главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
караимы. Электронная еврейская энциклопедия
караимы

КЕЭ, том 4, кол. 90–102
Опубликовано: 1988

КАРАИ́МЫ (קָרָאִים, караим — `читающие`, בְּנֵי מִקְרָא, бней микра, בַּעֲלֵי מִקְרָא, ба‘алей микра — `люди Писания`), возникшая в начале 8 в. в Багдаде еврейская секта, доктрина которой основана на отрицании раввинистическо-талмудической традиции (см. Устный Закон, Талмуд). Караимы выработали собственную традицию, севел ха-иеруша (`бремя наследия`), представляющую собой корпус доктрин и установлений, которые, хотя и не могут быть обнаружены в Библии, обязательны для членов общины. Возникновение секты караимов представляет собой реакцию на господство авторитета послебиблейской устной традиции. Караимы опирались, по-видимому, на домишнаитские традиции саддукеев. Вместе с тем в караимстве можно видеть продолжение традиции еврейского сектантства, одним из древнейших памятников которого являются Мёртвого моря свитки. Хотя преемственность между караимами и прекратившей свое существование за 700 лет до возникновения караимства Кумранской общиной не доказана, обе эти секты характеризуют отказ от устной традиции и обращение к Библии как единственному руководству в повседневной жизни, мессианизм (см. Мессия) с его поисками в Писании скрытых указаний на близящийся конец мира, когда наступит избавление Израиля, а также вера в истинно Моисеево (см. Моисей) происхождение учения секты.

Открытие свитков Мертвого моря породило многочисленные гипотезы относительно возможного влияния Кумранской общины и ее литературы на ранние еврейские секты, впоследствии слившиеся с караимами (см. Секты малые). В качестве аргумента в пользу преемственности между караимами и Кумранской общиной приводится иногда факт обнаружения среди рукописей Мертвого моря фрагментов так называемого Дамасского документа («Мегиллат брит Даммесек»), копии которого были найдены ранее в Каирской генизе и который считался памятником литературы саддукеев.

Эти параллели между доктринами кумранитов и караимов не позволяют, однако, отождествить обе секты. В ранней караимской литературе не упоминаются документы, относящиеся к периоду, предшествующему образованию секты и подтверждающие справедливость ее учения. Упоминая о секте, именовавшейся арабами ма‘ария (`пещерники`), караимский автор 10 в. Я‘куб ал-Киркисани сопровождает пренебрежительной оценкой большинство письменных документов этой секты, хранившихся в пещерах. Нет никаких доказательств того, что «Мегиллат брит Даммесек» является караимским документом. Между учениями караимов и кумранитов существовали значительные различия: караимы исповедовали строгий монотеизм, кумранские сектанты — дуализм, караимы верили в свободу воли, кумраниты — в предопределение. Не существует убедительных доказательств какого-либо влияния рукописей Мертвого моря на караимов. Обе секты являются, по-видимому, отдельными звеньями в цепи еврейского сектантства, главная общая характеристика которых — их оппозиция Устному Закону.

Основателем секты караимов считается Анан бен Давид, по имени которого секта первоначально называлась «ананиты». Караимы приняли в свои ряды остатки еврейской секты исавитов (последователей Абу Исы ал-Исфахани) и иудганитов, испытавших влияние ислама, а также немногочисленных последователей различных антираввинистических ересей, в частности, приверженцев саддукеев доталмудической эпохи. Согласно караимской традиции, возникновение секты восходит к первому расколу в еврейском народе в царствование Иоров‘ама I: впоследствии истинный Закон соблюдался саддукеями, глава которых, Цаддок, частично открыл истину, обнаружение которой во всей полноте является заслугой Анана бен Давида. Раввинистические источники, со своей стороны, приписывают возникновение секты честолюбию Анана, якобы задетого тем, что вместо него эксилархом был избран его младший брат Ханания. В этих источниках содержится также утверждение, что на формирование ереси караимов оказал влияние некий мусульманский мудрец (согласно позднейшему мусульманскому источнику — Абу Ханифа, основатель одного из направлений в суннизме; см. Ислам). Существуют, однако, известные параллели между караимством и возникшим за 100 лет до него шиизмом в исламе: оба течения отвергают некоторые элементы традиции и претендуют на верность первоначальному вероучению, искаженному позднейшими толкователями.

