главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
историография. Электронная еврейская энциклопедия

историография

КЕЭ, том 3, кол. 925–944
Опубликовано: 1986

ИСТОРИОГРА́ФИЯ, фиксация, анализ и реконструкция отдельных исторических событий или процессов и их взаимосвязи.

  1. Библия
  2. Период Второго храма
  3. Еврейские хроники
  4. Систематические труды
  5. Историография российского еврейства
  6. Вклад евреев в мировую историографию

1. Библия. Преемственность исторического самосознания еврейского народа, нашедшая отражение в хрониках и исторических повествованиях, прослеживается на протяжении всей его истории. Хотя у евреев в древности не возникла историческая наука (как у греков), в коллективной памяти народа сохранились решающие события национального прошлого и ярко проявилось стремление к их фиксации в письменной форме.

Древнейшие хроники, фиксирующие события истории еврейского народа, относятся к эпохе Давида и Соломона (11–10 вв. до н. э.). Однако уже описание событий предшествующих эпох, память о которых передавалась из поколения в поколение, содержит подлинные исторические факты, запечатленные в библейском повествовании, где они с трудом отделимы от легенд и мифов. Сравнение ономастических данных и бытовых реалий, содержащихся в этом повествовании, с аналогичным материалом, характерным для окружающей ближневосточной культурной среды, подтверждает отнесение этих событий (исход из Египта, роль Моисея и т. д.) ко 2-му тысячелетию до н. э. и свидетельствует об их подлинности. Несмотря на окружающий их ореол легендарности, они относятся не к легендарному, но к историческому прошлому. Окончательная редакция повествования об этих событиях исходит из единого мировоззрения, включающего идеи сотворения мира, идеального государственного устройства и представление об историческом процессе как о драме, героями которой являются Бог и народ Израиля. Этому мировоззрению присущ универсализм — в исторической драме участвуют все народы. Уже в первых книгах Библии проявляется стремление связать историю отдельного народа — евреев — с историей всего человечества. В Пятикнижии содержится древнейший образец последовательной философии мировой истории. С 12 главы книги Бытие рамки исторического изложения сужаются и излагается — хотя и в контексте древних представлений об истории всего человечества — только история евреев, начиная с жизни праотца Авраама. Затем следует описание египетского рабства, исхода и завоевания земли Ханаанской (см. Ханаан) израильскими племенами. Оно включает большое число народных легенд и сказаний, а также достоверные сведения об исторических и географических именах и названиях. Книга Судей содержит собрание почерпнутых из различных источников рассказов о событиях этого периода, не всегда проводящее различие между событиями важными и второстепенными, относящимися ко всей стране Израиля или к какой-то ее части. Последовательная историография еврейского народа возобновляется в книгах Самуила, охватывающих период, приблизительно соответствующий 11 в. до н. э. и времени Давида. В книге Самуила дается объективная картина эпохи и портреты исторических деятелей, не имеющие себе равных во всей литературе Древнего Востока. Такова, например, подробная биография Давида. Исключительное литературное мастерство характерно для некоторых драматических описаний в этих книгах, например, для описания последних дней Саула (I Сам. 31) или восстания Авшалома и оплакивания его Давидом (II Сам. 14–19). Значительная часть повествовательного материала этих книг, по-видимому, почерпнута из записей официального придворного хрониста, или историографа (мазкир; ср. II Сам. 8:16; I Ц. 4:3). Первой упоминаемой в Библии записью исторических событий является «книга дел Соломоновых» (I Ц. 11:41), лишь часть которой сохранилась в составе книг Царей и Хроник. История Израильского и Иудейского царств была первоначально изложена в «книгах хроник царей Иудеи и Израиля» и, по-видимому, еще в одном памятнике еврейской историографии — «книге царей Израильских и Иудейских» (II Хр. 27:7). Сохранившиеся книги Царей, в которых использованы эти источники, неоднородны по содержанию, в них повествуется о царствовании Соломона (I Ц. 1–11), разделении царства после его смерти (I Ц. 12–14), излагается история дома Ахава и его трагического падения (I Ц. 16 — II Ц. 9). В книге хроник пересказывается значительная часть содержания книги Самуила и книги Царей, но при этом особо подчеркивается значение Храма. Библия содержит также ряд разделов, отражающих частные и локальные эпизоды еврейской истории, как, например, книги Даниэль, Руфь и Эсфирь.

2. Период Второго храма. Книги Эзры и Нехемии вводят в еврейскую историографию важное новшество: поиск и использование официальных документов и корреспонденции (Эз. 4; 6), а также сплошное повествование от первого лица. Три последующих века еврейской истории почти совсем не отражены в письменных памятниках. Исключение составляет богатая коллекция документов Элефантины. Восстанию Хасмонеев посвящены не включенные в еврейский канон Библии Маккавеев книги: 1-я книга Маккавеев на иврите и 2-я книга Маккавеев на греческом. 1-я книга Маккавеев, автор которой жил, по-видимому, в царствование Гиркана I Иоханана, является чрезвычайно важным историческим памятником. Автор 2-й книги Маккавеев, Ясон из Кирены, эллинизированный еврей, живший, видимо, во 2 в. до н. э., является первым еврейским историком, имя которого дошло до наших дней. Его книга — краткий пересказ пятитомного исторического труда — посвящена, в первую очередь, подвигам Иехуды Маккавея. Она отличается наивностью концепции и частыми упоминаниями «чудес». Другие апокрифы и псевдоэпиграфы (3-я и 4-я книги Маккавеев, книга Юдифь, Товита книга) представляли собой скорее художественные, нежели исторические произведения.

К концу эпохи Второго храма еврейская историография достигла значительного развития. Филон Александрийский написал исторический труд, стремясь доказать, что еврейский народ находится под защитой Божественного провидения. Его современник Николай Дамасский, хотя и не был евреем, оказал значительное влияние на еврейскую историографию: большие фрагменты пространного описания царствования Ирода I из его многотомной всемирной истории вошли в сочинения Иосифа Флавия, который использовал также не дошедший до нас труд своего политического противника Юста Тивериадского, защищаясь от его нападок.

Иосиф Флавий является одним из выдающихся историков древности. Он использовал и цитировал многие ценные источники и документы. Для его трудов характерно парадоксальное сочетание проримской позиции в изображении событий Иудейской войны с апологией еврейства. По окончании Иудейской войны Иосиф Флавий начал писать книгу, задуманную как самооправдание, но труд перерос первоначальный замысел. Его «Иудейские древности» представляют собой историю еврейского народа от начала его существования до периода, непосредственно предшествовавшего восстанию против римлян. В первой части этого труда, основанного на библейском повествовании, дополненном легендами и аллегорическим морализированием, предпринимается попытка переосмыслить традиционные источники в свете представлений позднейшей историографии. «Иудейская война», первоначально написанная на арамейском языке, не только содержит изложение событий самой войны, но и дает подробное описание политических и иных обстоятельств, способствовавших ее возникновению. Она написана с позиции кохена, по взглядам близкого фарисеям. Композиция труда Иосифа Флавия отражает влияние греческих историков. Подобно им, Иосиф Флавий вкладывает в уста исторических персонажей речи, которых те в действительности не произносили, но которые, тем не менее, служат их яркой характеристикой. Он был первым евреем, обратившимся к нееврейскому читателю с повествованием об истории еврейства не только как религии, но и как национально-политического организма.

В Талмуде и Мидраше отсутствует связное повествование об исторических событиях (даже название «Иудея» не упоминается). Там сохранились лишь намеки на события, связанные с разрушением Храма, римским владычеством и т. д. Своего рода исторический календарь представляет собой Мегиллат Та‘анит.

