главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
Хаскала. Электронная еврейская энциклопедия
Хаскала

КЕЭ, том 9, кол. 696–705
Опубликовано: 1999

ХАСКАЛА́ (הַשְׂכָּלָה, `просвещение`, откуда маскил, `просвещенный`, мн. число маскилим, `просвещенные`), еврейское идейное, просветительское, культурное, литературное и общественное течение, возникшее во второй половине 18 в. Хаскала выступала против культурно-религиозной обособленности еврейства и видела в усвоении светского европейского образования и в продуктивизации труда залог улучшения положения еврейского народа. Хаскала была поворотным пунктом в новой еврейской истории и стала идейным источником всех центральных течений еврейской национальной мысли последующих двух столетий. Парадоксальным образом как ассимиляторские, так и национально-религиозные идеологические течения берут свое начало в идеологии Хаскалы. В религии концепции Хаскалы стимулировали как реформизм в иудаизме, так и реакцию в виде неоортодоксии (см. Ортодоксальный иудаизм) и галахического ригоризма в Центральной и, в особенности, Восточной Европе. В светской сфере Хаскала повлекла за собой не только широкую языковую и культурную ассимиляцию европейского еврейства, но и возникновение иврит новой литературы и идеологических течений национального характера — гебраизма (движения за возрождение языка иврит), идишизма (как выражения секулярного национализма) и политического сионизма.

Хотя идеология Хаскалы сформировалась в 1770-е гг. под влиянием европейского Просвещения, вследствие особых общественных, культурных и экономических условий, в которых находилось европейское еврейство, проблемы и цели еврейской Хаскалы были весьма отличны от тех, которые стояли перед европейскими просветителями. Стремясь к изменению отношений между евреями и неевреями путем искоренения традиционной еврейской обособленности от нееврейской среды и приобщения евреев к «общечеловеческим» ценностям, маскилим настаивали на введении обучения евреев светским наукам, на изучении евреями языков тех государств, в которых они жили, на развитии у них стремления к гражданскому равноправию и одновременно гражданской лояльности, на изменении их внешнего облика и поведения, включая ношение европейской одежды и усвоение европейского этикета, на изменении характера экономической деятельности евреев в направлении ее продуктивизации, чтобы по своей социальной принадлежности они ничем не отличались от населения тех стран, в которых они проживают. С течением времени в идеологии Хаскалы наметились внутренние разногласия. В то время как большинство деятелей Хаскалы в Германии и Франции ставили во главу угла превращение евреев в интегральную часть гражданского общества и полагали, что в ходе интеграции необходимо и даже желательно отказаться от части национально-религиозных традиций, в Восточной Европе большинство маскилим стремилось к сохранению национально-религиозной особенностей еврейского народа и видело выход из духовного упадка и нужды в адаптации просветительских ценностей к мировоззрению еврейских масс.

Влияние идей европейского Просвещения стало ощутимым в еврейской среде с 1740-х гг. Начиная с этого времени чтение газет и книг на немецком языке, изучение иностранных языков, естественных наук и философии получило распространение среди евреев в германских землях. Основы идеологии Хаскалы были сформулированы в работах М. Мендельсона (поэтому первый период эпохи Хаскалы иногда именуется мендельсоновской, или берлинской школой). Мендельсон видел в своем переводе Пятикнижия на немецкий язык (1780–83) «первый шаг к культуре», под которой он преимущественно понимал языковую эстетику немецкого литературного языка. Программа Хаскалы была впервые сформулирована в общих чертах Нафтали Герцем Вессели в его посланиях к австрийским евреям «Диврей шалом ве-эмет» («Слова мира и правды», 1782), опубликованных в поддержку изданного императором Иосифом II в начале того же года «Указа о терпимости» для евреев Вены. Среди маскилим господствовала уверенность, что власти в принципе благожелательны по отношению к евреям, и поэты из числа маскилим слагали хвалебные и благодарственные оды в честь царствующих персон — Фридриха Великого, Иосифа II и др.