Обращение к Библии как к единственному источнику Закона выражено в установленном Ананом принципе: «Тщательно ищите в Торе и не опирайтесь на мое мнение». Применение этого принципа на практике привело к тому, что после смерти Анана движение превратилось в конгломерат различных антираввинистических ересей.

Одна из сект (укбариты) была основана в первой половине 9 в. Ишма‘элем Укбари (уроженцем города Укбара близ Багдада), который резко критиковал Анана бен Давида, отступал от масоретского текста Библии (см. Масора) и склонялся к облегчению законов о пище, субботе и праздниках. Другая секта (тифлиситы) основана во второй половине 9 в. уроженцем Багдада и жителем Тбилиси Мусой (Моше) ал-За‘афрани (известным также как Абу Имран ал-Тифлиси). Ал-Тифлиси был учеником Ишма‘эля Укбари. Он написал трактат, санкционировавший употребление в пищу мяса, что отвергалось ранними караимскими авторитетами. С сектой тифлиситов была тесно связана секта малекитов, основанная в тот же период в Рамле Маликом ал-Рамли, который запретил употребление в пищу кур. Преемники Анана, подобно ему носившие титул наси, жили большей частью в Египте.

В 9 в. начинается процесс постепенной консолидации караимства в однородную доктрину. У истоков этого процесса стоит Биньямин бен Моше Нахавенди — первый караимский систематизатор вероучения. Вопреки догматическим тенденциям, Нахавенди продолжает требовать абсолютной свободы и независимости индивидуального изучения Писания: брат не обязан соглашаться с братом, сын — с отцом, ученик — с учителем. Нахавенди, в отличие от Анана бен Давида, не стремился специально подчеркивать враждебность к раббанитам; напротив, в случаях, когда библейский текст не позволяет прийти к определенному решению, Нахавенди советует принимать точку зрения раввинов. Нахавенди — первый караимский автор, у которого появляется термин «караимы». Оппонентом либеральных взглядов Нахавенди был Даниэль бен Моше ал-Кумиси (9 в.) — первый видный караимский законоучитель, поселившийся в Иерусалиме. Ал-Кумиси считал, что в случае сомнений в интерпретации библейского текста должно быть принято буквальное толкование закона.

10 в. был периодом консолидации караимской доктрины, последователи которой развернули активную миссионерскую деятельность среди раббанитов. В среде караимов появляются многочисленные теологи, законоучители, комментаторы Библии, грамматики и лексикографы, пишущие преимущественно на арабском языке. Придавая особое значение изучению Библии, караимы с большим рвением занимались масоретским (см. Масора, Ахарон Бен-Ашер) и грамматическим исследованиями библейского текста. Враждебное отношение к светской культуре, характерное для Анана бен Давида и ранних представителей караимства, сменяется интересом к светским наукам, и ученые-караимы способствуют расцвету арабской культуры своего времени. Миссионерская деятельность караимов, хотя и не сопровождавшаяся видимым успехом, побудила раббанитов к вступлению в начатую караимами полемику, основной мишенью которой служил антропоморфизм Аггады и еврейской мистической литературы.

Первым значительным автором, выступившим против караимов, был Са‘адия Гаон. Крупнейшим законоучителем караимской общины этого периода был Я‘куб ал-Киркисани (см. выше), чей труд по религиозному праву, в особенности его вводная часть, служит ценным источником по истории секты. Давид бен Боаз, потомок Анана бен Давида, пользовался репутацией выдающегося комментатора Библии; ему приписывается авторство несохранившегося труда по религиозному праву. Во второй половине 10 в. широкую славу в качестве лексикографа и комментатора Писания снискал Давид бен Аврахам Алфаси, живший в Фесе (Марокко). В конце столетия Яфет бен Али из Басры перевел Библию на арабский язык, снабдив перевод собственным комментарием, который пользуется у караимов таким же авторитетом, как у раббанитов комментарий Раши.