3. Еврейские хроники. Средние века и эпоха Возрождения. В течение нескольких столетий после подавления Бар-Кохбы восстания еврейская историография пребывала в состоянии застоя. Единственным исключением является книга «Седер олам рабба» (около 150 г. н. э.) — попытка установить хронологические рамки библейской истории (см. Седер олам). Возобновление деятельности еврейских хронистов в Италии в 8 в. привело к попытке передать на иврите произведения Иосифа Флавия в хронике (приписывается Иосефу бен Гориону; см. Иосиппон), написанной в 10 в. Важнейшим памятником еврейской историографии в Италии в эпоху раннего средневековья является так называемый «Мегиллат Ахима‘ац» («Свиток Ахима‘аца»; см. Ахима‘ац бен Палтиэль) — семейная хроника, написанная около 1054 г. и содержащая живую картину еврейской жизни в южной Италии того времени наряду с важными сведениями о положении евреев в Сицилии, Византии, Северной Африке и Эрец-Исраэль. Ценная информация по истории еврейства Месопотамии в период между завершением Талмуда и 11 в. содержится в письме, которое написал Шрира бен Ханина, гаон Пумбедиты, талмудистам Кайруана (987). Средневековые хроники, как христианские, так и мусульманские, составлялись главным образом при дворах монархов и в монастырях. Они представляли действия монархов правящей династии звеном в неразрывной цепи деяний правителей прежних веков, а иногда и указывали на их связь с историческими событиями, описанными в Библии. Хроники всегда были тенденциозны; они старались оправдать династические или церковные притязания. Отсутствие у еврейского народа центральной власти помешало развитию у него хроник этого рода, если не считать попыток подчеркнуть преемственность раввинского авторитета (как в послании Шриры бен Ханины) и сохранить семейную традицию (как в хронике Ахима‘аца). По-видимому, теми же апологетическими и дидактическими задачами было обусловлено развитие еврейский хроник в средние века и в начале нового времени. Первым средневековым еврейским историком в широком смысле слова можно считать Аврахама Ибн Дауда из Толедо (12 в.), сочинение которого «Сефер ха-каббала» («Книга преемственности») написано в стиле арабской историографии и пользуется примерами из мира ислама. Главная цель этого сочинения — доказательство непрерывности раввинистической традиции (в опровержение утверждений караимов), однако собранный в нем материал является превосходным источником сведений по истории евреев в мусульманской Испании.

Книга Ибн Дауда послужила образцом для других хроник испанского еврейства, таких, как «Сефер ха-юхасин» («Книга генеалогий») испанского изгнанника Аврахама Закуто (15 в.) и «Шалшелет ха-каббала» («Цепь предания», опубликованная в Венеции, 1586) Гдалии бен Иосефа Ибн-Яхьи (см. Ибн-Яхья, семья), потомка изгнанников из Португалии. Хроника подлинных событий смешана в последнем сочинении с легендами и сомнительными преданиями.

Изгнание из Испании и влияние Ренессанса дали новый толчок развитию еврейской историографии, пытавшейся осмыслить крушение самого большого центра еврейской диаспоры. Обширный труд маррана Шмуэля Уске «Утешение в бедствиях Израиля» (1553) представляет собой обзор истории страданий еврейского народа и объяснение их; труд Уске, написанный на португальском языке, представляет значительную литературную ценность. «Шевет Иехуда» («Бич Иехуды») Шломо Ибн Верги (издание 1553 г.) — собрание рассказов и преданий о преследованиях евреев в средние века. Для объяснения судьбы евреев среди чужих народов Ибн Верга часто прибегает к моралистическим рассуждениям и поучительным рассказам, иногда искажая историческую действительность.

Обращение к истории Второго храма, использование нееврейских источников и критический подход к теологическим проблемам характеризуют книгу Азарии деи Росси «Меор эйнаим» («Свет очей», 1573). Хроникальный подход, приспособленный к условиям времени, характеризуют писания Иосефа ха-Кохена (Италия), который не только использовал нееврейские источники, но и посвятил специальное сочинение истории монархов Франции и Турции. Главный его труд по истории еврейского народа «Эмек ха-баха» («Долина плача», 1558) посвящен преследованиям евреев в начале нового времени и в эпоху контрреформации.

В среде евреев-ашкеназов хроники не возникли. Запись исторических событий связана почти исключительно с мартирологами, описанием преследований или перечислением имен погибших за веру (см. Киддуш ха-Шем). Сохранилось несколько рассказов очевидцев о преследованиях и резне евреев во время 1-го крестового похода (1096), так же как и об их самопожертвовании. О преследованиях времен 2-го крестового похода (1147–49) и кровавых наветах повествует Эфраим бен Я‘аков из Бонна (родился в 1132 г. — умер не ранее 1196 г.) в «Сефер ха-зхира» («Книга поминовения»). Имена погибших содержатся в поминальных книгах (меморбихер) еврейских общин Германии.

Труд Давида Ганса, ученика рабби Иехуды Ливы бен Бецалеля , «Цемах Давид» (Прага, 1592), написанный под влиянием центрально-европейской хронографии, представляет собой хронологическое описание событий всеобщей (1-я часть) и еврейской (2-я часть) истории с отдельными повествовательными вставками, более подробно освещающими те или иные события. Особенностью хроник Элияху Капсали (около 1483–1555 гг.) является обширный охват событий, а также использование личного опыта автора и его воспоминаний о встречах с изгнанниками из Испании.

Массовое истребление евреев казаками Б. Хмельницкого на Украине и в Польше (1648–49) породило целый ряд хроник, наиболее выдающейся из которых была книга Натана Наты Ханновера «Иевен мецула» («Пучина бездонная», Венеция, 1653). Чтобы побудить евреев к покаянию и укрепить в них дух мученичества за веру, автор ярко изображает в ней трагические события того времени.

4. Систематические труды. В конце 17 в. — начале 18 в., когда под влиянием ранних критиков Библии и деистов пошатнулась вера в историческую достоверность библейского повествования, появилось несколько написанных христианами трудов, в которых еврейская история рассматривалась в контексте всеобщей. Исключительное место среди христианских историков занимает гугенот Ж. Банаж, который принадлежал к школе, искавшей в истории буквального осуществления библейских пророчеств. В труде «История и религия евреев» (7 томов, 1706–11) Банаж с большим сочувствием описывает судьбу еврейского народа и его упорство в отстаивании своей веры. В отличие от других христианских авторов, он признает ценность и дальнейшее развитие иудаизма и после возникновения христианства. Однако и те историки-христиане, которые сочувственно относились к еврейскому народу и иудаизму, считали, что евреи должны в конце концов прийти к «прозрению истины» — принятию христианства.

Маскилим из Праги впервые применили методы европейской исторической науки к изучению прошлого еврейского народа. Первой попыткой связно изложить историю еврейского народа на современном европейском (немецком) языке были «Лекции по новой истории евреев» (Вена, 1819) Ш. Левизона (1789–1821).

Ярким выразителем просветительских тенденций в области еврейской историографии был И. М. Йост. Усматривая в еврействе главным образом религию, Йост уделяет основное внимание духовным процессам и религиозным течениям в еврействе, опираясь исключительно на литературные источники, а не на документальные и архивные данные. Написанный в период, предшествующий интенсивному развитию научной иудаистики в Германии (см. Виссеншафт дес юдентумс), большой труд Йоста «История евреев от времен Маккавеев до наших дней» (тт. 1–9, 1820–28) отличается холодным рационализмом, характерным для историографических представлений эпохи Просвещения, и критическим отношением к еврейской традиции. Более поздний труд Йоста «История иудаизма и его сект» (1857–59) обладает большей научной ценностью благодаря богатому фактическому материалу.

