главная  |  галерея  |  викторина  |  отзывы  |  обсуждения  |  о проекте
АБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ?
Поиск статьи по названию...
Каталог книг «Библиотеки-Алия»
БИБЛИЯ
ТАЛМУД. РАВВИНИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
ИУДАИЗМ
ТЕЧЕНИЯ И СЕКТЫ ИУДАИЗМА
ЕВРЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ИУДАИСТИКА
ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
ЕВРЕИ РОССИИ (СССР)
ДИАСПОРА
ЗЕМЛЯ ИЗРАИЛЯ
СИОНИЗМ. ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ
ИВРИТ И ДРУГИЕ ЕВРЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ПУБЛИЦИСТИКА
ФОЛЬКЛОР. ЕВРЕЙСКОЕ ИСКУССТВО
ЕВРЕИ В МИРОВОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
СПРАВОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ
Rambler's Top100
ангелы. Электронная еврейская энциклопедия

ангелы

КЕЭ, том 1, кол. 125
Опубликовано: 1976

А́НГЕЛЫ, по традиционным религиозным представлениям, существа, обладающие сверхчеловеческими знаниями и силой, но сотворенные Богом и подчиненные Ему.

Библия не содержит единого термина для обозначения этого понятия. Чаще всего ангел — это מַלְאָךְ (мал’ах, что на иврите означает `посланец`; см. Быт. 19:1; Ис. 63:9; Зх. 1:9, 13, 14, 19; Мал. 3:1), как и греческое а́нгелос, использованное в греческом переводе Библии; отсюда же и латинское angelus и слово angel в современных европейских языках.

Однако этим же словом называются иногда в Библии и люди в функции посланцев (см. Быт. 32:4, 7; Суд. 9:31; II Ц. 6:32, 33). Поэтому для уточнения того, что речь идет именно об ангелах, Библия часто присоединяет к данному слову в качестве уточняющего определения тетраграмматон или какое-либо другое обозначение Бога (см. Быт. 32:2; Зх. 1:11, 12; 12:9). Впрочем, иногда и это сочетание выступает лишь в качестве обозначения человека, исполняющего функцию вестника или посланца Божия (Хаггай 1:13; Мал. 2:7). Только в послебиблейском иврите слово мал’ах стало терминологическим обозначением понятия ангел.

Иногда ангелы называются в Библии элохим (буквально `боги`; I Сам. 28:13), бней элохим (`сыны Бога`; Быт. 6:24; Иов 1:6) или бней элим (буквально `сыны богов`; Пс. 29:1; 89:7), кдошим (`священные существа`; Пс. 89:6, 8; Иов 5:1) или просто анашим (`мужи`; Быт. 18:2; 16; 22). Библия упоминает также о крылатых существах со свойствами ангелов, называемых херувимами (Быт. 3:24; I Сам. 4:4; Пс. 80:2) или серафимами (Ис. 6:2, 3). Выражением «воинство небесное» называются группы ангелов, сопровождающие Бога и прислуживающие Ему. Последнее можно рассматривать как отрицание языческой идеи независимых от Бога сверхчеловеческих существ.

В повествовательных книгах Библии часто упоминается один ангел, редко два или более, передающие послание или совершающие определенное действие, причем появляются они в образе человека, и в них не сразу можно распознать небесное существо (Авраам и три ангела /Быт. 18/, акеда /Быт. 22:11–18/, сон Иакова /Быт. 28:12/, возложение на Гид‘она миссии править Израилем /Суд. 6:11–22/, гибель армии Санхерива /II Ц. 19:35/ и т. д.).

В книге Псалмов упоминания об ангелах встречаются по всему тексту. В ряде мест ангелы призываются славить Господа, как славят Его и другие Божьи создания. В книге Иова друзья утешают его, говоря, что даже ангелы не безупречны, а человек, естественно, тем более далек от совершенства. Пророки, за исключением Иехезкеля и Зхарии, мало говорят об ангелах. Крылатые серафимы играют значительную роль в видении Исайи (Ис. 6:2), когда он посвящается в пророки, но в дальнейшем о них больше не упоминается. Примечательно, что Хаггай называет себя посланцем Господним к людям, то есть смертным (хотя и пророком), а не сверхъестественным существом. Вероятно, об этом свидетельствует и само имя другого пророка Мал’ахи (буквально `мой посланец`), которое, по-видимому, было псевдонимом. Божественное присутствие представляется пророку Иехезкелю (Иех. 1:26, 27) огненным подобием человека, которое восседает на престоле, поддерживаемом четырьмя фантастическими существами (хайот; `живые существа`). Впоследствии (Иех. 8–11) эти существа отождествляются с херувимами. К категории ангелоподобных представляется возможным отнести шестерых мужей, на которых возложено разрушение Иерусалима и одному из которых, одетому в льняную одежду, Бог повелевает помечать особым знаком чела праведников, подлежащих спасению, и бросить на Иерусалим пригоршни горящих углей (Иех. 9–10). В видениях о восстановленном Храме (Иех. 40–48) пророка сопровождает человек, блистающий, как медь, в котором также следует видеть ангелоподобное существо.