Одним из наиболее активных оппонентов раббанитов, и в первую очередь Са‘адии Гаона, был Салман (Шломо) бен Иерохам (середина 10 в.). Другим выдающимся караимским полемистом этого времени был Сахл бен Мацлиах ха-Кохен, составивший на арабском языке сборник поучений «Сефер диним» («Книга законов»); в написанном им на иврите введении к этому сборнику содержится ценный материал о караимской общине Иерусалима, который в то время был одним из караимских центров. Среди караимских ученых, действовавших в Иерусалиме в конце 10 в., был Иосеф бен Ноах, возглавлявший иешиву и получивший известность как грамматик и комментатор Библии. Его ученик Абу ал-Фарадж Харун (Ахарон бен Иехошуа), живший в первой половине 11 в., также был выдающимся грамматиком и комментатором Библии. Известным теологом и философом был и другой ученик Иосефа бен Ноаха — Иосеф бен Аврахам ха-Кохен ха-Ро‘э ал-Башир. Их современник Нисси бен Ноах, живший в Иране, составил философский комментарий к Десяти заповедям. Ученик ал-Башира, Иешуа (Иехошуа) бен Иехуда (арабское имя Абу ал-Фарадж Фуркан ибн Асад; вторая половина 11 в.) — последний караимский ученый в Эрец-Исраэль, приобрел известность как законоучитель и философ, а также переводчик и толкователь Библии. В 1099 г. крестоносцы (см. Крестовые походы) захватили Иерусалим и физически уничтожили как раббанитскую, так и караимскую общины города. Деятельность караимов в Эрец-Исраэль прекратилась. В 1642 г. в Иерусалиме проживало всего 17 караимов, в середине 18 в. — ни одного.

В конце 11 в. центр интеллектуальной деятельности караимов перемещается с Востока, где начинается духовный упадок общины, в Испанию. В 12 в. единственной процветающей общиной караимов была египетская. В Египте караимы пользовались расположением властей, и им удалось привлечь на свою сторону часть раббанитов, община которых подвергалась гонениям. Другая часть еврейской общины, хотя формально и не приняла караимскую доктрину, подпала под влияние караимов и почти перестала соблюдать талмудические предписания. Лишь с прибытием в Египет Маймонида авторитет Талмуда среди раббанитов был восстановлен.

В Египте жил выдающийся караимский поэт Моше бен Аврахам Дар‘и (конец 12 в. – начало 13 в.); его поэзия являлась в значительной мере имитацией классической еврейской поэзии «золотого века» в Испании (Иехуда ха-Леви, Шломо Ибн Габирол, Аврахам Ибн Эзра). В 12–15 вв. в Египте (главным образом в Каире) жили писатели — К. Яфет ал-Баркамани, Яфет ибн Сагир, Исраэль ха-Даян ха-Ма‘арави (умер до 1354 г.) и Шмуэль бен Моше ха-Ма‘арави (ал-Муграби, 15 в.), не сыгравшие, однако, существенной роли в духовном развитии секты.

Расцвет караимской общины в Испании был кратковременным: правитель Кастилии под влиянием раббанитов искоренил караимство в стране, и центр духовной жизни караимов переместился в Византию, где в 12–16 вв. существовала богатая караимская литература. Византийский караим Товия бен Моше ха-Авел, прозванный Ха-‘Овед (Работник) и Ха-Ма‘атик (Переводчик), перевел с арабского языка на иврит сочинения Иешуа бен Иехуды (Абу ал-Фараджа) и Иосефа бен Аврахама ал-Басира (см. выше). Другим выдающимся переводчиком был Я‘аков бен Шим‘он. Эти переводы сделали доступными для византийских караимов произведения их арабоязычных единоверцев и создали своеобразный стиль караимской литературы на иврите, сохранявшийся вплоть до 19 в. В 12 в. в Византии трудился Я‘аков бен Реувен ха-Сфарди, автор комментария к Библии «Сефер ха-‘ошер» («Книга богатства»), состоящего главным образом из фрагментов произведений более ранних караимских авторов. Одним из наиболее выдающихся караимских ученых Византии 12 в. был Иехуда бен Элияху Хадасси, автор энциклопедического свода караимского богословия на иврите «Эшкол ха-кофер» («Кисть кипрея»). В 13 в. Ахарон бен Иосеф ха-Рофэ составил классический комментарий к Библии «Сефер ха-мивхар» («Книга отбора»). Живший в первой половине 14 в. Ахарон бен Элияху из Никомедии, кодификатор, комментатор и философ, считался «караимским Маймонидом». Он был автором систематического кодекса караимского религиозного законодательства «Ган Эден» («Сад Эдемский»), комментария к Библии «Кетер Тора» («Венец Торы»; обнаруживается влияние А. Ибн Эзры) и религиозно-философского сочинения «Эц хаим» («Древо жизни»), в котором аристотелизму Маймонида противопоставляются идеи мусульманских теологов — мутазилитов (см. Философия).