Крупнейшим еврейским историком 19 в. был Г. Грец, автор монументального труда «История евреев с древнейших веков до настоящего времени» (тт. 1–11, 1853–75; т. 12, 1888). Для сочинений Греца характерны глубокое знание еврейских источников, тонкий критико-филологический анализ и замечательное историческое чутье. Грец рассматривает еврейский народ как живой организм, продолжающий непрерывное национальное существование со времен патриархов. Мировоззрению Греца присущ рационализм, сближающий его со взглядами М. Мендельсона и в известной мере продолжающий рационалистическую тенденцию средневековой еврейской философии. Этим рационализмом обусловлено отрицательное отношение Греца к мистическим течениям в еврействе (каббала, хасидизм).

Развитие современной библеистики привело к уменьшению научного значения первых томов «Истории» Греца, посвященных библейскому периоду, однако том, посвященный эпохе Талмуда, не теряет своей ценности и по сей день. «История» Греца содержит ряд блестящих характеристик духовных руководителей средневекового еврейства: Раши, Маймонида, Нахманида и других. Однако он почти не уделяет внимания экономической и социальной жизни и слишком односторонне освещает историю евреев Восточной Европы.

В конце 19 в. объектом исследований становится и еврейство Восточной Европы. В историографии находят выражение идейные течения эпохи: религиозная ортодоксия, либерально-социологическое направление, социализм, национализм и т. п. Труд Греца был переведен с немецкого языка на иврит Ш. П. Рабиновичем (с исправлениями и дополнениями; 1890–99). Этот перевод оказал большое влияние на восточноевропейское еврейство и способствовал выдвижению из его среды выдающихся историков позднейшего времени. Труд И. А. Халеви об эпохе формирования Устного Закона вызвал широкую дискуссию, поскольку в нем ортодоксальные взгляды сочетались с научным подходом к исследованию текстов. Посвященный этой же теме труд И. Х. Вайса характеризуется более критическим подходом к материалу. Вайс был одним из первых, кто подверг анализу традиционные образы исторических создателей Устного Закона и их продолжателей. В обеих книгах отразился конфликт ортодоксальных и либерально-реформаторских тенденций. «История Израиля» З. В. Явица (на иврите, 14 томов, 1895–1940) выдержана в духе национально-религиозной традиции, хотя не лишена некоторых элементов критического подхода.

«Всемирная история еврейского народа» С. Дубнова (написанная на русском языке) открывает новую эру в еврейской историографии. В отличие от чисто «духовной», характерной для Греца, интерпретации истории, подход Дубнова — социологический. Главное новшество, внесенное Дубновым в еврейскую историографию, заключается в рассмотрении еврейской истории с точки зрения перехода гегемонии в ней от одного еврейского «центра» к другому. Дубнов полемизировал с принятым в «классической» еврейской историографии чисто хронологическим разделением истории еврейского народа на периоды, основанные на литературных критериях. Главными центрами еврейства, с его точки зрения, были Эрец-Исраэль в эпоху Первого и Второго храма и в период Мишны (до конца 2 в.), Вавилония в эпоху эксилархов, талмудических академий и гаонов (до 10 в.), Испания в период так называемого золотого века (до конца 15 в.), Германия; в 16 в. гегемония переходит к еврейству Польши, а затем России. В анализе Дубнова понятий «государство» и «нация» отражается влияние субъективистской теории Э. Ренана. С именем Дубнова связано политическое течение автономизма, базировавшееся на идее национального самоопределения в диаспоре.

К социологической школе относится и С. Барон, автор многотомного труда «Социальная и религиозная история евреев» (на английском языке), в котором особое внимание уделяется глубокой взаимосвязи жизни и культуры еврейского народа и окружающей среды. Барон доказывает общность основных процессов еврейской истории в различных странах диаспоры. В его произведениях особенно подчеркивается значение общины в жизни еврейского народа.

Дубнов был пионером историографии еврейства Польши и России. Автором основополагающих работ в этой области является М. Балабан, исследования которого основываются на использовании архивных источников. Другим историографом польского еврейства, уделявшим главное внимание праву и экономике, был И. Шиперу. Его исследования, посвященные еврейской экономике в Западной Европе, являются как бы продолжением трудов исследователя социально-экономической истории евреев Г. М. Каро (1867–1912). Шипер полемизировал с односторонними взглядами на роль евреев в развитии капиталистического хозяйства в Европе, развивавшимися такими немецкими учеными-неевреями, как В. Зомбарт и др. М. Шор исследовал развитие общинного устройства в Польше, пользуясь социолого-юридическим методом. Видным историком польского еврейства был Б. Марк (1908–66), один из главных трудов которого — «История евреев в Польше (до конца 15 в.)» (идиш; Варшава, 1957).

Представителем национально-романтической школы в Израиле является Б. Динур, который видит в Эрец-Исраэль центр движущих сил еврейской истории во все ее периоды, даже тогда, когда евреи составляли незначительное меньшинство населения страны. Для Динура характерно отрицание галута — в этом отношении он солидаризуется с основными идеями И. Кауфмана, Я. Кляцкина и И. Бера. Единство народа и в рассеянии является основой его историографических построений. Фактором, обусловливающим это единство и непрерывность исторического процесса, является пребывание евреев в Эрец-Исраэль. «Национальная статика» выразилась в ценностях культуры и образе жизни, а «национальная динамика» — в потоках алии и мессианских движениях . Если Грец видел начало новой эпохи в истории еврейства в деятельности М. Мендельсона (с 1750 г.), а Дубнов — во французской революции (1789), для Динура новая эпоха начинается с переселения в Эрец-Исраэль Иехуды Хасида ха-Леви (1700). Динур обильно цитирует первоисточники, сводя собственные комментарии к необходимому минимуму.

Одним из крупнейших представителей историографии в Государстве Израиль является И. Бер. Главная область его исследований — история еврейства Испании в христианскую эпоху, а также духовно-религиозная жизнь в эпоху Второго храма. Для его работ характерны глубокое знание источников и архивных материалов, стремление вскрыть внутренние силы, сформировавшие облик еврейского народа, а также универсальная широта и объективность суждений. Основным положением его историографии является тезис о том, что источник духовного творчества и общинной организации еврейского народа следует искать не в галуте, но в Эрец-Исраэль эпохи Второго храма.

История эпохи Второго храма послужила основой теоретических построений И. Клаузнера, который считал, что именно в эту эпоху сформировалась национальная идея, господствовавшая в жизни еврейского народа на протяжении многих веков. Идеалистическое мировоззрение Клаузнера родственно взглядам английского мыслителя Р. Карлейля на роль выдающихся личностей («героев») в истории. В произведении «История Второго храма» (5 томов), «Иисус из Назарета» и «От Иисуса до Павла» Клаузнер полемизирует со взглядами некоторых христианских историков, исказивших, по его мнению, облик эпохи Второго храма во имя апологетики христианства. Клаузнер полагает, что еврейская мессианская идея никогда не приобретала чисто духовного религиозно-этического характера, но всегда сохраняла политическую основу и связь с Эрец-Исраэль. Аналогичный подход к истории Второго храма обнаруживает Ш. Цейтлин (1892–1976). В книге «История Второго храма» (на английском языке) он подвергает тщательному рассмотрению талмудическое законодательство и хронологию. Г. Аллон в труде «История евреев в Эрец-Исраэль в эпоху Мишны и Талмуда» (тт. 1–2, 1953–56) подверг критическому анализу традиционные тексты Галахи и Аггады в сравнении с греческими и римскими источниками. Истории евреев в Римской империи посвящено ценное исследование Ж. Жюстера (около 1886–1916 гг.).