Основное средство достижения своей цели — создания просвещенного еврейства, которое стало бы интегральной частью европейского сообщества и снискало бы равноправие своими нравственными качествами, лояльностью к власти и «достойным» трудом, — маскилим видели в изменении системы еврейского образования. В «Диврей шалом ве-эмет» Вессели призывал к немедленному созданию школ на основе предложенной Иосифом II в «Указе о терпимости» учебной программы; возможно, Вессели опасался, что если евреи сами не изменят учебные программы в своих школах, то еврейских детей обяжут учиться в общих школах. Проводя традиционное различие между «человеческими» и «божественными» науками, Вессели внес в него существенное изменение, утверждая, что лишь тот, кто овладел науками, достоин называться человеком. Согласно Вессели, «человеческие» науки должны включать как общие предметы (арифметику, географию, историю, естествознание, государственный язык), так и этикет, моральные правила, а также религиозность. Еврей, в дополнение к этому, должен знать «божественные» науки, которые включают «учение и закон, положенные Богом», однако тот, кто овладел «божественными» науками, не владея при этом «человеческими», служит обузой человечеству.

Следует отметить, что поскольку иудаизм видит в изучении Торы (см. также Талмуд-Тора) высшую обязанность еврея, обучение светским наукам нередко рассматривалось как помеха изучению Торы и даже как занятие, способное отвратить еврея от исполнения мицвот и от религиозной веры. Однако не всегда и не везде отношение евреев к светским наукам было отрицательным. Например, евреи Италии не только не видели в изучении наук занятия, несовместимого с изучением Торы, но, напротив, среди итальянских раввинов были знатоки медицины, философии, христианской теологии и античной литературы. Тем не менее и там изучение светских наук рассматривалось как дополнение к традиционному еврейскому образованию, в то время как для идеологов Хаскалы изучение светских наук было не дополнением к еврейским наукам, а самодостаточной ценностью первостепенной важности, позволяющей человеку достичь интеллектуальных вершин, которые не уступают вершинам религиозной мысли, и способствующей совершенствованию человека и овладению силами природы. В изучении светских наук деятели Хаскалы видели путь приобщения евреев к «общечеловеческим» ценностям и гарантию их социального и экономического будущего в новом обществе, основанном на прогрессе научного знания. Эта концепция послужила причиной появления в литературе на иврите неизвестного дотоле в Европе научно-популярного жанра; среди авторов таких сочинений были Мендл Сатановер (Лефин), Моше Маркузе, Мордехай Гомпель бен Иехуда Лейб Шнабер, известный под именем Маркус Георг Левизон (умер в 1797 г.), Барух Шик (1740–1812) и др. Среди авторов, отдавших дань этому жанру в России, был и выдающийся писатель своей эпохи Менделе Мохер Сфарим. Особой популярностью этот жанр пользовался во время расцвета литературы Хаскалы на языке идиш.

Предложение Н. Г. Вессели не вызвало протестов со стороны раввинов Германии. Исключение составил раввин Берлина Цви Хирш Левин (1721–1800), однако к выступлению против Вессели его побудили раввины из восточных земель, в частности, рабби Иехезкель бен Иехуда Ландау из Праги. В ходе развернувшейся дискуссии рабби Шаул Левин из Франкфурта-на-Одере анонимно опубликовал брошюру, в которой выступал в защиту Вессели и саркастически высказывался в адрес тех, кто противится изменениям в еврейском образовании и ни во что не ставит достижения человечества в науках и ремеслах. Вопросы образования широко обсуждались на страницах журнала «Ха-Меассеф» (см. ниже); авторы требовали реформ в сфере еврейского образования, призывали к изучению наук и философии и подчеркивали необходимость воспитывать мораль, хорошие манеры, гражданское сознание и патриотизм.

Первая школа, основанная на принципах Хаскалы, была создана в Берлине в 1788 г.; она предназначалась для детей из неимущих слоев общины и называлась «Фрайшуле» («Свободная школа»), поскольку обучение в ней было бесплатным. Учебная программа включала немецкий и французский языки, арифметику, геометрию, историю, естествознание и рисование; Библия и иврит изучались в сравнительно небольшом объеме, а Талмуд не изучался вовсе. Вслед за «Фрайшуле» по инициативе маскилим были открыты аналогичные школы в Дессау, Франкфурте-на-Майне и других городах Германии. В каждой из этих школ была своя учебная программа, однако во всех на преподавание иврита и Библии было отведено сравнительно немного времени, а Талмуд почти не изучался. Некоторые из преподавателей этих школ составили учебные пособия, в которых нашло выражение мировоззрение Хаскалы. Среди первых учебных пособий этого рода были «Толдот Исраэль» (История Израиля»; Прага, 1796) Переца (Петера) Бера (1758 или 1764–1838) и «Бней-Цион» («Дети Сиона»; на немецком, 1812) Н. Х. Хомберга (1749–1841). Школы в духе идеалов Хаскалы возникли также во Франции и других странах Западной Европы, однако попытка создания средних школ потерпела провал, так как окончившие начальные школы за редким исключением шли в общие, а не в еврейские средние школы. Некоторые маскилим видели в этом серьезную проблему и настаивали на создании еврейских средних школ, готовивших как к поступлению в раввинские семинарии, так и в университеты и к занятию коммерческой деятельностью.