Завоевание Византии турками (1453), предоставившими убежище еврейским изгнанникам из Испании, привело к сближению между раббанитами и караимами в 15–16 вв. Ученые-раббаниты наставляли караимов в изучении еврейской литературы, а иногда брали караимов в ученики. Одним из таких учеников был Элияху бен Моше Башьячи, наиболее видный караимский ученый своего времени, составивший свод законов «Аддерет Элияху» («Облачение Илии») — караимский аналог Шулхан арух. Многосторонний ученый Калеб Афендополо, зять и ученик Элияху, завершил труд тестя и оставил свои сочинения по теологии, математике, астрономии, философии и праву, а также религиозные и светские стихотворения. Постепенно расцвет караимской общины Византии сменился упадком, а со смертью последнего выдающегося византийско-караимского ученого Моше бен Элияху Башьячи, правнука Элияху Башьячи, в конце 16 в. центр интеллектуальной деятельности караимов перемещается в Литву.

Лишь крымские и литовско-польские караимы превратились в особую этнолингвистическую группу. Караимский язык относится к кыпчакской группе тюркских языков. Различаются северный (тракайский), южный (галичский) и крымский диалекты караимского языка. Наличие отдельных караимов в Крыму прослеживается уже в 12 в. Путешественник Птахия из Регенсбурга нашел живших среди тюрков-кочевников южнорусских областей сектантов-ананитов, которые проводили субботний вечер в темноте и запрещали даже резать хлеб в субботу. В 13 в. значительное число караимов, главным образом из Византийской империи, поселилось в Крыму. В столице Крымских ханов Солхат (ныне Старый Крым) караимская община, согласно сохранившимся документам, существовала в 14 в. С происхождением караимской общины города Чуфут-Кале, именовавшегося караимами Села ха-Иехудим (Еврейская Скала), связано много легенд и позднейших фальсификаций. Чуфут-Кале стал главным центром караимов Крыма; еще в 19 в. его население состояло почти исключительно из караимов.

Согласно караимской традиции, великий князь литовский Витовт, разбив крымских татар в 1392 г., угнал многочисленных пленников, среди которых было несколько караимских семей. Пленники были поселены в Троках (Тракай, возле Вильнюса), в Луцке, в Галиче и в местечке Красный Остров близ Львова (караимы назвали его Кукизов). Оттуда позднее караимы расселились по другим городам Литвы, Волыни и Подолии. На караимский язык была переведена литургия. Первым выдающимся караимским ученым в Литве был Ицхак бен Аврахам Троки, получивший известность как автор полемического антихристианского трактата «Хиззук эмуна» («Укрепление веры»). Изданный в 1681 г. в латинском переводе трактат стал широко известен в христианском мире. Во время погромов Б. Хмельницкого (1648) караимы большей частью разделяли участь евреев-раббанитов. Общность судьбы сплачивала обе общины, между которыми в этот период существовали дружественные отношения. Так, раббаниты пришли на помощь караимам во время попытки в местечке Шаты близ Трок (1679/80) обвинить караимов в убийстве христианского ребенка (см. Кровавый навет).

В 1699 г. Мордехай бен Нисан Кукизов написал два сочинения о караимстве, одно из которых было ответом на вопросы Карла XII Шведского. В 1700 г. по просьбе двух шведских ученых Шломо бен Ахарон Троки написал трактат о караимстве и его принципиальных отличиях от раввинистического иудаизма. Родственник Мордехая, плодовитый писатель Иосеф бен Шмуэль ха-Машбир, стал хахамом Галича, положив начало караимской династии хахамов Галиции.

Во второй половине 18 в. благодаря тесным связям с караимами Литвы и приезду группы караимских ученых из Луцка караимская община Крыма вступила в период интеллектуальной активности. Среди переселившихся из Луцка в Крым ученых был Симха Ицхак бен Моше Луцкий, поселившийся в Чуфут-Кале (1750). В его известном сочинении «Орах цаддиким» («Путь праведных») излагается история караимства и дается обзор деятельности караимских ученых в различных странах; к трактату прилагается алфавитный перечень всех караимских сочинений.

До конца 18 в. власти в разных странах не проводили различия между общиной караимов и общиной евреев-раббанитов: они пользовались одинаковыми правами, платили те же обычные или дискриминационные налоги, их легальный статус всегда был одинаковым. При изгнании раббанитов из какой-либо страны, как правило, изгонялись и караимы (например, в 1495 г. из Литвы). Положение, однако, изменилось с включением Крыма (1783) и Литвы (1793) в состав Российской империи. В 1795 г. Екатерина II освободила караимов, число которых к этому времени достигало 2400 человек, от уплаты наложенного на евреев России дискриминационного налога и разрешила приобретение земельной собственности. Караимы Галича добились облегчения налогового бремени и фактического равноправия с христианами вскоре после раздела Польши и перехода Галиции под власть Австрии (1772).