В. Чериковер заложил основу систематического исследования папирусов эллинистического периода, относящихся к евреям. Полное собрание этих папирусов, снабженное комментариями (тт. 1–3, 1957–64), издано им при участии А. Фукса и М. Штерна. Основополагающий характер носят его труды, посвященные отношениям между еврейскими и эллинистическими культурами. Восстанию Маккавеев посвящен труд Э. Бикермана (1897–1981) «Бог Маккавеев» (на немецком языке, 1937).

Новые горизонты в историографии еврейского мистицизма открыл Г. Шолем; в ряде трудов он исследовал источники еврейской мистики с древних времен до хасидизма: Мидраш, «Сефер-иецира», истоки каббалы в Провансе и Испании, книгу Зохар и более позднюю лурианскую каббалу (см. Лурия Ицхак бен Шломо). Особое место в наследии Шолема занимает исследование саббатианства — монументальная биография Саббатая Цви. Особенностью исследований Шолема является рассмотрение еврейской мистики на фоне истории различных религий и в связи с феноменологией мистических течений в других областях культуры.

Другая школа еврейской историографии уделяла особое внимание экономической стороне истории еврейского народа. Пионером этой школы был Л. Херцфельд (1810–84). Ее развитию способствовало распространение «исторического материализма» К. Маркса. Хотя в настоящее время большинство еврейских историков по-прежнему придерживается немарксистских взглядов, значительно большее внимание уделяется влиянию экономических факторов. Марксистским методом исторического материализма пользуется Р. Малер, который в труде «История еврейского народа в новое время» (тт. 1–7,1956–80) предпринимает переоценку ценностей еврейской историографии с точки зрения социальной динамики, отражающей общественные противоречия и борьбу классов в рамках еврейского народа на протяжении веков.

Истории евреев в мире ислама, в частности евреев Йемена, посвящены серьезные исследования Ш. Д. Гойтейна. В последние годы жизни он занимался изучением еврейских общин в арабском мире в 10–13 вв., широко используя документы Каирской генизы.

Ряд произведений еврейской историографии посвящен истории сионистского движения. Книга Н. Соколова «История сионизма, 1600–1918» (на английском, тт. 1–2, 1919) рассматривает идею возвращения в Сион в ее различных проявлениях в еврейской и христианской среде. Книга А. Бёма «Сионистское движение» представляет собой исчерпывающее исследование истории сионизма до 1925 г. Значительным вкладом в историографию сионизма является научная деятельность Б. Динура и его учеников. В последние годы широко развернулось исследование истории сионизма и ишува в Эрец-Исраэль в рамках таких научных учреждений, как Институт исследования сионизма имени Х. Вейцмана при Тель-Авивском университете, Институт имени И. Бен-Цви (Яд Бен-Цви), где особое внимание уделяется изучению еврейских общин Ближнего Востока, и Научно-исследовательский центр имени З. Шазара в Иерусалиме. За пределами Израиля этим темам посвящает исследования Б. Гальперн (1912–90) в Брандайза университете.

Многие исследования посвящены трагическим событиям Катастрофы. Два исследования на английском языке рассматривают Катастрофу в целом: «Окончательное решение» (1953) Дж. Рейтлингера — серьезный труд, основанный на материалах германских архивов, — и «Уничтожение европейского еврейства» (1961) Р. Хилберга (1926–2007). Видным специалистом по истории Катастрофы был Ф. Фридман. С момента основания мемориального института Яд ва-Шем в его рамках проводится интенсивная исследовательская работа, плодами которой явилась серия публикаций «Мехкерей Яд ва-Шем» («Исследования института Яд ва-Шем») и другие издания. В публикациях института Яд ва-Шем содержатся многочисленные документы, личные воспоминания, освещается история еврейского подполья в оккупированной Европе, история мученичества и героизма евреев в гетто. Теме Катастрофы посвящены книги Л. Давидович «Война против евреев, 1933–45 гг.» (1975) и И. Трунка «Юденрат» (1972).

Участие в Катастрофе рядовых немцев рассматривается в работах американских авторов Дэниэла Гольдхагена «Добровольные помощники Гитлера» (1996) и Кристофера Браунинга «Обыкновенные люди» (1992); участие представителей местного населения в уничтожении евреев — в работах немецкого историка Бернарда Кьяри «Повседневность за линией фронта. Оккупация, коллаборационизм и сопротивление в Белоруссии» (1998) и английского историка Мартина Дина «Пособники Холокоста. Преступления местной полиции Белоруссии и Украины, 1941–1944».

По мере демократических перемен в Советском Союзе и после его распада, в Москве, Киеве, Минске действуют новые исследовательские центры, изучающие Катастрофу. Благодаря открытию архивов в государствах пост-советского пространства в ряде исследований дается подробная картина Катастрофы на территории Советского Союза: российский исследователь И. Альтман «Жертвы ненависти. Холокост в СССР в 1941–45» (2002) и изральский историк И. Арада (родился в 1926): «Катастрофа евреев на оккупированных территориях Советского Союза».

В течение последнего столетия было опубликовано большое количество трудов, посвященных отдельным периодам, социальным или географическим аспектам еврейской истории, в частности, истории еврейства отдельных стран и общин. Общества по изучению истории локальных еврейских общин были созданы в США (1892), Англии (1893), Чехословакии (1927). Общества по иудаистике в разных странах (например, французское Общество еврейских исследований — Сосьете дез этюд жюив) уделяли большое внимание историографии еврейства этих стран. Наиболее выдающимися из опубликованных в 20 в. произведений на эту тему являются «История евреев в христианской Испании» И. Бера (1945) и ценное исследование еврейства Флоренции в эпоху Ренессанса, осуществленное Умберто Кассуто. Для современной историографии в Эрец-Исраэль характерно преимущественное внимание к истории евреев в стране, к ее центральной роли в еврейской истории, к развитию национальной идеи в еврействе. Едва ли не впервые серьезное внимание уделяется истории еврейства стран Востока (Институт имени И. Бен-Цви). В израильских университетах работали такие видные историки, как Р. Малер, И. Гальперн, который издал сохранившиеся фрагменты записей Ва‘ада четырех земель и внес ценный вклад в историю восточноевропейского еврейства, А. Х. Шалит (1898–1979), биограф Ирода I, Х. Х. Бен-Сасон, специалист по истории европейского еврейства в эпоху позднего средневековья, Я. Кац, применивший социологический метод к исследованию отношений между евреями и нееврейским миром в средние века и в начале нового времени, и Х. Бейнарт — специалист по истории инквизиции и еврейских общин средневековья.

Историография в Израиле развивается под сильным влиянием успехов археологических исследований; восстанавливается картина многовекового прошлого Эрец-Исраэль и роли еврейского народа в его истории. Ценным вкладом в еврейскую историографию явилась изданная в 1969–70 гг. группой историков Иерусалимского университета 3-томная «История еврейского народа» под общей редакцией Х. Х. Бен-Сасона и с участием А. Маламата (родился в 1922 г.), Х. Тадмора, М. Штерна, Ш. Сафрая (1919–2003) и Ш. Эттингера. На ее основе особым изданием на русском языке вышел в 1972 г. «Очерк истории еврейского народа» под редакцией профессора Ш. Эттингера (3-е исправленное издание — тт. 1–2, 1979). Капитальным трудом еврейской историографии является начатое в 1964 г. издательством «Масада» издание монументальной многотомной «Всемирной истории еврейского народа» (на иврите и английском языке). Отдельные тома, посвященные древнейшей эпохе, эпохе патриархов и Судей, эпохе Царей и эллинистической эпохе, а также раннему средневековью, были написаны коллективами авторов, видных специалистов в различных областях еврейской истории, и публиковались под редакцией Б.-Ц. Нетанияху, Б. Мазара, А. Маламата, С. Рота и др. К 1979 г. вышло в свет восемь томов этого издания.