В книге Зхарии ангелы присутствуют почти постоянно: ангел Господень заступается перед Богом за Израиль, от имени Бога возвещает об оправдании первосвященника Иехошуа, порицает Сатану за клевету на него. В книге Зхарии ангелы впервые появляются как самостоятельно существующие личности, а не только как существа, действия которых обусловлены определенной ситуацией.

Книга Даниэля повествует о бесчисленных служителях вокруг Божественного престола и об ангеле, который спас трех отроков из печи, а Даниэля — от львов. В этой же книге ангелы не только выполняют приказания, они проявляют также некоторую инициативу. Они обладают собственными именами. Это единственная библейская книга, в которой ангелы приобретают совершенно отчетливую индивидуальность. Здесь впервые высказывается мысль, что каждый народ имеет своего ангела-покровителя.

В апокрифах и псевдоэпиграфах ангелы также предстают часто как существа, имеющие индивидуальные черты и даже собственные имена. Отчетливо ощущается в них воздействие мифов народов, с которыми евреи находились в постоянных контактах, и прежде всего ряда мифологических концепций вавилонян и персов-зороастрийцев. В книге Юбилеев народ Израиля, благодаря своему союзу с Богом, приравнивается к ангелам (талмудическая трактовка этого взгляда утверждает, что Израиль обладает привилегией участия в небесном хоре).

Весьма разработанная ангелологическая система представлена в книге Эноха (Ханоха). Согласно этой книге, существуют семь высших ангелов или архангелов: Уриэль (Уриил) — властелин светил и загробного мира — Шеола; Рефаэль (Рафаил) — властелин над душами людей; Ре‘уэль — подвергающий наказаниям мир светил; Михаэль (Михаил) — архангел евреев; Сариэль — владыка сил, соблазняющих людей; Гавриэль (Гавриил) — смотритель рая; Иерахмиэль, который будет надзирать за воскресением из мертвых. Ангелы властвуют над всеми стихиями и силами природы, и имена многих ангелов образованы от имен тех сил природы или стихий, которые им подвластны, например Барадиэль — ангел града (барад — `град`), Галгалиэль — ангел солнечного круга (галгал — `кольцо`, `колесо`), Кохавиэль — ангел звезд (кохав — `звезда`), Метариэль — ангел дождя (матар — `дождь`).

Ангелологическая доктрина нашла широчайшее распространение среди ессеев. Кумранские рукописи свидетельствуют о стройной ангелологической системе, согласно которой «князь света» и прочие небесные князья должны были в «последний день» сражаться на стороне «сыновей света». В этой борьбе за власть между силами добра и зла можно распознать определенный дуализм. Фарисеи мало интересовались ангелологией. Будучи противниками всякой мистики, саддукеи, однако, едва ли всецело отрицали само существование ангелов.

В талмудический период не только простонародье, но и ученые верили в существование ангелов. Но в Мишне нет упоминания о них, ибо ученые того времени умаляли значение ангелов и их роль в человеческой жизни. В более поздних аггадических (см. Аггада) текстах Талмуда, особенно в Мидраше, ангелы неоднократно упоминаются. Они делятся на множество добрых и злых, высших и низших. Как и апокрифы и псевдоэпиграфы, Аггада рассматривает Гавриэля, Михаэля, Рефаэля и Уриэля как архангелов и называет их ангелами служения (мал’ахей ха-шарет). Мидраш придает большое значение в иерархии ангелов Метатрону. Обязанности ангелов дифференцированы, одни ведают молитвами, другие градом, дождем, гневом, беременностью и рождением, адом и т. п. Аггада развивает далее представление об ангелах — хранителях народов и отдельных царей. Начиная с 3 в. н. э. в источниках встречается слово памалъя (буквально `свита`), обозначающее целую группу ангелов, творящих небесный суд.