Неравенство перед законом положило начало процессу отчуждения между общинами, которые всегда видели друг в друге братьев по вере, а во взаимной полемике — внутреннее еврейское дело. Различие правового статуса еще более увеличилось, когда в 1827 г. караимы Крыма, как и Крымские татары, были освобождены от воинской повинности; в 1828 г. такое же освобождение было даровано караимам Литвы и Волыни. Стремясь еще более улучшить правовое положение, руководители караимской общины России начинают настаивать на принципиальном отличии караимов от других евреев, подчеркивая, в первую очередь, непризнание караимами Талмуда. Караимские лидеры выступают с утверждением, что караимам свойственны качества, которых нет у евреев-раббанитов: трудолюбие, честность и верность трону. В 1809 г. караимы возбудили дело против евреев города Троки, добиваясь их изгнания оттуда и утверждая, что право на проживание там было в свое время даровано польскими королями исключительно караимам. Не достигнув цели, караимы возобновили свое ходатайство в 1822 г. и в 1835 г. добились принятия русским правительством закона о выселении евреев из Трок. Одновременно караимы добиваются изменения официального названия общины: вместо «евреи-караимы» они стали называться «русские караимы ветхозаветного вероисповедания», а позднее — просто «караимы». Различие в правовом статусе сопровождалось углублением социально-экономических различий: в то время как евреи Крыма были главным образом мелкими торговцами и ремесленниками, караимы были богатыми земледельцами, державшими в своих руках табачные и фруктовые плантации, и владельцами соляных копий.

В 1837 г. в Таврической губернии (Крым) караимам были предоставлены некоторые права, которыми пользовалось Крымское мусульманское духовенство, в том числе право религиозного самоуправления. Главой караимского духовенства губернии стал хахам (в русском официальном написании — гахам), избираемый представителями караимских обществ и утверждаемый министром внутренних дел. Резиденцией гахама была Евпатория. При каждой караимской синагоге (кенасса) состояли два газзана (см. Хаззан; здесь, по существу, должность, аналогичная должности раввина) и один шаммаш; все эти должности были выборными. Гахам и газзаны евпаторийской синагоги составляли Таврическое караимское духовное правление, к ведомству которого в 1850 г. были причислены и караимы западных губерний. В 1863 г. караимы были полностью уравнены в правах с коренным населением России. Тогда же караимы западных губерний получили самостоятельное духовное управление с центром в Троках. Достижение равноправия было в значительной мере подготовлено деятельностью первого официально признанного российскими властями караимского гахама Симхи Бабовича (1790–1855). Иосеф Шломо бен Моше Луцкий написал ряд галахических трудов, важнейшим из которых является комментарий к «Сефер ха-мивхар» Ахарона бен Иосефа ха-Рофэ (см. выше), опубликованный под названием «Тират кесеф» («Серебряный дворец», 1835). Сын И. Ш. Луцкого — Аврахам бен Иосеф Шломо Луцкий — основал в Евпатории караимскую школу. Он был автором сочинений по караимскому религиозному праву, литургических поэм и других литературных произведений. Оппонентом И. Ш. Луцкого был Давид бен Мордехай Кукизов (1777–1855), автор теологического труда «Цемах Давид» («Росток Давида», 1897). Мордехай бен Иосеф Султанский (родился, по-видимому, в 1772 г. – умер в 1862 г.) был автором трудов по теологии, истории и грамматике; одним из его учеников был Шломо бен Аврахам Бейм (1817–67), написавший на русском языке несколько трактатов о караимах, научная ценность которых, однако, сомнительна.