В Израиле опубликован ряд работ, посвященных истории нееврейских религий (христианства, ислама) в Эрец-Исраэль, а также истории антисемитизма.

5. Историография российского еврейства. Зачинателями историографии еврейства Российской империи и Польши были неевреи. Книга экономиста и политического деятеля Т. Чацкого «Рассуждение о евреях и караимах» (1806) является первым объективным исследованием истории и этнографии польских евреев, основанным на документальных данных. В книге юриста и публициста И. Г. Оршанского «Евреи в России» (1872) и «Русское законодательство о евреях» (1877) исследование еврейской истории поставлено на службу борьбы за равноправие евреев. Оршанский был первым историком русского еврейства, предпринявшим попытку изучить экономическое положение евреев на основании статистических данных. Он отбросил созданный представителями Хаскалы и русскоязычной еврейской интеллигенцией отрицательный стереотип хасидизма. Предшественниками Оршанского в изучении правового положения евреев были историк-нееврей Ф. И. Леонтович, автор «Исторического обзора постановлений о евреях в России» (1862) и магистерской диссертации «Историческое исследование о литовско-русских евреях» (1864), а также В. Леванда (см. Л. Леванда), опубликовавший «Хронологический сборник законов о евреях в России от 1649 г. по 1873 г.» (1874).

Первым профессиональным историком, серьезно занявшимся историографией российского еврейства, был С. Бершадский, ученик Ф. И. Леонтовича (см. выше), нееврей, подвергшийся в юности влиянию антисемитизма на своей родине — Украине. Труды Бершадского отличаются научной объективностью, хотя и не свободны от предвзятых мнений (резко отрицательное отношение к Талмуду и т. п.). В течение нескольких десятилетий Бершадский занимался исследованием еврейской истории, особенно истории евреев в Белоруссии и Литве. Фундамент научной историографии литовско-белорусского еврейства был заложен магистерской диссертацией Бершадского «Литовские евреи. История их юридического и общественного положения в Литве от Витовта до Люблинской унии» (1883), а также рядом его позднейших работ, посвященных истории еврейства на территории тогдашней Российской империи, которые печатались в журнале «Восход». Велики заслуги Бершадского в деле создания архивной базы историографии русского еврейства. Он был первым историографом русского еврейства, который стал основывать свои исследования на систематическом сборе документальных данных. В двух томах «Русско-еврейского архива» (1882) он опубликовал ценное собрание документов, относящихся к истории литовских евреев в период 1388–1569 гг. 3-й том, содержащий также материалы по истории евреев в Польше в период 1364–1569 гг., был издан в 1903 г. Историко-этнографической комиссией при Обществе для распространения просвещения между евреями в России (см. ниже), которой Бершадский передал весь свой архив.

Изданная в период реакции ограниченным тиражом и предназначенная для административных целей книга Н. Голицына «История русского законодательства о евреях» (1885) носит тенденциозно антисемитский характер. Значительный вклад в историографию русского еврейства внес А. Я. Гаркави; особый интерес представляют его работы по истории хазар (см. Хазария). Х. И. Гурлянд опубликовал за пределами России (1887–92) ценные документы по истории евреев в Польше и на Украине, в частности свидетельства современников о бедствиях времен Б. Хмельницкого и Уманской резне 1768 г. (см. Умань; Гайдамаки).

Поворотным пунктом в развитии историографии русского еврейства явилось создание — по инициативе С. М. Дубнова — Историко-этнографической комиссии при Обществе для распространения просвещения между евреями в России (1892), преобразованной в 1908 г. в Еврейское историко-этнографическое общество. Историко-этнографическая комиссия проделала огромную работу по сбору и публикации документальных данных по истории русского еврейства. Плодом этой деятельности явилось издание «Регесты и надписи. Свод материалов для истории евреев в России» (т. 1 — 1897; т. 2 — 1910; т. 3 — 1913).

С. М. Дубнов был центральной фигурой нового этапа в развитии еврейской историографии в России. Его неутомимая деятельность немало способствовала превращению историографии русского еврейства в один из важнейших элементов широкого общественного движения за национальное возрождение. Он возглавлял Еврейское историко-этнографическое общество и до эмиграции из России был редактором издававшегося обществом трехмесячника «Еврейская старина» — первого специального журнала по еврейской истории в России, во многом сходного с аналогичными изданиями в Западной Европе, однако, в отличие от них, проникнутого светским и прогрессивным национальным духом. Все исторические работы, опубликованные в журнале «Еврейская старина», отличаются научной объективностью и лишены апологетических тенденций. Их авторы стремились к воспроизведению прошлого еврейского народа главным образом в историко-культурном и социально-экономическом аспектах. В виде приложения к журналу «Еврейская старина» публиковался «Областной пинкас Ва‘ада главных еврейских общин Литвы от 1623 г. до 1761 г.» (т. 1 — 1909, т. 2 — 1912) на языке оригинала с параллельным переводом на русский язык И. И. Тувима под редакцией и с примечаниями С. М. Дубнова (в 1925 г. издан отдельной книгой в Берлине).

Работа С. М. Дубнова над «Всемирной историей еврейского народа» (тт. 1–10) заставила его отказаться от намерения написать подробную историю русского еврейства. Его опубликованная в США на английском языке «История евреев в России и Польше с древнейших времен до наших дней» (1916–20) представляет собой слегка расширенный перевод выдержек из «Всемирной истории».

В годы, предшествующие Первой мировой войне и революции, младшие современники С. М. Дубнова опубликовали ряд ценных исторических исследований: П. Марек, «Очерки по истории просвещения евреев в России» (1910); И. Цинберг, «История еврейской печати в России» (1915); И. Чериковер, «История Общества для распространения просвещения между евреями в России (1863 — 1913)» — 1-й том опубликован в 1913 г. Истории еврейского рабочего движения посвящены статьи Б. Фрумкина в «Еврейской старине» (1911 и 1913 гг.). Главным образом политически-правовой истории евреев в России посвящены книги Ю. Гессена «Евреи в России» (1906) и «История евреев в России» (1914). Последний труд был переработан автором в двухтомную «Историю еврейского народа в России» (т. 1, 1916, 2-е переработанное издание, 1925; т. 2, 1927). Гессен был также редактором статей, посвященных истории евреев, в «Еврейской энциклопедии» на русском языке (тт. 1–16, 1908–13). Он продолжал научную работу и после революции 1917 г.

Крупным событием еврейской историографии в России была публикация 11-го тома обширного по замыслу издания «История еврейского народа» (1914), в котором участвовали крупнейшие историки — евреи и неевреи. Предполагалось выпустить 15 томов этого издания, из которых пять (с 11-го по 15-й) должны были быть посвящены истории еврейства Польши и России. В связи с началом Первой мировой войны издание было прекращено. Лишь в 1921 г. была опубликована книга 1-я 12-го тома, в издании которой приняли участие А. И. Браудо (1864–1924), М. Вишницер, Ш. Гинзбург, П. Марек и И. Цинберг.

Обширные материалы по культурной и социальной истории евреев в 18–19 вв. содержатся в 4-х сборниках «Пережитое» (1908, 1910, 1911 и 1913), вышедших под редакцией Ш. Гинзбурга при ближайшем участии С. Ан-ского, Ю. Гессена, П. Марека, И. Цинберга и др. В то же время в России и за ее пределами был издан по инициативе Бунда ряд материалов, посвященных еврейскому рабочему движению, а также общему положению евреев в России. Исторические работы печатались также в Петербургском журнале «Будущность» (1899–1904), выходившем под редакцией С. О. Грузенберга (1854–1909), и в ежегодных литературно-научных приложениях к нему (1900, 1901, 1903). До революции начали научную деятельность М. Вишницер и Я. Лещинский, чьи главные работы опубликованы в эмиграции.