Из злых ангелов (ангелов разрушения — мал’ахей хаббала) особую роль играет ангел смерти (мал’ах ха-мавет). Он отождествляется со страшными великанами и демонами, бытующими в устных легендах, в литературе древнего Ближнего Востока и средневековой Европы (`дьявол`, `сатана`). В Талмуде (ББ. 16а) ангел смерти идентичен Сатане (Самаэлю) и иецер ха-ра (злому помыслу). В фольклоре ангел смерти часто изображается аллегорически: у него множество глаз, он усердный жнец или старик с мечом, с которого стекает яд, и т. д. Но чаще всего ангел смерти является в образе беглеца и бродяги, нищего, странствующего торговца или араба-кочевника. В еврейской ангелологии встречается также мотив падших ангелов. Истоки его восходят к библейскому повествованию (Быт. 6) о сынах Божьих (бней элохим), которые, прельстившись красотой дочерей человеческих, спустились на землю. Там они познали дев земных, и от этой связи родилось поколение исполинов. Однако библейское предание не содержит при этом элемента морального обличения, характерного для более поздних легенд о павших ангелах. Впервые этот элемент выступает в упомянутой выше книге Эноха. Здесь исполины, потомки падших ангелов, стали беспощадно истреблять людей и обучать их употреблению оружия и другим изобретениям, способствующим распространению безнравственности и злодейства. Архангелы, вняв жалобам людей, обратились к Богу, и им было велено наказать падших ангелов. Легенда о падших ангелах, прельщенных смертными женщинами и творивших зло на земле, повторяется в той или иной вариации в апокрифической и талмудической литературе и в еще более красочной форме — в мидрашах.

В Аггаде высказываются разные мнения о том, следует ли считать ангелов высшими существами по сравнению с простыми смертными. По одним высказываниям, праведники выше ангелов, а по другим — и те, и другие занимают одинаковое положение в иерархии бытия. Некоторые законоучители высказывали мнение, что каждый человек способен стать равным ангелу; другие — приписывали эту способность только исповедующим иудаизм. Однако и последние могут достигнуть этого равенства лишь после смерти. В аггадической эсхатологии преобладает мнение, согласно которому в «конце дней» праведники будут возведены на более высокую ступень, чем ангелы. Развитые в Аггаде ангелологические представления были также включены и в литургию. Однако в среде еврейских религиозных авторитетов существовала и противоположная тенденция, стремившаяся полностью исключить упоминания ангелов из литургии. В средние века одним из самых резких противников почитания ангелов был Маймонид.

Каббала различает несколько категорий ангелов: ангелы служения и разрушения, ангелы милосердия и наказания и даже ангелы мужского и женского пола (Зохар). Сила ангелов, по мнению каббалистов, основывается на проявляющейся в них эманации божественного света. В каждом человеческом существе, по их мнению, живут добрый и злой ангел, и каждый шаг человека сопровождается добрыми и злыми духами. Огромная армия ангелов разрушения (мал’ахей хаббала), в противоположность доброму окружению Бога, составляет семью Нечистого, дьявола — олицетворение оборотной, «левой» стороны божественного бытия.

В еврейской философии представления об ангелах прошли разные этапы эволюции. Филон Александрийский (1 в. н. э.) отождествлял ангелов, упомянутых в Библии, с демонами греческой философии. Для Са‘адии Гаона (10 в.) ангелы являлись телесными существами, хотя и более совершенной субстанции, чем человек. По мнению Аврахама Ибн Эзры (12 в.), ангелы тождественны нематериальным или простейшим формам идеального бытия, постулируемым неоплатонической онтологией. В целом в средние века в еврейской философии превалирует аристотелевская концепция, наиболее ярким представителем которой был Маймонид. Ее приверженцы рассматривали ангелов как «обособленные разумы» (схалим нифрадим), существующие отдельно от человеческой плоти. Однако Маймонид считал, что термином ангел обозначается не только обособленный разум, но и все природные и физические силы.

В современном иудаизме в таких его течениях как реформизм и консервативный иудаизм наблюдается тенденция рассматривать традиционные описания ангелов как поэтические символы. Упоминания ангелов почти полностью изъяты из реформистской литургии и из литургии некоторых групп приверженцев консервативного иудаизма. Отношение к ангелам среди большинства евреев, исповедующих ортодоксальный иудаизм, двойственно: хотя существование их полностью не отрицается, имеется тенденция к демифологизации представлений об ангелах и к интерпретации их как символов. Тем не менее, степень веры в ангелов различается среди различных групп ортодоксов. Вера в ангелов в полном соответствии с традиционными представлениями о них сохраняется лишь среди хасидов (см. Хасидизм) и традиционалистов из среды членов восточных еврейских общин.

 ИУДАИЗМ > Теология
Версия для печати
 
* На бета-сайте...
 
Обсудить статью
 
Послать другу
 
Ваша тема
 
 


  

Автор:
  • Редакция энциклопедии
    вверх
    предыдущая статья по алфавиту Анатот английская литература следующая статья по алфавиту