Самым выдающимся караимским ученым 19 в. и наиболее активным борцом за уравнение караимов в правах был Аврахам бен Шмуэль Фиркович, составивший во время своих поездок по Крыму, Кавказу, Эрец-Исраэль, Сирии и Египту уникальную коллекцию старинных еврейских рукописей, перешедшую впоследствии в собственность Императорской библиотеки в Санкт-Петербурге. Тенденциозный характер писаний Фирковича, его склонность к фальсификации истории и построению необоснованных гипотез уменьшают научную ценность его исследований, которые, тем не менее, внесли важный вклад в изучение истории караимов и в научную иудаистику. Утверждая, что караимы являются потомками израильтян, поселившихся в Крыму за несколько столетий до н. э. и построивших там три города — Солхат, Онхат и Села-ха-Иехудим (см. выше), Фиркович стремился доказать, что караимы не разделяют вины евреев в распятии Христа и заслуживают иного отношения к себе христиан, чем евреи-раббаниты. К Фирковичу же восходит идея о караимском вероисповедании хазар. После смерти Фирковича караимская ученость пришла в упадок. В 1911 г. караимские студенты Московского университета основали ежемесячник на русском языке «Караимская жизнь», который, однако, не просуществовал и года. В 1913–14 гг. в Вильне выходило в свет периодическое издание на русском языке «Караимское слово»; в 1924 г. в Вильно выпускался на польском языке журнал «Караимская мысль», помещавший научные работы, а также публикации о жизни караимской общины. Тракайский хахам С.
Х. Шапшал (избран в 1920 г., утвержден польским правительством в 1932 г.) собрал уникальную коллекцию караимских древностей (в 1940 г. основан музей караимской культуры).

Сохранившиеся караимские печатные издания сравнительно немногочисленны. Наиболее раннее издано в 1528–29 гг. в типографии Даниэля Бомберга в Венеции. Первыми печатниками-караимами были братья Афда (Афида) и Шабтай Ерака, выпустившие в 1773 г. в Константинополе несколько образцов караимских литургических текстов и затем продолжавшие свою издательскую деятельность в Крыму (см. Книгопечатание). В караимской типографии в Евпатории напечатан ряд важных текстов, в том числе произведения Фирковича. Развитию печатного дела у караимов препятствовал их традиционный консерватизм и малый спрос на книги.

После русской революции 1917 г. некоторое число крымских караимов эмигрировало из России в Польшу, Францию, Германию и Турцию (Стамбул). Новообразовавшиеся караимские общины Центральной и Западной Европы поддерживали тесные связи с различными русскими эмигрантскими организациями. Число крымских и польско-литовских караимов непрерывно уменьшалось из-за их ассимиляции. В 1926 г. в Советском Союзе проживало девять тысяч караимов, за его пределами — пять тысяч; в 1932 г. соответственно — около десяти тысяч (преимущественно в Крыму) и две тысячи — в основном в Польше и Литве, а также в Турции (Стамбул), Египте (Каир), Ираке (Хит-на-Евфрате). Центром караимской культурной жизни после Первой мировой войны стал Вильнюс.

Приход Гитлера к власти в Германии и введение антиеврейского законодательства побудили германскую караимскую общину, представленную восемнадцатью бывшими офицерами армии генерала Врангеля, обратиться с просьбой о непризнании их евреями в министерство внутренних дел рейха, которое 5 января 1939 г. специально отметило, что караимы не принадлежат к еврейской религиозной общине и их «расовая психология» не является еврейской. В соответствии с этим во время Второй мировой войны караимы, как правило, не подвергались преследованиям со стороны германских оккупационных властей и даже пользовались их расположением. Лишь в некоторых местах (например, в Киеве) караимы разделили судьбу евреев (см. Бабий Яр). В ходе войны вопрос о караимах вновь подвергся обсуждению в соответствующих германских ведомствах, обратившихся к трем еврейским ученым — Зелигу Калмановичу (1881–1944), М. Балабану и И. Шиперу — с запросом о происхождении караимов. Чтобы спасти караимов, все трое высказали мнение, что крымско-литовские караимы нееврейского происхождения. Со своей стороны, европейские караимы были в основном равнодушны к Катастрофе европейского еврейства. В годы Второй мировой войны в рядах Советской армии были и караимы.

В оккупированной Франции особая политика немецких властей в отношении караимов столкнулась с возражением местных фашистов, настаивавших на регистрации караимов как евреев. Лишь в январе 1943 г. генеральный комиссариат по еврейским делам правительства Виши, уступая немецкому давлению, признал караимов неевреями. Немногочисленная караимская община Франции избежала судьбы, выпавшей на долю французских евреев.

После Второй мировой войны продолжался начавшийся ранее процесс ассимиляции караимов в Советском Союзе. Их общая численность там непрерывно сокращалась. Если в 1897 г. общая численность караимов в России составляла 12,9 тыс. человек, то по переписи населения СССР в 1959 г. — 5,7 тыс., в 1970 г. — 4,6 тыс. и в 1979 г. — 3,3 тыс. человек.