Видным историком этого периода, писавшим на иврите, был Ш. П. Рабинович. Б. Кац опубликовал на иврите труд «Ле-корот ха-иехудим бе-Русия, Полин ве-Лита ба-меот ха-шеш-‘эсре ве-ха-шва-‘эсре» («К истории еврейства в России, Польше и Литве в 16–17 вв.», 1898). Исторические работы публиковались в таких изданиях на иврите, как сборники «Ха-Меассеф» и «Сефер ха-шана» (Варшава, 1900–1903) и журнал «Ха-Шиллоах».

В первые годы после революции 1917 г. еврейские историки в России, несмотря на тяжелые политические и бытовые условия, продолжали плодотворно работать. Впервые им был открыт доступ к государственным архивам. В 10-й книге «Еврейской старины» (1918) появилась монография «Из черной книги российского еврейства: материалы войны 1914–18 гг.», посвященная выселениям евреев из прифронтовых областей и судьбе евреев-заложников (см. Россия). Еврейские историки собирали документы о погромах времен гражданской войны (опубликованные впоследствии за пределами России). Новые архивные материалы публиковались в журнале «Хе-‘авар» (1917–18) под редакцией Ш. Гинзбурга, который редактировал также научно-литературный сборник «Еврейская мысль» (1922–26) и выпустил собрание своих исторических и публицистических работ «Минувшее. Исторические очерки, статьи и характеристики» (1923). В 1919 г. вышла книга И. Берлина (1880–?) «Исторические судьбы еврейского народа на территории русского государства», которая в измененном виде стала вводным разделом 1-й книги 12-го тома «Истории еврейского народа» (см. выше). В рамках АН Украины с 1919 г. действовала Еврейская историко-археографическая комиссия, одним из инициаторов которой был Б. Динабург (Динур), а главным деятелем — И. В. Талант (1868 г. — после 1929 г.). «Комиссия Таланта» опубликовала двухтомный сборник трудов (1928–29), посвященный истории украинского еврейства (на украинском языке).

В 4-х сборниках «Еврейская летопись» (1923–26) под редакцией Л. М. Клячко (1873–1934) печатались работы историков как старшего (Ю. Гессен, И. Цинберг), так и более молодого поколения (И. А. Клейнман, С. Лозинский, Л. М. Айзенберг и др.). Статьи сборника были посвящены разнообразным темам — от истории кровавого навета в России до истории еврейского революционного движения 1880 — начала 1890-х гг.

В журнале «Еврейский вестник» (1922) антрополог Л. Я. Штернберг призывал к созданию в период кризиса русского еврейства синтетической национальной философии истории. Несмотря на растущие политические трудности, Ш. Гинзбург и И. Цинберг продолжали руководить деятельностью Еврейского историко-этнографического общества вплоть до 1929 г. Закрытие Общества явилось формальным актом ликвидации еврейской «буржуазной» историографии. Архив и библиотека Общества были переданы различным советским научным учреждениям. Гинзбург был вынужден эмигрировать. Цинберг до своего ареста (1938) продолжал публиковать том за томом своего капитального труда «Гешихте фун дер литератур бай идн» («История литературы евреев», тт. 1–8, 1929–37, т. 9, 1966) за границей. Гессен перестал работать в области еврейской историографии. Последний (13-й) том «Еврейской старины» вышел в 1930 г. под редакцией Цинберга и др.

В 1920-х гг. в Советском Союзе сложилась группа историков, работавших главным образом в специальных еврейских научных учреждениях при АН и университетах Москвы, Киева и Минска (см. также Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1922–41 гг. Еврейская культура в Советском Союзе (1920–30-е гг.), Наука о еврействе) и писавших преимущественно на идиш и русском языке.

В 1923 г. в Петрограде были изданы под редакцией Г. Красный-Адмони «Материалы для истории антиеврейских погромов в России» (т. 2); 1-й том этого издания вышел в 1919 г. под редакцией С. М. Дубнова и Г. Я. Красного-Адмони. С позиции коммунистической идеологии написана работа А. Д. Киржница (1888–1938) «1905 г. Еврейское рабочее движение. Обзор, материалы и документы» (1928, предисловие М. Рафеса).

Труд Т. Б. Гейликмана (1873–1948) «История общественного движения евреев в Польше и России» (на русском языке — 1930; на идиш — 1926), получивший одобрение в качестве «начала еврейской марксистской историографии», представляет собой попытку марксистской интерпретации более ранних исследований; он охватывает лишь историю евреев в Польше до ее раздела. В еврейской секции Института белорусской культуры работал крупный историк И. Сосис (1878–1968), бывший в прошлом (как и Гейликман) членом Бунда. Его главный труд «Ди гешихте фун ди идише гезелшафтлехе штремунген ин Русланд ин 19-тн йорхундерт» («История еврейских общественных движений в России в 19 в.», 1929) подводит итог его более ранним исследованиям в этой области. Сосис возглавлял также группу исследователей, осуществлявшую сбор раввинских респонсов в качестве источника материалов для изучения социальных конфликтов в еврействе; некоторые из этих респонсов опубликованы в пяти сборниках «Цайтшрифт», издававшихся Институтом белорусской культуры в 1926–31 гг. Подготовленная к печати большая работа Сосиса по истории евреев в России не была опубликована.

Исследования социально-экономической истории евреев в АН Белоруссии возглавлял Х. Александров (1890–1972), обвиненный впоследствии, как многие другие представители еврейской культуры в Советском Союзе, в еврейском национализме и подвергшийся репрессиям. Освобожденный в 1956 г., он преподавал древнюю историю евреев в Ленинградском университете. Русскому еврейству он посвятил несколько серьезных исследований, опубликованных в «Цайтшрифт».

В АН Украины исследования по еврейской историографии возглавлял А. Марголис (1891–1976), автор книги «Гешихте фун идн ин Русланд, т. 1, 1772–1861» («История евреев в России», 1930), которая отличается тенденциозностью и содержит нападки на общину, однако обладает известной научной ценностью благодаря опубликованным в ней документальным материалам.

Более специальный характер носят исследования С. Борового «Еврейская земледельческая колонизация в старой России» (1928), М. Рафеса «Очерки по истории Бунда» (1923), Н. Бухбиндера «История еврейского рабочего движения в России» (1925) и Э. Чернявского «Дер идишер арбетер ин Вайсрусланд бам багинен фун дер идишер арбетербавегунг» («Еврейский рабочий в Белоруссии в начальный период еврейского рабочего движения», 1932).

После отстранения от научной работы в Минске Сосиса, Александрова и Чернявского и прекращения публикации «Цайтшрифт» еврейская историография в Белоруссии практически была ликвидирована. «Реорганизация» еврейской научной работы на Украине в 1936 г. привела к замене Института еврейской пролетарской культуры «кабинетом» в рамках АН Украинской ССР, из научной деятельности которого фактически была исключена история. Лишь в Грузии продолжались серьезные исследования истории и этнографии местного еврейства.