Проблема подготовки преподавательских кадров для этих школ была решена путем создания учительских семинарий, первая из которых была открыта в 1825 г. в Дессау; за ней последовали семинарии в Мюнстере (1826), Берлине (1840; создана по инициативе Л. Цунца), Ганновере (1848) и других городах Германии; подготовка учительских кадров велась также в раввинских семинариях.

Под влиянием Хаскалы произошли значительные изменения в образовании девочек. Дочери зажиточных евреев, как правило, получали домашнее образование, и потому маскилим заботились в первую очередь об образовании для девочек из неимущих семей. В 1890-е гг. в Бреслау (см. Вроцлав), Дессау, Кенигсберге и Гамбурге были открыты женские школы, учебная программа которых включала основы иврита, немецкий язык, основы религии и нравственности, молитвы и арифметику; в некоторых из этих школ обучали также чтению и письму на идиш, ремеслам, пению и рисованию.

Влияние идей Хаскалы стало сказываться в ортодоксально настроенных еврейских кругах как в Германии, так и за ее пределами, что нашло свое выражение в открытии так называемых «интегральных» школ (первые школы — в Хальберштадте и Гамбурге), в которых наряду с еврейскими дисциплинами изучались также общеобразовательные предметы.

Стремление маскилим изменить систему еврейского образования соответствовало «просвещенческой» политике властей, официальной целью которых было превращение евреев в «полезных» граждан, что подразумевало стремление к их ассимиляции. Маскилим приветствовали вмешательство властей во внутренние дела евреев и потому зачастую подавали властям советы и были готовы оказывать практическое содействие в проведении в жизнь их реформ. Это содействие иногда принимало форму доносов (см. Доносчики), а некоторые маскилим, получив официальные назначения, не гнушались ничем в своем рвении внедрить «просвещенный» образ жизни в еврейскую среду. «Просвещенческая» политика, начатая декретами Иосифа II, обязывала евреев либо учредить «нормальные» школы, либо посылать детей в общие школы. Тот, кто учил Талмуд до завершения обязательной школьной программы, подвергался опасности тюремного заключения; было запрещено вступать в брак тем, кто не имел удостоверения об окончании школы.

В начале 19 в. правители германских земель взяли на вооружение эту политику Иосифа II, потребовав от евреев либо создать собственные светские школы, либо посылать детей в общие школы (лишь в некоторых германских землях власти не разрешили евреям создавать светские школы, предпочитая, чтобы еврейские дети обучались либо в хедерах, либо в общих школах). Наряду с этим еврейские общины были обязаны учреждать религиозные школы, которые еврейские ученики общих школ должны были посещать после занятий или по субботам (вместо этого родителям разрешалось нанять для детей домашнего учителя по еврейской религии).

Вмешательство властей осуществлялось также в сфере религиозного и нравственного воспитания взрослых. В 1820 г. в Австрии был издан указ, обязывающий раввинов изучать светские науки и произносить проповеди и молитвы на языке страны, в которой они живут. Указ не был проведен в жизнь, однако послужил причиной создания в Падуе в 1827 г. раввинской семинарии, где наряду с еврейскими религиозными предметами изучались теология, философия и светские науки. В 1828 г. в Вюртемберге при назначении на пост раввина кандидат должен был сдать государственный экзамен, включавший не только вопросы по иудаизму. В различных германских землях кандидатов на пост раввина обязывали сдавать экзамен комиссиям, состоявшим из преподавателей философских факультетов, и т. п.

Наряду с реформой еврейского образования идеологи Хаскалы стремились к продуктивизации еврейского труда. Эта концепция связана с получившей широкое распространение Германии в 1-й половине 18 в. идеей, вытекавшей из популярной в эти годы так называемой физиократической теории: поскольку экономическая деятельность немецких евреев сосредоточена исключительно в финансовых и торговых сферах, и они ничего не производят и не помогают природе в ее производительной деятельности, неизбежным следствием этого является их «безнравственность». Идеологи Хаскалы полагали, что переход евреев к продуктивному труду будет содействовать нравственному совершенствованию еврейства, которое якобы переживает моральный упадок вследствие занятия торговлей, а также послужит ответом юдофобам, утверждавшим, что занятие торговлей лишает евреев права на гражданское равенство.