В Египте в период между Первой и Второй мировыми войнами наблюдались известные признаки оживления караимской общины. По некоторым данным, накануне переселения большинства караимов в Израиль их число в Египте достигало около десяти тысяч человек. Караимы участвовали в сионистской деятельности и еврейской печати. Мурад Фарадж (1866–1956) приобрел известность как литератор и журналист. Караимом был один из казненных в 1955 г. участников сионистского «каирского подполья» доктор М. Мазрук.

После образования Государства Израиль преследования евреев в арабских странах побудили живших там караимов переселиться в Израиль, где им была предоставлена возможность поселиться компактными группами и оказана правительственная помощь в устройстве на новом месте. Две главные волны алии караимов относятся к 1949–50 гг. и к 1955–56 гг.; большинство караимов прибыло из Египта, меньше — из Ирака и Турции. Общая численность караимов в Израиле в 1970 составляла около семи тысяч человек; наиболее крупными были общины в Рамле (главным образом в близлежащем мошаве Мацлиах, основанном караимами из Египта в 1950 г.) — около трех тысяч, Ашдоде — около тысячи, Офакиме — около шестисот человек. К середине 1980-х годов в Израиле сосредоточилось большинство караимов (около двадцати тысяч). Они проживают главным образом в Рамле (Мацлиах), а также в городах Ашдод, Офаким, Акко, Беер-Шева, Иерусалим, Бат-Ям и в мошаве Раннен. Хотя караимы не имеют статуса особой общины, у них есть свой независимый бет-дин (религиозный суд), в компетенцию которого входит заключение и расторжение браков (раббанитской Галахой и караимским законом браки между караимами и раббанитами не допускаются). Юридический статус караимского бет-дина до сих пор не определен. Попытки придать его решениям законную силу столкнулись с сопротивлением влиятельных религиозных кругов Израиля (Верховный раввинат, Министерство религий). Законопроект о караимском религиозном суде был отвергнут Кнесетом (июнь 1980 г.), несмотря на определенную рекомендацию Высшего суда справедливости придать караимскому бет-дину статус признанного законом религиозного суда. Как и все еврейское население Израиля, караимы подлежат воинской повинности.

Учение караимов. Единственным источником веры и законодательства караимов является в принципе (хотя не всегда на практике) Библия. Все религиозные предписания должны проистекать непосредственно из Библии и основываться на буквальном понимании текста, на обычном смысле слов и на контексте. Традиция используется лишь в случаях, когда библейский текст неясен, когда библейское описание неполно и когда она необходима для выполнения библейских предписаний. Однако и в этих случаях роль традиции весьма ограничена и является подчиненной. Караимы признают некоторые раввинистические постановления, но не в качестве сохраненного законоучителями Устного Закона, а в качестве разъясняющих предписаний, основа которых может быть обнаружена в тексте Библии. Каждый должен изучать Писание самостоятельно, и, если его познания и совесть побуждают его отвергнуть точку зрения авторитетов, он вправе сделать это. На начальных этапах развития учения (8–9 вв.) в караимстве превалировали индивидуалистские тенденции, вследствие чего доктрина караимов представляла собой конгломерат бесконечно разнообразных мнений. Иехуда бен Элияху Хадасси (см. выше) установил не менее 80 различных правил герменевтики, включив в них и правила, используемые в Талмуде. В результате длительного процесса систематизации караимство ко времени Элияху Башьячи (конец 15 в.) приняло окончательную форму.

В качестве норм для установления закона были определены четыре принципа: 1) буквальное понимание библейского текста, 2) единодушие в общине, 3) вывод по аналогии, 4) знание, основанное на человеческом разуме. На практике эти принципы соблюдались далеко не всегда, в особенности принцип единодушия. Отвергая Устный Закон, караимы, тем не менее, выработали подобие собственной Галахи, основанной на традиции и комментариях караимских авторитетов. Кроме принципиального расхождения в вопросе об Устном Законе, вероучение караимов по сути не отличается от иудаизма раббанитов. Философские основы учения караимов изложены в труде Ахарона бен Элияху из Никомедии «Эц хаим» (см. выше). Элияху бен Моше Башьячи и его ученик Калеб Афендополо сформулировали десять принципов вероучения караимов:

  1. Бог сотворил весь физический и духовный мир во времени и из ничего;
  2. Он — Творец, который Сам не был сотворен;
  3. Он не имеет формы, ни с чем не сравним, бестелесен и абсолютно един;
  4. Он послал нашего учителя Моисея (это предполагает веру в пророков);
  5. Он послал нам через Моисея Тору, которая содержит совершенную истину и не может быть дополнена или изменена каким-то другим законом;
  6. каждый верующий должен изучать Тору в подлиннике и постигать ее подлинный смысл (микра и перуш);
  7. Бог раскрылся и другим пророкам (хотя их пророческий дар меньше, чем дар Моисея);
  8. Бог воскресит мертвых в Судный день;
  9. Бог воздает каждому человеку по его делам (личное провидение, свобода воли, бессмертие души и справедливое воздаяние в загробном мире);
  10. Бог не презирает живущих в изгнании, но хочет очистить их с помощью страданий; они могут надеяться на Его постоянную помощь и на избавление, орудием которого будет Мессия — потомок Давида.

В отличие от раббанитов, караимы не имеют фиксированного числа мицвот, и караимская доктрина значительно уступает по степени разработанности доктрине раввинистического иудаизма. Календарь и законы о браке, предписания о ритуальной чистоте представляют собой наиболее разработанные области караимского учения. Караимский календарь, как и календарь раббанитов, является лунным; нисан считается первым месяцем года. Празднование Нового года может выпадать на любой день недели, вследствие чего караимский Иом-Киппур не всегда совпадает с раббанитским. Песах и Суккот празднуются лишь семь дней. Шаву‘от выпадает на 50-й день после пасхальной субботы и, следовательно, всегда приходится на воскресенье. Признавая Пурим, караимы не соблюдают Эсфири пост. Ханукка не считается у караимов праздником. Субботние запреты на работу у караимов более всеобъемлющи, нежели 39 ограничений, предусматриваемых в раввинистическом иудаизме: фактически, караимы допускают в субботу лишь действия, связанные с богослужением и с удовлетворением физиологических потребностей человека. Караимы отвергают некоторые из раввинистических предписаний относительно обрезания. Существуют различия также в правилах убоя ритуального, поэтому мясо животных, забитых раббанитами, не является кашерным для караимов. В пищу дозволено лишь мясо животных, перечисленных в Библии. Некоторые караимские авторитеты считают, что после разрушения Храма всякое употребление в пищу мяса запрещено. Особой строгостью отличаются караимские предписания о ритуальной чистоте, а также законы в отношении допускаемой степени родства вступающих в брак. В ранний период караимства даже отдаленнейшее родство служило препятствием к браку, однако в 11 в. ввиду угрожавшего общине вымирания ограничения подверглись некоторому смягчению. Караимские правила о ритуальной нечистоте, связанные с менструацией (см. Нидда), строже соответствующих правил, принятых у раббанитов. Караимская литургия, первоначально состоявшая исключительно из пения библейских псалмов, имеет мало общего с литургией раббанитов. Богослужение отправляется дважды в день (утром и вечером); по субботам и праздничным дням добавляется молитва Мусаф и ряд других молитв. Молитвы состоят в основном из фрагментов библейского текста; особое внимание уделяется чтению псалмов, а также караимской литургической поэзии. Молитва Шма включена в караимский ритуал, молитва Шмоне-‘эсре (см. Амида) неизвестна караимам. Во время молитвы караимы носят цицит с голубой нитью. Библейские предписания о мезузе и тфиллин трактуются у караимов как чисто символические.

На протяжении почти всей своей истории караимы считали себя евреями и боролись за признание их особой общиной в рамках иудаизма. Исключение составляли лишь крымско-литовские караимы в России и Австрии (см. выше). Отношение евреев-раббанитов к караимам было двойственным: некоторые поским в разные периоды рассматривали караимов то как еврейскую общину (вплоть до того, что допускали браки между караимами и раббанитами), то отрицали их принадлежность к еврейству и воздвигали различные преграды между ними и евреями-раббанитами. В настоящее время в иудаизме преобладает тенденция к признанию караимов частью еврейского народа.

 ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА > Караимы и средневековые секты
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 
Караимская синагога (кенасса) в Тракае (Литва).

Караимская синагога (кенасса) в Тракае (Литва).
 
Караимы в национальных одеждах, середина 19 века. Рисунок <NOBR>Г.-Ф. Х. Паули</NOBR>.

Караимы в национальных одеждах, середина 19 века. Рисунок Г.-Ф. Х. Паули.
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту караимский язык Кардозо Бенджамин Натан следующая статья по алфавиту