В годы, непосредственно предшествовавшие нападению Германии на Советский Союз, отмечается некоторое оживление еврейской историографии. В советских еврейских журналах публикуются статьи на исторические темы. Журналист-историк А. Брахман опубликовал в журнале «Штерн» статью о восстании Маккавеев (1939). Несколько ранее (1938) А. Юдицкий опубликовал две статьи и небольшую книгу, посвященную восстаниям евреев против Рима в 1–2 вв. н. э. В новой книге А. Марголиса «Идише фолксмасн ин кампф кегн зейере унтердрикер» («Еврейские народные массы в борьбе против своих угнетателей», 1940), так же как в его статьях, опубликованных в еврейских литературно-общественных журналах, подчеркиваются национальные мотивы. Несколько статей Гейликмана, опубликованных в этот период, представляют собой, по-видимому, фрагменты неизданного второго тома его главной работы (см. выше). В «Исторических записках» (IX, 1940) была опубликована статья С. Борового о евреях на Украине в период восстания Б. Хмельницкого, в которой предпринималась попытка новой интерпретации роли еврейства в «освободительной войне украинского народа». В годы Второй мировой войны издательство «Эмес» планировало публикацию на русском языке коллективного труда, посвященного еврейской истории. В нем должны были принять участие видные советские еврейские историки, сконцентрировавшиеся в Москве. Неопубликованная работа Сосиса по истории евреев России (см. выше), возможно, является частью этого труда.

По некоторым сведениям, Гейликман написал в конце жизни труд «История евреев в СССР», также оставшийся неопубликованным. Еврейская историография в Советском Союзе не смогла оправиться после разгрома еврейской культуры в послевоенные годы. Лишь в 1960–70-х гг. появляются отдельные публикации на темы еврейской истории, вроде статей С. Борового в «Советской исторической энциклопедии» (1961–76) или его работы о Хаскале в журнале «Советиш Геймланд» (1976).

Многие крупные представители еврейской историографии после революции 1917 г. были вынуждены покинуть Россию и продолжать работу в эмиграции. Центром русско-еврейской эмиграции в 1920-х гг. был Берлин, куда в 1924 г. переехал С. М. Дубнов. Трагедия еврейства России в годы гражданской войны отражена в таких трудах, как «Антисемитизм и погромы на Украине» И. М. Чериковера (1-й том, посвященный погромам 1917–18 гг., вышел в 1923 г. со вступительной статьей Дубнова; 2-й том, посвященный погромам 1919 г., вышел в 1965 г. на идиш в Нью-Йорке), «Погромы добровольческой армии на Украине (к истории антисемитизма на Украине в 1919–20 гг.)» под редакцией И. М. Чериковера, Н. Ю. Гергеля и И. Б. Шехтмана.

В 1925 г. в Вильно был основан ИВО — еврейский научный институт, объединивший вокруг себя крупнейших русско-еврейских историков в эмиграции во главе с С. М. Дубновым. Институт издавал «Хисторише шрифтн» («Исторические записки») под редакцией И. М. Чериковера (т. 1, 1922; т. 2, 1937; т. 3, 1939). Соредакторами 3-го тома, посвященного истории еврейского рабочего движения в период, предшествовавший созданию Бунда, были А. Менес, Ф. Курский и А. Розин (Бен-Адир). В этом издании, как и в других изданиях ИВО, содержится богатый материал по истории русского и польского еврейства. С ИВО была тесно связана деятельность М. Л. Вишницера, опубликовавшего в эмиграции ряд выдающихся работ, посвященных главным образом истории еврейства Литвы.

В 1937–38 гг. в Нью-Йорке вышло 3-томное собрание сочинений Ш. Гинзбурга на идиш «Хисторише верк» («Исторические труды»), а в 1944–46 гг. — две другие его книги, посвященные жизни евреев в царской России.

Вкладом в историографию русского еврейства являются книги С. Шварца «Антисемитизм в Советском Союзе» (1952) и «Евреи в Советском Союзе. 1939–56 гг.» (1966).

В 1960 г. Союз русских евреев в Нью-Йорке выпустил по инициативе М. Л. Вишницера сборник статей видных еврейских историков, литераторов и общественных деятелей — «Книга о русском еврействе». В статьях сборника рассматривались разные стороны истории евреев в России в период 1860–1917 гг. Продолжением этой книги явился одноименный сборник, изданный в 1968 г. под редакцией Я. Г. Фрумкина, Г. Аронсона и А. А. Гольденвейзера; статьи сборника охватывают период 1917–60 гг. Ряд ценных работ по историографии русского еврейства опубликован в США на английском языке. Труд Л. Гринберга (1894–1946) «Евреи в России» (1944–51, 2-е издание 1965 г.; часть 2 издана М. Вишницером) посвящен главным образом борьбе за эмансипацию в период 1860–1917 гг.

С. Барон (см. выше) был первым еврейским историком, труд которого, посвященный истории русского еврейства («Евреи России в царский и советский периоды»), охватывает и период после революции 1917 г.

В 1970-х гг. в США увеличивается число публикаций, посвященных отдельным проблемам истории русского и советского еврейства: «Еврейская национальность и советская политика» (1972) Ц. Гительмана, «Бунд в России» (1972) Г. Тобиаса; в Англии опубликован сборник статей «Евреи в Советской России» под редакцией Л. Кочана (1970) и др. Истории русского еврейства был посвящен журнал «Хе-‘авар» (1953–76), основанный в Израиле Б. Кацем. Ряд публикаций по историографии советского еврейства подготовлен Центром по исследованию и документации восточноевропейского еврейства при Еврейском университете. Центр содержит одно из наиболее полных собраний книг, периодики и архивных материалов по истории и социальной жизни восточноевропейского еврейства и, в первую очередь, евреев Советского Союза. На основе этих материалов публикуются продолжающиеся издания — сборник «Евреи и еврейский народ. Материалы из советской печати», «Петиции, письма и обращения евреев СССР», «Еврейский самиздат», которые являются документальной базой изучения жизни и истории советского еврейства, его борьбы за право на национальное существование и репатриацию из Советского Союза. По результатам выполненных в Центре исследований опубликован ряд работ: «Иехудим бе-Биробиджан» («Евреи в Биробиджане», 1965) Я. Лвави (Бабицкого); «Еврейское просвещение и учебные заведения в Советском Союзе, 1918–53 гг.» А. А. Гринбаума (на английском языке, 1978); «Евсекция би-Врит ха-Мо‘ацот. Бейн ха-леуммиют ве-ха-коммунизм» («Евсекция в Советском Союзе. Между национализмом и коммунизмом», 1980) М. Альтшулера. Изданы также комментированные сборники документов, посвященные борьбе советских евреев за право репатриации из СССР, антиеврейским процессам в Советском Союзе (тт. 1–2, 1979; т. 3, 1982), а также первые три тома сборника «Антисемитизм в СССР. Его корни и последствия» (на английском языке, т. 1, 1979; т. 2, 1980; т. 3, 1982). Издательство «Библиотека-Алия» опубликовало на русском языке ряд оригинальных и переводных работ, посвященных истории еврейства Советского Союза (и отдельных стран, входивших в его состав).

6. Вклад евреев в мировую историографию. Хотя евреи принимали участие в культурной жизни европейских народов с 18 в., их вклад в общую историографии до начала 19 в. был незначителен. Ф. Палгрейв (1788–1861) считается пионером научных методов исследования в английской историографии; он первый применил метод систематического исследования архивных источников в изучении средневековой Англии. Аналогичная заслуга в изучении истории Венеции принадлежит итальянскому историку древнего Рима и иудаизма С. Романину (1808–61). Позднее историки-евреи Г. Бреслау (1848–1926) и Ф. Яффе (1819–70) сыграли выдающуюся роль в публикации обширной коллекции материалов, относящихся к истории Германии. Немецкие историки Р. Давидзон (1853–1937) и Л. Гартман (1865–1924) внесли важный вклад в историографию Италии, Ф. Либерман (1851–1925) — средневековой Англии, французский историк Э. Халеви (1870–1937; см. Э. Х. Халеви) — в историографию Англии викторианской эпохи.

