Первого храма и прекращения ритуала жертвоприношений. С возвращением изгнанников кохены и левиты активно участвовали в отстройке стен Иерусалима, руководили восстановлением Храма и еще до завершения работ приступили к выполнению культовых обязанностей, а затем торжественно отпраздновали его освящение (Эз. 3:1–6, 8–13; Нех. 3:1, 17, 22, 28; 12:27–44). Первым первосвященником в отстроенном Храме был Иехошуа (Иешуа) сын Иехоцадака, сподвижник Зрубавела, возглавлявший, видимо, вместе с ним возвращение в Иудею (Нех. 12:1).

После отстранения Зрубавела от власти первосвященники становятся духовными вождями и утверждаемыми персидским царем правителями автономной Иудеи. К сословию коханим принадлежал и Эзра. Заведенное им регулярное чтение Торы соблюдается в еврейской литургии и поныне. В канонизированном к тому времени Пятикнижии (см. Библия. История создания и характеристика отдельных книг Библии. Тора) установлены детали законов, относящихся к функциям кохенов и левитов, их прав и обязанностей. Хранением свитков Писания в Храме ведали коханим (Втор. 31:9).

К выполнению сакральной части храмовой службы допускались со времен Эзры лишь те, кто мог доказать свое происхождение от рода Аарона (Эз. 2:61,62); из других членов колена Леви вербовались писцы, привратники и прочие служители Храма. Многие требования и постановления Священнического кодекса оказались невыполнимыми из-за утраты существенных принадлежностей культа, делавших святость осязаемой (Ковчег Завета, херувимы, масло помазания, урим и туммим и т. п.), другие же были переосмыслены в ходе их интерпретации и согласования с различными частями Торы.

Произошли также изменения в социально-экономическом положении кохенов и левитов. Число священнослужителей достигло нескольких тысяч и составило десятую часть всего населения Иудеи. Подобно другим жителям страны большинство их жили вне Иерусалима и, поскольку приношений не хватало на пропитание, видимо, добывали средства существования сельскохозяйственным трудом (Нех. 11:3; 13:10). В этих условиях была проведена реформа, в результате которой храмовая служба была распределена между всеми священниками и левитами.

Каждый кохен принадлежал к одному из 24-х «чередов» (мишмарот; I Хр. 24:4–18), выполнявших в течение двух недель в году жреческие функции в Иерусалимском храме. В паломнические праздники в Храме служили все «череды» одновременно. Разделение жрецов на «череды» упоминается в Талмуде как мера эпохи Второго храма (атрибуция этого устройства царю Давиду в I Хр. 24:3–4 — следствие тенденции летописца приписывать установление служения в Храме Давиду).

В эллинистическо-римскую эпоху коханим становятся высшим классом страны, первосвященник — фактическим главой Иудеи, а государственно-административный аппарат формируется в основном из коханим. Выдающиеся духовные вожди народа также выдвигаются из священнической среды. Храм становится государственным институтом Иудеи, и многие историки того времени рассматривают евреев как народ священников (или как управляемый священниками). Согласно талмудическому преданию (Иома 69а) первосвященник Шим‘он Праведный возглавлял депутацию «почтенных мужей Иерусалима», приветствовавшую Александра Македонского.

Вплоть до прихода Хасмонеев к власти первосвященник из рода Цадока вместе со старейшинами официально представлял народ Иудеи перед эллинистическим монархом. На первосвященнике лежала ответственность за храмовую службу, за сбор налогов, за безопасность и водоснабжение Иерусалима. Однако первосвященнические семьи не были едины в своих религиозно-политических взглядах: некоторые из них продолжали линию Эзры и Нехемии, тогда как другие возглавили движение за эллинизацию. В эпоху Второго храма в иерархии коханим появляется должность сган ха-коханим, или просто сган — помощник первосвященника.

Престиж коханим подорвало тяготение некоторых членов священнического сословия к эллинизаторской политике Антиоха IV Эпифана, а то, что он присвоил себе право назначать первосвященников (впервые в еврейской истории), воспринималось широкими массами населения страны как святотатство. В интригах же и подкупе, которыми неправомочные члены первосвященнической семьи добивались назначения на этот пост, народ усматривал попрание освященной традицией закона наследования сана кохен гадол. Все это стало причиной кровопролитных стычек (Флавий, Древ. 12:237–240; 15–41).