Н. Г. Вессели был первым среди маскилим, кто предложил направлять молодых людей, не проявивших особых способностей к наукам, изучать ремесла. С требованием продуктивизации выступали также Д. Фридлендер и ряд других деятелей Хаскалы. В созданных маскилим в Германии школах среди прочих предметов преподавали ремесла. В различных германских землях были созданы общества, заботившиеся о приеме евреев в подмастерья к христианским ремесленникам для обучения. В результате этой деятельности с 1830-х гг. в германских землях значительное число евреев было занято во многих сферах ремесленного производства.

В Галиции с помощью австрийского правительства были созданы два еврейских сельскохозяйственных поселения — Новый Иерусалим и Новый Вавилон. Идея поселения евреев на земле обсуждалась также маскилим в Польше в период между первым и вторым разделами страны.

Под влиянием философии европейского Просвещения некоторые деятели Хаскалы усвоили критический и рационалистический подход к религии, провозвестником которого был Б. Спиноза. Часть маскилим отвергала идеи Божественного провидения, посмертного воздаяния и избранного народа. Радикальные представители Хаскалы отрицали обязательность исполнения предписываемых Галахой мицвот, а некоторые — даже мицвот, содержащихся в Торе. В Галиции И. Х. Шор утверждал, что, несмотря на историческое значение Талмуда, установленные в нем законы отражают общественные и духовные условия прошлого и потому не могут считаться обязательными.

В своей борьбе за равноправие евреев М. Мендельсон не отвергал мессианскую идею (см. Мессия), однако утверждал, что мессианские чаяния не влияют на гражданское поведение евреев — по крайней мере в странах, где существует терпимость по отношению к евреям. Однако с началом эмансипации ряд маскилим выступил с отрицанием мессианских чаяний. В 1793 г. Лазарус Бен-Давид (1762–1832) доказывал, что мессианские чаяния не принадлежат к основам еврейской религии. Во время обсуждения вопроса об эмансипации евреев в Нидерландах (1796) Д. Фридрихсфельд опубликовал брошюру, в которой, среди прочего, подразделил евреев на три группы: просвещенных деистов, не верящих в приход Мессии; ортодоксов, верящих в его приход, хотя эта вера не влияет на их гражданское поведение; промежуточную группу, для которой Сион и Иерусалим не более чем символы совершенного миропорядка. В еврейском ежемесячнике на немецком языке «Суламит» (основан в 1806 г. в Дессау) один из его основателей, Д. Френкель (1779–1856), писал, что избавление Израиля — в эмансипации. В ходе эмансипации в Пруссии Д. Фридлендер (см. выше) выступил с требованием изъять из молитвенников «вздорные плачи» о разрушении Иерусалима, равно как и молитвы об избавлении и о возвращении из изгнания; он писал: «Мы не знаем другой родины, кроме Пруссии, и только о ее благоденствии нам следует молиться», — и добавлял: «немецкий язык — наш родной язык».

Другой стороной критического отношения к иудаизму был взгляд на него как на естественный исторический феномен, который может стать предметом научного исследования. В 1819 г. группа немецких маскилим основала Общество культуры и науки евреев, поставившее целью выявить специфические особенности иудаизма как исторического явления с тем, чтобы познакомить как евреев, так и неевреев Германии с прошлым еврейского народа. Основатели общества намеревались дать евреям новые духовные устои путем создания научной истории иудаизма, выражающей дух еврейского народа. В планы общества входила организация лекций по еврейской истории и выпуск в свет сборников, посвященных еврейской мысли. Создатели общества полагали, что научное исследование еврейской истории обогатит евреев знанием о своем прошлом и будет способствовать росту авторитета еврейства в глазах неевреев. Этот подход к иудаизму и еврейской истории лег в основу нового взгляда на еврейскую культуру, достойную изучения не менее, чем какая-либо другая человеческая культура. Исследовательская деятельность общества и его восточной ветви «Хохмат Исраэль» (`Мудрость Израиля`) заложила основу науки о еврействе (см. Виссеншафт дес юдентумс).