В Англии в 20 в. работали сэр Л. Б. Нэмир, выдающийся историк и сионист; Ч. Сингер (1876–1960), крупный историк науки, в частности медицины; историк-марксист, биограф Троцкого и Сталина А. Дойчер; историк рабочего движения в Европе Э. Хобсбаум и др.

В Германии А. Неандер (до крещения Д. Мендель; 1789–1850) был выдающимся историком церкви; Э. Канторовиц (1895–1963), В. Левизон (1876–1947), Б. Симеон (1840–1915) — видными медиевистами; крупным историком Рима и филологом был Г. Дессау (1856–1931); историей Древнего Рима занимался также Г. О. Гиршфельд (1843–1922). Л. Штерн (1901–1982) является одним из крупнейших историков ГДР. Во Франции историей Древней Греции занимался Г. Глотц (1862–1935), историей средних веков — Л. Альфен (1880–1950); крупнейшим медиевистом был также М. Блок (1886–1944), погибший от рук нацистов. Видными польскими историками были Ш. Аскенази (1866–1935) и М. Хандельсман (1822–1945), итальянскими — Дж. Лумброзо (1844–1925) и Ф. Момильяно (1866–1924), австрийским — Г. Фридюнг (1851–1920), венгерским — Х. Марцали (1856–1940), болгарским — Ж. П. Натан (1902–74).

Особенно значителен вклад евреев в историческую науку США. Историей древнего мира занимался Э. Бикерман, средних веков — Р. Лопес (родился в 1910 г.), историей общественных отношений — О. Хендлин (родился в 1915 г.), историей России — Р. Пайпс, историей социально-политических движений — Г. Кон (1891–1971), историей науки — Т. Кун (1922–96). Не менее существенна роль евреев в советской исторической науке. До революции 1917 г. число историков-евреев в России было невелико. Многие из них, приобретшие известность в советское время, начали научную деятельность до революции: крупный историк-археограф С. Валк (1887–1975) востоковед-марксист М. Павлович (М. Вельтман; 1871–1927); видный историк Европы нового времени Е. Тарле и др.

Среди историков древнего мира выделяются имена И. Амусина и С. Лурье. Г. Лившиц выпустил в конце 1950-х гг. две книги, посвященные восстаниям евреев против Рима в 1 в. н. э. и Кумранским рукописям. Б. Надель (родился в 1918 г.) занимался историей античности и классической филологией до своего переезда в Польшу (1957), где посвятил себя исследованию раннего периода в истории еврейства Восточной Европы. Историей религии (в частности, еврейской) в древнем мире занимался А. Б. Ранович (Рабинович, 1895–1948); археологией античного мира — Л. М. Славин (1906–71). Историей древнего мира занималась и Е. М. Штаерман.

Видным историографом средних веков был О. Л. Вайнштейн (1894–1980). В 1970-х гг. вышли ценные работы А. Я. Гуревича по европейской медиевистике. Крупными византологами были А. П. Каждан (родился в 1922 г.; живет в США) и Е. Э. Липшиц. Историографией средних веков занимался и Н. Л. Рубинштейн (1897–1963). Медиевистом-германистом был М. М. Смирин (1895–1975), специалистом по истории средневековой Европы — В. В. Стоклицкая-Терешкович (1885–1962).

Историки-евреи уделяли большое внимание истории отдельных стран Западной и Центральной Европы и США; историей итальянского Возрождения занимался М. Гуковский; историей Германии — А. С. Ерусалимский (1901–65), Франции — Я. М. Захер (1893–1963), Англии — И. С. Звавич (1904–50), США — Л. И. Зубок (1894–1967). Специалистом по новой истории Германии был С. Б. Кан (1896–1960); Франции — А. З. Манфред (1906–76); в той же области работал А. И. Молок (1898–1977).

Активное участие историки-евреи принимали в разработке истории революционных движений. Историей гражданской войны в России занимался академик И. И. Минц (1896–1991), историей рабочего движения в Англии — Ф. А. Ротштейн (1871–1953). Одним из крупнейших историков марксизма был Д. Рязанов. Видным историком рабочего движения был Г. С. Фридлянд (1896–1937), занимавшийся также еврейской историей и написавший несколько работ на идиш.

Источниковедением советского периода занимался А. И. Гуковский (1895–1969), историей России 19 в. — Б. Б. Кафенгауз (1894–1969). Историей Второй мировой войны занимался Г. А. Деборин. Большую известность приобрела работа А. М. Некрича (1920–1993; умер в США), посвященная нападению Германии на Советский Союз.

Значителен вклад историков-евреев в историографию стран Востока. Выдающимся археологом-востоковедом был А. Н. Бернштам (1910–56). Историей Японии занимался А. Л. Гальперин (1896–1960). Видным иранистом и арабистом был Б. Н. Заходер (1896–1960); новой и новейшей историей арабских стран занимался В. Б. Луцкий (1906–1962), иранистикой и тюркологией — В. Ф. Минорский и А. Ф. Миллер (1901–73), историей Китая — В. М. Штейн (1890–1964). Социальной истории евреев Ирака и Сирии во 2–5 вв. н. э. посвятил свои работы Ю. Солодухо.

Ряд видных советских историков-евреев подвергся репрессиям в годы сталинских чисток. В 1930-х гг. погибли Д. Б. Рязанов, Г. С. Фридлянд и др. Во время антиеврейской кампании конца 1940-х — начала 1950-х гг. многие видные историки (О. Л. Вайнштейн, Н. Л. Рубинштейн, Л. И. Зубок, Г. А. Деборин, И. С. Звавич, И. И. Минц и др.) преследовались как «космополиты». Уже в 1960-х гг. жестоким нападкам подвергся А. М. Некрич. Возможности исследования советскими историками каких-либо тем иудаистики (см. Наука о еврействе) были крайне ограничены.

Значительный вклад в общую историографию внесен историками Израиля. Специалистом по истории США является И. Ариэли (1916–2002); М. Конфино занимался социально-экономической историей, а также историей идей и революционных движений в России 18–19 вв. Историей нацизма занимался Ш. Фридландер (родился в 1932 г.); историей ислама — У. Хейд (1913–68); историей Германии — Р. Кебнер (1885–1958). Выдающимся историком социальных и политических идей был Я. Л. Талмон.

Процессы демократизации, которые начались в период перестройки в Советском Союзе и продолжились после его распада, привели к возникновению исследовательских центров, занимающихся изучением еврейской истории и культуры. Открытый в Москве в 1991 г. Еврейский университет начал издавать «Вестник Еврейского университета». Большую роль в развитии исследований по истории евреев играет созданный в 1994 г. Центр научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер», который ежегодно проводит международные конференции по иудаике. С момента основания Академический совет центра возглавлял известный историк Рашид Капланов (1949–2007), с 2007 г. председателем Академического совета является Михаил Членов (род. в 1940 г.); директор центра — Виктория Мочалова (род. в 1945 г.).

Среди наиболее значительных работ, вышедших с начала 1990-х гг. и посвященных истории российских евреев, — «Черта оседлости (Белорусская синагога в царствование Екатерины)» Евгения Анищенко (Минск, 1998) и «Россия собирает своих евреев» Джона Дойла Клиера (на русском языке — М., 2000). Публикацией, которая подводит итоги изучения еврейской истории в последние десятилетия, является «История евреев России» (1-е издание — М., 2006; 2-е издание — М., 2007), подготовленная международным коллективом авторов во главе с израильским историком Леонидом Прайсманом (род. в 1949 г.).

ОБНОВЛЕННАЯ ВЕРСИЯ СТАТЬИ ГОТОВИТСЯ К ПУБЛИКАЦИИ

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Общие сведения
Версия для печати
 
На бета-сайте
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Иссерлес Моше бен Исраэль Исфахан следующая статья по алфавиту