С восстановлением национальной независимости при Хасмонеях коханим достигли вершины своего могущества: первосвященник из рода Хасмонеев становится царем независимого еврейского государства. Однако усиление официального политического могущества кохенов сопровождается постепенной утратой ими монополии на духовное руководство народом: начинается процесс возвышения законоучителей — фарисеев, составлявших оппозицию саддукеям, которых возглавляли наиболее видные коханим.

С восшествием на престол Ирода I впервые за всю эпоху Второго храма власть над страной оказалась не в руках коханим. Ирод своевольно назначал первосвященника, отменив обычай пожизненности этой должности. Статус первосвященника оставался высок, однако его роль была сведена к службе в Иом-Киппур, которую, согласно Галахе, мог отправлять только он. После смерти Ирода I право назначения первосвященника забрали в свои руки римские прокураторы. Когда в последние годы существования Второго храма это право вновь перешло к царям из династии Ирода, они назначали первосвященника из среды наиболее родовитых, влиятельных и богатых священнических семей (например, из родов Боэтос, Фиаби и Ханан).

Согласно Талмуду, некоторые первосвященники покупали свою должность у властей и сменялись каждый год (Иома 8б; Иев. 61а). Поскольку кохен, побывав однажды первосвященником, занимал особо почетное положение, сложилась своего рода олигархия первосвященнических семейств, зачастую состоявших в родстве друг с другом, и располагавших огромным богатством. Между этой жреческой олигархией, покровительствуемой римскими властями, и рядовыми членами жреческого сословия, рассеянными по всей стране и нередко принадлежавшими к секте фарисеев или к зелотам, существовал постоянный идеологический и социально-экономический конфликт.

Ненависть рядовых кохенов и широких слоев населения к священнической верхушке в полной мере проявилась во время антиримского восстания (см. Иудейская война I), когда овладевшие Иерусалимом зелоты сместили всех кохенов-аристократов с их должностей, некоторых казнили, других изгнали из города и выбрали первосвященником рядового кохена — Пинхаса бен Шмуэля, каменотеса по профессии — последнего первосвященника периода Второго храма.

С разрушением Второго храма прекращается отправление храмового культа, а заодно исчезают и священнические функции коханим. Однако некоторые права и привилегии коханим, видоизмененные с течением времени, равно как и ряд налагаемых на них запретов, сохраняют в Галахе силу и поныне. В число привилегий входит выкуп первенца у кохена, произнесение Биркат-коханим в синагоге, право быть вызванным первым к чтению Торы, а также заведенный порядок, в силу которого кохен первым произносит бенедикцию над вином и хлебом на праздничных трапезах. Кохенам разрешается жениться на любой еврейке, кроме разведенной или прозелитки.

Кохену запрещено и в настоящее время благословлять молящихся, если он поражен телесными пороками или пил вино незадолго до совершения этого обряда (Ш. Ар. ОХ. 128:30, 33, 38); ему запрещается также находиться вблизи трупа или могилы. Чтобы дать возможность кровным родственникам коханим посещать могилы ближних или присутствовать на их похоронах, на еврейских кладбищах принято хоронить коханим в особом ряду с дорожкой не менее восьми локтей (около 4 м) шириной, что позволяет коханим проходить или стоять на расстоянии разрешенных четырех локтей от могил. В некоторых больницах имеются специальные приспособления, позволяющие коханим, не нарушая запрета, пребывать в здании, где находится тело умершего.

В некоторых еврейских этнолингвистических группах и отдельных общинах коханим исчезли или перестали играть какую-либо роль в религиозном ритуале в силу того, что они (или коханим, прибывшие к ним из других общин) постепенно теряли родовые нити и связь со статусом исключительности. Отсутствие коханим в общинах прозелитов исторически объяснимо: отдельные группы курдских евреев, горские евреи, отчасти грузинские евреи ищут этому объяснение в легенде о происхождении от колен исчезнувших, община Бней-Исраэль — в том, что в группе их предков, бежавших из Эрец-Исраэль, просто не оказалось коханим, а евреи Хаббана (см. Хадрамаут) — в своем происхождении от одной семьи, чей род не восходил к колену Леви. Реформизм в иудаизме не признает статус кохена.

На принадлежность к коханим указывают часто такие еврейские фамилии, как Кац (см. Аббревиатуры), Кохен, Кахана, Каган, Коган, Коген, Кан, Кон, Кун и их различные модификации — Каганер, Каганович, Каганский, Каценельсон и другие.

См. также Жертвоприношение, Леви, Храм.

 ИУДАИЗМ > Культ
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Коффка Курт Кохен Геулла следующая статья по алфавиту