Говоря о евреях как о нации, М. Мендельсон рассматривал эту нацию с религиозной точки зрения и даже видел в евреях своего рода сообщество теистов. Однако Д. Фридрихсфельд в 1796 г. сравнивал евреев с католиками и протестантами, которых «невозможно рассматривать как народы». В своем стремлении не считаться более «чужими» в Германии и в борьбе за равноправие маскилим стали называть себя «немцами Моисеевой веры». Во Франции в 1806 г. созванное Наполеоном собрание еврейских нотаблей ввело в употребление новый термин — «французы Моисеевой веры» и заявило, что евреи более не отдельный народ и что Франция их родина. В 1807 г. французские власти официально заменили название «еврей» (по-французски жюиф) на название «исраэлит», поскольку «название «еврей» более относится к народу, чем к религии», а также потому, что оно связано с «давнишними предрассудками». Название «исраэлит» получило распространение и в германских государствах. Автор статьи в журнале «Суламит» писал, что название «еврей» (по-немецки юде) ошибочно, поскольку оно связано не с религией, а с политико-географической реальностью (государством Иудея), которой более не существует; евреи — не нация, и потому их следует называть исраэлитами. Под влиянием маскилим в 1815 г. прусские власти опубликовали постановление (отменено в 1836 г.), согласно которому в паспортах следует писать не «еврей», а «исповедующий Моисееву веру» или «исповедующий Ветхий завет». Так понятие «немец Моисеевой веры» получило широкое распространение в Германии. В противовес такому подходу Г. Риссер, борец за равноправие евреев в Германии, демонстративно назвал издававшуюся им в 1832–35 гг. в Гамбурге газету «Дер юде», что положило начало постепенному восстановлению названия «еврей» в Германии, а затем и во Франции.

Стремление к реформе традиционного еврейского образа жизни и к приобщению к европейской культуре затронуло также сферу синагогальной литургии (см. также Реформизм в иудаизме) и сопровождалось языковой ассимиляцией. Отношение к ивриту у различных представителей Хаскалы было разным в различные периоды и в разных странах. В середине 18 в. начала формироваться точка зрения на иврит как на «естественный язык» еврейского народа и его национальное достояние. Этот взгляд разделял и М. Мендельсон, настаивавший на необходимости обогащения и расширения использования иврита с тем, чтобы он мог отвечать культурным потребностям еврея. Такое отношение к ивриту было тесно связано с изменением отношения к Библии, которая в образовательной программе маскилим в этот период заняла центральное место (прежде принадлежавшее Талмуду). Писатели Хаскалы видели в библейском иврите язык, на котором были впервые сформулированы универсальные ценности, ставшие достоянием всего человечества. Библейский иврит противопоставлялся ивриту раввинистической литературы и служил стилистическим образцом иврит новой литературы периода Хаскалы. Некоторые маскилим настаивали на введении иврита в качестве разговорного языка, указывая при этом, что для этой цели библейский иврит недостаточен и должен быть обогащен языком Мишны и Талмуда. В 1783 г. в Кенигсберге было образовано общество, ставившее целью популяризацию иврита среди евреев. В издаваемом обществом журнале «Ха-меассеф» (см. выше, а также Периодическая печать. Введение в историю периодической печати) печатали свои произведения все ведущие маскилим Германии: Ш. Маймон, Д. Ф. Мендес (1713–92), И. А. Эйхель (1756–1804) и др. Хотя литературно-художественные достижения журнала были невелики, авторы «Ха-Меассеф» внесли существенный вклад в развитие иврита, превратив его в инструмент светской и научной мысли и тем самым подготовив почву для последующего возрождения иврита в качестве разговорного языка. Среди зачинателей художественной литературы на иврите были Н. Г. Вессели в Австрии (подражал эпической поэзии Ф. Клопштока и Ф. Шиллера), Э. Луццатто (1729–92) в Италии (следовал образцам еврейской лирической поэзии эпохи Ренессанса) и публицист И. Л. Невахович в России. В Германии с распространением среди евреев немецкого языка иврит в сфере просвещения утратил свое значение, однако попытки ассимиляторов исключить иврит из программ еврейских школ натолкнулись на сопротивление значительной части германского еврейства. В художественной литературе Хаскалы в Германии доминировали поэтические жанры — эпическая и дидактическая поэма, поэтическая драма, басня, лирическая поэзия. Деятельность немецких маскилим первого поколения стимулировала развитие литературы на иврите в Восточной Европе — в Галиции, в Литве и в черте оседлости Российской империи. Маскилим в этих странах писали на иврите не только потому, что здесь существовала значительная читательская аудитория, но и потому, что видели в этом языке национально-религиозный фактор единения еврейского народа в прошлом и залог этого в будущем. В начале 19 в. немецкие маскилим преимущественно писали на немецком языке, а в 1820-х гг. центром литературного творчества на иврите стала Галиция, где, следуя образцу «Ха-меассеф», местные маскилим издавали ежегодники «Биккурей ха-‘иттим» (1821–31) и «Керем хемед» (1833–56). Ш. И. Л. Рапопорт, И. Перл, Н. Крохмаль, И. Эртер и М. Леттерис в Галиции, И. Б. Левинзон на Украине, А. Д. Лебенсон, М. И. Лебенсон, И. Л. Гордон, А. Мапу в Литве, Ш. Д. Луццатто в Италии, Менделе Мохер Сфарим в России, а впоследствии П. Смоленскин, Р. А. Браудес и другие не только превратили иврит в высокохудожественный литературный язык, но и значительно приблизили его к состоянию живого языка (см. также Иврит новая литература). Литература на иврите, созданная писателями Хаскалы в Восточной Европе, утверждала традиционные еврейские ценности и подчеркивала особенности духовного характера еврейского народа, что подготовило почву для становления еврейского национального движения (см. Ховевей Цион, Сионизм). Восточноевропейские писатели Хаскалы внесли также большой вклад в развитие светской идиш литературы, наиболее значительным представителем которой в этот период стал Менделе Мохер Сфарим.

В России в конце 18 в. – начале 19 в. деятели Хаскалы надеялись найти у правительства поддержку своим идеям. Некоторые из наиболее радикальных маскилим неоднократно обращались к царским властям с предложением запретить евреям носить традиционную одежду. В 1797 г. военный поставщик, коммерсант и общественный деятель Н. Ноткин представил на рассмотрение российского правительства план поселения евреев на плодородных землях юга России с тем, чтобы они занимались земледелием, скотоводством и шелководством, а также переработкой сельскохозяйственной продукции и выделкой текстиля. В 1807 г. в рамках кампании по заселению южноукраинских степей было создано 38 еврейских земледельческих поселений в Херсонской и Екатеринославской губерниях (см. Земледелие); в середине 19 в. российское правительство основало ряд еврейских земледельческих поселений в Бессарабии. По инициативе русской администрации и при поддержке еврейской общины в середине 19 в. в центральных районах Польши было основано несколько еврейских сельскохозяйственных поселений.

Политика российского правительства в отношении еврейского образования, сформулированная в законодательстве 1804 г., следовала австро-германскому образцу. Это законодательство, однако, практически не оказало влияния на еврейское образование в Российской империи. Вопрос был вновь поднят Николаем I, надеявшимся обратить евреев империи в христианство. В 1841 г. министр народного просвещения С. Уваров возложил на М. Лилиенталя осуществление правительственного проекта реформы еврейского образования. Несмотря на сопротивление еврейства России созданию казенных еврейских училищ, в 1847 г. вышел указ об их учреждении. Директорами новых школ (около 100) были назначены русские; около половины часов было отведено на изучение еврейских предметов, а остальное время — на изучение русского языка, истории и географии России, а также арифметики. Обучение религиозным предметам велось по хрестоматиям, включавшим отрывки из Библии, Мишны и «Яд ха-хазака» Маймонида с параллельными переводами на немецкий. Влияние австро-германских образцов очевидно и в учреждении в 1847 г. в Вильне (см. Вильнюс) и в Житомире раввинских семинарий, где наряду с еврейскими преподавались и светские науки; планировалось, что по истечении 20 лет на раввинские должности будут назначаться только выпускники этих семинарий. Казенные еврейские училища вызывали острую ненависть еврейского населения; в 1873 г. в России в них насчитывалось всего лишь 4,7 тыс. учеников, главным образом это были выходцы из неимущих семей. Параллельно с этим сложилась прослойка богатых еврейских подрядчиков, поставщиков и торговцев, чьи дети обучались в русских гимназиях. В 1873 г., когда российское правительство более не было заинтересовано в содержании особых школ для евреев, они были превращены в «еврейские начальные училища», где готовили к поступлению в общие школы (см. также Россия. Эпоха «Великих реформ». Стремление к светскому образованию.).

С конца 1870-х гг. начался упадок идеологии Хаскалы, что было связано с усилением национализма и антисемитизма в Европе, погромами в России и изменением отношения российского правительства к еврейскому образованию, которое теперь рассматривалось как вредоносное для государства и коренного населения. Окончательный крах просветительского оптимизма в 1880-х гг. способствовал становлению национальной и социалистической идеологии (см. Сионизм, Социализм еврейский).

 ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА > Хаскала
Версия для печати
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту хасидизм хаскама следующая статья по алфавиту